Кирпич Районный Игрок Игрок





Новости:
01.06.18 С [праздником], дорогой район! Сегодня нам исполняется полгода!
Поэтому мы приготовили для вас возможность высказать все, что [за полгода накопилось]. Развлекайтесь сами и развлекайте друг друга!
Вечера продолжает [Римма Калугина], узнайте все ее тайны!

[районы-кварталы]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [районы-кварталы] » [вчерашний день] » [бетховен мёртв]


[бетховен мёртв]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://img-fotki.yandex.ru/get/6417/130462431.10/0_ae910_e3e806c4_orig.jpg
21.12.2017г
Медленно снег летит над крышами,
На всей земле - вода и лёд.
Звуки становятся неслышными.
Бетховен мёртв.

Кирпич, Сергей Немов

+1

2

- Ты че, сука, гонишь?.. - Кирпич сначала даже не понял, что там лепит Бетховен. Потому что у него не укладывалось в голове, как это так он вообще отказывается от их уговора. Это было настолько из ряда вон, что Федор едва не растерялся, услышав "сделка не состоится, прости, Федя, не в этот раз".

- Ты охуел, что ли, я не понимаю?! - второй заход был уже куда более агрессивным; когда Кирпич понимал, что что-то идет не так, как он хочет, он очень быстро начинал закипать. Нет, даже не как чайник - как ядерный реактор, который вот-вот грозился выйти из-под контроля и рвануть к херам собачьим. У Кирпича одним из главных критериев успешности - будь то людей или предприятия - были деньги, и он откровенно не понимал, как можно отказываться, когда тебе предлагают херову гору бабла. Но куда меньше он понимал и то, что договор был уже заключен, пусть еще не подписанный, но руки они пожали и назначили, собственно, дату купли-продажи этого сраного земельного участка. А тут на тебе, пожалуйста.

Бетховен был мужиком ушлым, это Кирпичу было прекрасно известно; не зря же этот тип пробился к кормушке самой администрации города. Куда там, он имел доступ и к кадастровой информации, и очень быстро ориентировался на рынке недвижимости. С ним было выгодно иметь дело, хоть он и требовал большой процент, зато обычно все было на мази. Больше всего в этом сегодняшнем отказе Федора возмущало то, что они оба уже имели друг с другом дело, и Федор покупал пару участков под свои торговые точки, собственно, с помощью Бетховена. И вот это кидалово ему совершенно не понравилось. Как не понравилась и мысль о том, что какая-то сука заплатила больше. Причем, вот так просто, нисхуя.

Нужно было, разумеется, признать, что Бетховен был не из робкого десятка, и крики с угрозами его не пугали. Вряд ли он достиг бы таких успехов, если бы обращал внимание на вопли разъяренных быков вроде Кирпича.
- Не ори, Федор, - с каким-то издевательским спокойствием прервал его чиновник и продолжил, уже с нажимом, который имел настолько приторно-слащавый оттенок, что Феде показалось, что в его горло льется густая сладкая патока, забивая дыхательные пути. - Человеку нужнее.

Значит, сто пудов предложил больше. Козел Бетховен очень любил показуху и при любом удобном случае делать вид, что все, что он творит - во благо других людей. Обожал, когда кто-то чувствовал себя перед ним в долгу, или как минимум, должен был быть благодарен за то, что тот делает. Федора это не смущало - он считал, что долг существует денежный, а остальное - просто взаимоуважение. Может быть, Бетховен решил, что Кирпич недостаточно перед ним стелется, вот и решил продать участок тому, кто активнее ботинки облизывал.

- Вот как? И кто же этот, мать его, нуждающийся? - с нескрываемым отвращением и сарказмом выплюнул Кирпич.
- А ты приходи завтра в пять, я вас познакомлю. Тебе полезно будет, Феденька.

Этим Бетховен дал понять, что разговор окончен. Кирпич же даже не слышал окончания - вышел из кабинета, саданув дверью так, что окна дрогнули. Но Бетховен вряд ли повел даже бровью - был привычен.

+5

3

Сергей заглушил двигатель, выключил музыку и ещё раз переслушал голосовое от Макса. Макс говорил быстро, как всегда, неразборчиво, отвлекался на то, чтобы поздороваться с соседями и прокомментировать их акцент: местный шотландский казался его американским ушам «ёбаным безумием», и он пародировал его в каждом звонке.
«Несбитт и Поллок» заинтересовались сделкой, назначили встречу на двенадцатое.
Макс «устал торчать в этой помойке» и хотел перенести.
К тому же, тринадцатого можно было перехватить голландцев в Чикаго.
Выкупленный участок со школой для мальчиков действительно подорожал втрое.
Макс очень, абсолютно точно, правда заебался торчать в Глазго.

Сергей задумчиво поморщился, запустил ладонь в волосы, вспомнил о причёске и сосредоточенно поправил её, сверяясь с зеркалом заднего вида. Выбрался из салона, одёрнул воротник пальто и поморщился снова, от морозного, химического, пропахшего штрафами за нарушение СанПиН воздуха.
Откуда-то издалека раздалось захлёбывающееся, еле слышное «ну уж нет». И, следом, более уверенное: «ебать».
Лаяли собаки.
Сергей прошёл через ворота, мимо пустой будки, перепрыгнул замёрзшую маслянистую лужу, растёкшуюся до самых распахнутых настежь дверей, и переступил низкий, покатый порог.
В помещении было душно, темно и холодно. Под ногами хрустели обломки цемента и опилок. Кое-где блестела металлическая стружка.
- Леонид Михайлович?
Эхо ухнуло у стен и на них же осело. На секунду Сергею показалось, что он заметил движение далеко впереди. После этого склад окончательно затих.
Сергей посмотрел на часы: 17-01. Бетховен опаздывал.

+6

4

Такие районы, как ни крути, непригодны для жизни. Разве что, если появится инфраструктура, порядок, контроль какой-то. А она не появляется, ни через пять лет, ни через двадцать пять. Эти места словно обречены рубить все проекты на корню; здесь не зря по классике пустуют какие-нибудь недострои или гниют заброшки.
Идеальное место для теневого бизнеса, который даже уже близок к грязному.
И игры вокруг этого тоже велись грязные.
Федору не особенно понравилось, что нужно было снова тащиться прямо сюда в такую погоду, когда все размывает под ногами, в конце-концов, он уже видел этот участок, и не обломался бы в офисе подписать нужные бумаги. Но так как Бетховен имел обыкновение устраивать пафосные спектакли, чтобы обязательно кто-то остался доволен, а кто-то ушел несолоно хлебавши - это было на него похоже.
Но, тем не менее, его тут не было. И это было довольно странно, потому что, несмотря на свою выпячиваемую важность, Бетховен не нарушал ни сроков, ни времени встреч, а то и приходил чуть раньше, с удовольствием заставляя чувствовать людей, пришедших пусть и вовремя, но позже него, неудобно.
Федор прошел вглубь, к техническому заброшенному зданию и прислушался. Ему показалось, что где-то что-то упало. Странные звуки, то ли шарканье, то ли шаги.
А потом тишина..
А потом кто-то окликнул Бетховена где-то с другой стороны, и Федя, чертыхнувшись, вышел снова, обходя здание с другой стороны. Он чуть не промочил ноги, попадая в какую-тот плохо застывшую лужу, но, наконец, увидел через большой дверной проем фигуру впереди. Она ему отдаленно показалась знакомой, но мужчина стоял уже в здании, полубоком, практически спиной, поэтому Кирпич просто окликнул его:
- Эй! Ты кто?
Почему-то внутри неприятно царапнуло. Вполне вероятно было то, что это тот, второй желающий покупать участок. Что ж, еще есть время разобраться.
Он вступил в сырую темноту грязного промышленного помещения снова и спокойно подошел к нему.
- Где Леонид Михайлович?
Очевидно же, что он должен был быть где-то здесь, раз его окликнули.

+5

5

Из-за спины донеслось звучное «Ты кто?», и Сергей, осматривающий здешние русты уже в четвёртый раз, резко обернулся. Сощурился. Ничего не ответил, но отступил назад. Чтобы совсем сырые опилки не липли к туфлям: прямо над ними крыша протекала.
Глаза различили коренастую фигуру, декорированную добротным ансамблем в стиле девяностых. И такую же, из девяностых, физиономию.
Точно не Бетховен.
- Вы что здесь делаете?
Сергей снова посмотрел на циферблат. И на лицо напротив. Будто бы сверял, совпадают ли. Потянулся за смартфоном, в карман пальто. Сверху, прямо на голову, скатилась череда грязных снежных капель.
Сергей аккуратно провёл ладонью по волосам, шагнул в сторону, споткнулся, машинально перепрыгнул неожиданную преграду, чудом удержался на ногах.
А вот смартфон – не удержал. Уронил. Прямо в лужу крови.
- А… - Сергей то ли констатировал, то ли удивился. Окинул распластавшееся у ног тело взглядом.
Точно – Бетховен.
Серое пальто, серый пиджак, серые туфли. И носки с галстуком тоже серые. И волосы. А дыра в черепе – тёмно-красная.
Сергей посмотрел на второго живого в помещении, коротко, удивлённо. Потом расстроенно цокнул, поморщился, дотянулся до платка из нагрудного кармана пиджака, сел на корточки и поднял смартфон. Кровь на корпусе была вязкой, с едким, плотным запахом. Кое-где налипла поблёскивающая колючая стружка. На экране осталась продольная царапина.
Сергей завернул гаджет в ткань, по его лицу тенью пробежало раздражение: теперь придётся ехать за новым.
И разбираться, с этим.
Требовалось начать. Он убрал свёрток в карман и уставился на человека напротив, внимательно. Кивнул на Бетховена. Произнёс с интонацией, больше подходящей для обсуждения погоды или заказа в МакДоналдсе:
- Какой ужас. Бедный Леонид Михайлович.

+6

6

- Это ты что тут делаешь? - моментально парировал Кирпич, раньше, чем успел сообразить, что это тот самый "нуждающийся" - вероятнее всего - с которым он должен был встретиться по настоянию Бетховена. Тщедушный мудила. Серенький, какой-то бледный. При этом, даже на первый взгляд, хорошие шмотки. Впрочем, должны же у него были быть деньги на участок.

Вот только проблема сейчас была совершенно не в этом.

Кирпич невольно проследил взглядом за упавшим телефоном. Какие-то несколько мгновений он пялился на него остекленевшим взглядом и успел поймать мысль, что лужа какая-то неестественно-вязкая, темная. Масло, что ли...

Блядь.

- Блядь! - озвучил он уже вслух. Глаза было оторвать от трупа сложно.

Не то, чтобы он никогда не видел в своей жизни мертвых людей. Даже убитых людей. О нет, Федору Скоморохову пришлось повидать немало на своем пути - служил он в Чечне, а там все было даже близко не похоже на сахар. Вот только... Современный мир даже после возвращения на гражданку, даже после крутых разборок до дветысячи шестого года - примерно - все равно давали ощущение мирного существования. И труп здесь был все равно как гром среди ясного неба, даже если все - все - были в курсе, что по переулкам ходят маньяки, нарики убивают за дозу прямо в подъездах, гопники избивают до крови... Всего не перечесть.

И тем не менее.

Федя смотрел на темно-багровую дыру в черепе и думал еще, что иногда это очень похоже на сраный кетчуп или варенье, которое бывало использовано в дешевых фильмах. Вот только сильный металлический, и даже гнилостный запах уже бил по рецепторам. Гнилой был мужик Бетховен, внутри и снаружи.

- Убираться надо отсюда, - хрипло выдохнул Федор, словно очнувшись, и перевел все такой же пустующий взгляд на собеседника. Надо же, какая ирония. Он бы сразу подумал на него, если бы не видел, как тот точно так же пялится на труп, как баран на новые ворота. Это был бы слишком хитрый ход, включая телефон - ни за что бы он не стал оставлять лишних следов, да и смыться было полно времени.

Но мужик был странный, этого не отнимешь. Может быть, шок?

- Нихрена он не бедный, - вдруг взвился Федор, совсем оправившись от первого потрясения, - сука поганая, мало того, что кинул нас, так еще и подставил своей же гребаной смертью! Пошли отсюда, живо! Потом разберемся, по пути.

+2


Вы здесь » [районы-кварталы] » [вчерашний день] » [бетховен мёртв]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC