Кирпич Районный Игрок Игрок





Новости:
01.06.18 С [праздником], дорогой район! Сегодня нам исполняется полгода!
Поэтому мы приготовили для вас возможность высказать все, что [за полгода накопилось]. Развлекайтесь сами и развлекайте друг друга!
Вечера продолжает [Римма Калугина], узнайте все ее тайны!

[районы-кварталы]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [районы-кварталы] » [вчерашний день] » [назвав едкий акрил леденцом]


[назвав едкий акрил леденцом]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s8.uploads.ru/KbqJk.png
26 августа 2017 года: безлимитный Господь сегодня подарит мне чуточку трафика.
Саша Чех, Лёха Благозвонов

+1

2

Чехов носит толстовки и широкие куртки даже в жару.
Во-первых, так он кажется шире, чем есть на самом деле. Это как с пушистыми кошами, если их намочить, здоровенный кошак внезапно превращается в тощую, как велосипед, тварину. Весьма злобную и мокрую. Во-вторых, длинные рукава и капюшоны удачно закрывают синяки и ссадины, так что Чех в состоянии взаимодействовать с людьми без этих вот взглядов. Они бывают двух видов: "фу, не подходи" и "ути, бедняжечка". Сложно сказать, какие хуевее, обе категории отвратительные. В-третьих, в мешковатых шмотках легко спрятать движения рук. Это важно. Ну, если ты щипач, а Сашка именно он и есть.
Чехов пиздил все, что плохо лежит, сколько себя помнит. Его можно было бы посчитать клептоманом, если бы он получал от этого хоть какое-то удовольствие. Нихуя подобного. Пиздит просто потому, что может. Потому, что нехуй еблом щелкать. Потому, что идите нахуй, вот почему. Тут можно было бы свалить вину на детдом, дескать, плохо воспитали, черти, вырастили из ребенка гопоту, но, откровенно говоря, детдом тут не при чем. Воспитатели, как могли, растили из Сашки человека, но он вырос уебком не благодаря, а вопреки всем их стараниям. Это что-то другое, это на уровне какого-то дефекта в башке. Наверное, у Чеха хуевая генетика или типа того. Ну там... Мама не хотела, папа не старался, а по итогу имеем, что имеем.
Чехов тот самый уникальный случай в практике своих воспитателей, когда "лучше бы, блядь, спился уже к хуям". Он их не осуждает, они правы так то. Просто Чех не особо любитель алкашки. У него с неё рвет башню. Не в прикольном смысле.
Сашка втиснулся в автобус, шагая в толпе рвущихся на работу сограждан мелкими шажками, как пингвинчик в толпе таких же пингвинчиков. Чехов парадоксально любит давку. Во-первых, так удобнее работать по карманам, а во-вторых, ему просто нравится это чувство угрюмого мрачного единения утренней невыспавшейся толпы. В таких толпах люди умирают от сердечных приступов и никто им не помогает, в них любая паника ведет к трагедии, и абсолютно всем абсолютно на всех насрать. Охуенно.
Чех уцепился за поручень и замер, лениво прислоняясь лбом к холодной металлической трубе поручня через капюшон. Максимальная незаметность, никакого зрительного контакта. Зато дохуя контакта тактильного с содержимым чужих сумок и карманов. Мало кто носит бабло в карманах курток, но боже, блядь, храни баб, носящих айфончики в задних карманах джинсов. Они все думают, что палюбас почувствуют прикосновение к своей жопе.
Малыш, Чехов тебе штаны снять может до колен, ты почуешь только когда тебе присунут.
Айфончик с массивной металлизированной блямбой в виде головы то ли льва, то ли тигра на чехле мелькнул в руке Сашки и благополучно отправился в карман толстовки. Где вы, блядь, берете эти ебнутые чехлы? Вам их что ли турки дарят за "Натаща, пойдем со мной хамам", или вы все цыгане поголовно?
Классненько. А теперь пробиться к выходу и съебать подальше на первой же остановке. Чехов просочился к дверям и выпрыгнул из автобуса, едва те разъехались в стороны.

+2

3

Ночью снова прижало до холодного пота по вискам, глухой злобы и разгвазданного об стену цветочного горшка, оставившего на обоях грязный след. Конечно, Лёха сгонял в ближайший покосившийся ларос за пивом. И не раз. Конечно, слегка развезло. Конечно, закинулся с утра своим дерьмом, чтобы попустило. Конечно, с опухшей рожей и подёрнутыми красным белками усталых глаз с темнеющими вмятинами под ними его вышвырнули с репетиции взашей. Один день на реабилитацию, но чтобы в последний раз и потом с отскакивающим от зубов текстом - как обычно. Лёша чувствовал бы себя полнейшим мусором и с щенячьей радостью впрыгнул бы в любую горящую мусорку, если бы после анксиолитиков его так не размазывало по нездорово смягчившимся очертаниям этого уродливого города. Словно все внутренности и все ощущения наглухо забили досками. Он не ощущал ничего, кроме едва-едва проклёвывающейся сквозь задворки сознания грусти. Но мысли на ней не задерживались.
Поэтому, широко зевая на остановке, Лёшка вполне себе дышал полной грудью, следя за трепыхающимися от тёплого летнего ветра листьями тополей. Хотелось только спать. Когда его покоцанный автобус раздвинул пасть дверей, ещё почти полупустой, но уже достаточно душный, Лёха плевал на правила и сочувствие беременным женщинам, пожилым людям и пассажирам с детьми - он тут же шлёпнулся на ободранное местами свободное сидение. По телу разлилась приятная нега, и он, широко разведя колени в чёрных спортивках (дебильный выбор в конце августа, но профессиональное положение обязывало), хотел скорее упасть лицом в жёсткие подушки и забыться на время. Через пару остановок салон нормально так подзабился, кто-то даже настойчиво касался его плеча своим локтем. Лёша лениво оторвал взгляд от проползающих мимо однотипных улочек и перевёл на раздражитель. Чрезвычайно пышная женщина сорока пяти лет с полными пакетами из "Пятёрочки" обещала сожрать его взглядом и не только, если это место сейчас же не освободится под её габаритную пятую точку. Но Лёха-то не из пугливых. И тем более, не из стыдливых. Обдав её стандартным презрительным взглядом, он даже не стал отворачиваться до конца, равнодушно исследуя прибитых друг к другу волей случая пассажиров. Глубокое декольте ядерно-розовой футболки со стразами едва ли могло оставить кого-то равнодушным, то, что находилось выше - да: ярко намалёванные узкие губки и широкие чёрные брови не слишком увлекали. Фигура - другое дело. Лёша бесстыдно скользнул взглядом ниже, по подтянутому животу, по аккуратной талии, по округлым бёдрам... чьей-то руке на их уровне. Позади его предмета пятиминутного увлечения стоял какой-то шкет, явно запутавшийся в прогнозе погоды. Подозрительный, как, в принципе, и большая часть населения этой дыры. Ничего особенного. Глаза из праздного интереса вернулись к соблазнительно покачивающимся при торможении автобуса бёдрам. И рука двигалась вместе с ними. Потом в ней блеснул вычурный чехол. Айфон. Вряд ли у этого мрачноватого пацана был такой изысканный вкус. Лёша глянул в лицо девушки, но та всё так же отстранённо блуждала глазами по автобусу. Их взгляды столкнулись. Лёха улыбнулся обкраденной мадаме. Дурочка. А вот шкет - ловкач. Он и сам уже битую неделю обмусоливал идею о лёгком и нелегальном заработке, лучше - с флёром опасности. Этого не хватало в жизни. Было слишком скучно, слишком тошно. Да только Лёшка толком не умел ничего в этом плане, а откуда начать - не знал. Гениальная идея ударила по затылку молотком вместе с замершим автобусом и шипением открывающихся дверей. Надо прижать этого мутного и не слишком, казалось, опасного чела. В конце концов, с чего-то начинать надо.
Лёша вскочил со своего места, слегка покачнувшись, потому что расслабленное и усталое тело слушалось не слишком хорошо. Времени выскочить в обрез. Пацан уже протолкнулся через последнего дедка, уже ступил на асфальт. Лёха слышал собственный участившийся пульс. Он толкнул злобную женщину локтем, отомстив за всю поездку и услышав в свой адрес пару ласковых. Да насрать на неё.  Лёшка ринулся к другой, задней двери, до которой ему было проще. Он спотыкался о чужие ноги, наступил кому-то на белый кед, но всё же удержал начавшиеся закрываться двери своими руками и, хрипнув от усилия, всё же выплюнулся на улицу. Лицо приятно обдало ласковым тёплым ветром. Хотелось расслабиться, и он хмурил брови, усиленно сопротивляясь этому желанию своего сознания и тела. Нужная спина спешно удалялась в тень дворов. Лёша боялся потерять, но мимо мирно шуршали люди, и он не хотел срываться на бег сразу. Длинные ноги понесли его следом. Широкими торопливыми шагами он кое-как сократил дистанцию, влетел за дом и замер в досаде. Несколько дорог, все - пустые. Он судорожно прочесал взглядом двор. Кусок рукава скрылся за левой пятиэтажкой. Лёха тут же стартанул с места. В кроссовках удобно, а вот после двух часов сна и транквилизаторов в крови - не очень. Несмотря на некоторую физическую подготовленность, он начал задыхаться довольно скоро, но сил на это дело было брошено слишком много, чтобы, завернув с заносом за очередной дом и увидев тёмную куртку в нескольких метрах, сдаться.
- Э, слыш! - хрипло после нескольких часов молчания крикнул Лёшка, переходя с бега на быстрый шаг, - Обожди, чел! Реально, надо поговорить - пиздец, послушай, - максимально дружелюбно старался дополнить он, но из-за усталости и сбившегося дыхания выходило дерьмово. Он был близко, так близко, что, выкинув руку и подавшись корпусом вперёд, успел мазнуть пальцами по чужому плечу.

+1

4

Айфончики то еще говно в плане продажи. Ну, знаете, все эти удаленные блокировки и прочее говно, придуманное хитрожопыми америкашками исключительно для того, чтобы портить жизнь честным ворам, но умельцы давно научились их скидывать и перепрошивать, давая основательно всоснуть всем этим вашим высоким технологиям и защите от кражи. Чехов в этом нихуя не смыслит, его технических навыков едва хватает, чтобы такого рода девайсину хотя бы включить. Другое дело приебашить магнитик к счетчику электричества, чтобы не крутило... Короче, высокие технологии в жизни Чехова существуют исключительно для того, чтобы их пиздить и выгодно продавать. Себе оставлять он как-то и не думал, ему хватает того, что его телефон звонит и иногда немного пишет. Сашкиному старенькому "самсунгу" с разбитым в хлам экраном, на котором более-менее читабелен только нижний левый угол (смс до половины, зато контакты по первым четырем буквам находятся норм), уже столько лет, что, кажется, скоро он уже должен осознать себя настоящим мальчиком и пойти в школу. Или поднять восстание машин нахуй. И Чехова ебнуть первым за всю хуйню.
Короче, айфончик с золотым львом на крышке (пиздец у людей замашки, в автобусах то рассекая) поедет на рынок к веселому хачу Маратику, который снова сделает из кирпича, в который мобила превратится, едва хозяйка заметит пропажу и доберется до компьютера (как ебаная карета в ебаной Золушке, честное слово), полезный не только в качестве подпорки для табурета девайс. Собственно, дальнейшая судьба айфончика Сашке до звезды, он получит свои наличные из маленький волосатых ручонок Маратика и попрется кутить в ближайшую шаурмячную. Ух! Двойная в лаваше и холодная балтика. Мамкин миллионер. Чехов знает толк в красивой жизни, чо там ни говорите.
Нечестно заработанная шаурма по вкусу ничем не отличается от честно заработанной, если чо.
Чехов вывалился из автобуса и бодро потопал от остановки глубже во дворы. Затеряться, прогуляться, купить по пути сигарет на подрезанную по карманам мелочь, срезать путь до рынка. Некоторые отработанные мобилки хранят какое-то время, а потом только сливают, но это бессмысленно. Их надо сбрасывать сразу же, хранить толку никакого нет. Быстрее скинул, быстрее не при делах. Это ж улика фактически. А то потом удивляются, когда вламываются маски-шоу и находят полную хату телефонов, как в ебаном салоне связи. Дебилы, блядь. Магнаты мобилковые, еб машу мать.
Чех плотнее надвинул капюшон - внезапно выглянувшее солнце довольно неприятно резало воспаленные красные, как у кролика, глаза, добавляя к и так имеющемуся ощущению песка под веками еще и иглой втыкающуюся прямо в мозг ноющую боль - не доставая рук из карманов вдавил ногтем кнопку на айфоне, вырубая девайс к чертовой матери и вслепую сколупывая с него кофр. Скажи маме пока-пока, малыш, больше вы не увидитесь. Дальше тебя ждут жирные от беляшей пальцы Маратика, забвение и новая жизнь. Может быть, даже в таком же точно заднем кармане джинсов местной шалавы, которая на новый айфон еще не насосала и вряд ли насосет, а вот на бэушный Маратиковский ей кто-нибудь из ебарей таки разорится.
Честно говоря, Чехов не уверен, что только что тиснул мобилу у первой хозяйки, ей он мог достаться таким же точно бэушным с того же самого рынка, Сашка мог этот самый айфон пиздить уже раз третий и отдавать на перепродажу в один и тот же ларек. Вот было бы угарно! Круговорот айфонов на районе.
Чех усмехнулся на секунду притормаживая у урны и кидая в недра по традиции  слегка дымящейся от чьего-то хабца мусорки чехол. Блядь, он еще и леопардовый. Леопардовый, сука, чехол со львом. Эта баба что, в зоопарке работает? Чехов её однозначно спас, с этой поеботой её б рано или поздно сороки унесли.
Шаги за спиной Сашка услышал еще в первом дворе, но дальше, когда стало тише и безлюднее, стало понятнее, что это нихуя не просто кому-то по пути. Чехов слишком ебнуто петляет, чтобы кто-то шел по такой же траектории. Оглядываться не стал - палево, отражения в стеклах стоящих во дворе машин обрисовали нерадужную картину какого-то кента, уверенно шурующего следом.
Охуенно.
Чех судорожно прокрутил в голове свои последние пару суток, силясь сообразить, где и кому он мог успеть насрать в кашку, и какие в связи с этим могли приняться в его адрес меры. Как назло, никаких особых косяков не вспомнил, хотя бы потому, что последние три дня был малоадекватен, угорая на чьей-то хате. Ни повода кутежа, ни имен участников он особо не знал, но когда ж ему было не поебать на такие мелочи? Там кормили, наливали, наедали и водилась относительно свежая пиздятина, так что Сашка даже на улицу дальше балконе не выходил.
Или у кого-то долгая память, или что-то Чех упустил.
Не из-за айфона же. Подняли бы крик, ментов позвали, но ебашить следом - это хуйня какая-то. Чехов чуть ускорился, просто чтобы в последний раз проверить, что прут целенаправленно за ним. Ну да, прет, сука такая, след в след. Несется почти.
Блядь!
О, вы слышали? Ему поговорить. Ну пиздец теперь. Знаем мы таких разговорщиков, ага. После таких вот разговоров находят трупы под забором.
С другой стороны, он один. Это странно. В смысле, все ж знают, что Чеха в одиночку ловить - как блоху на алабае. Усвистит, только моргни.
Хуета какая-то, короче.
Сашка рванул вперед, как припизженный, уходя от чужой руки, скакнул в сторону, повернулся вполоборота к преследователю и по-птичьи склонил голову набок, настороженно замирая. Тихо, на грани слышимости щелкнуло лезвие выкидного ножа где-то в недрах слишком длинного (эта толстовка рассчитана на кого-то гораздо крупнее Чеха) рукава.
Один это даже как-то обидно, честное слово.
- Не ори. Хули надо?

+1

5

Незнакомый хрен дёрнулся и тут же оторвался на расстояние в пару кистей. Лёша немного заторможенно начал опускать руку, но, переключив всё внимание на чужие телодвиженияе, оставил её согнутой в локте, будто готовой к новому выпаду. Реакция у воришки была, кажется, уже на уровне рефлексов - значит, давно промышляет. К тому же, он больше не дёргался и даже не нервничал, как пойманный за руку школьник - ещё плюс. Лёша с каждой секундой медлительного исследования взглядом незнакомца лишь больше убеждался в правильности своего выбора. Шкет, конечно, выглядел абсолютно зачуханным в шмотках, в которых ему было впору утонуть. Потрёпанная толстовка, такие же кроссы. Не от хорошей жизни же красть. Но чужие мотивы Лёху мало волновали. Шаря глазами по чужой физиономии, на которой то там, то здесь виднелись заживающие, желтеющие синяки и белели старые полосы царапин, он был доволен такому подарку судьбы. Наткнувшись на острый взгляд внимательных небольших глаз, Лёшка, наконец, осознал всю абсурдность сложившейся ситуации. Он привык, что всё в этой жизни летит к его ногам, хотя после года жизни в Энске выяснилось, что это, оказывается, нихрена не так, однако привычка - штука сильная. И теперь он, покрупнее и повыше шкета, хмурился, бессмысленно паля на него. То, что Лёха хотел сказать поначалу, теперь звучало в голове совершенно отъехавшим бредом. С ворами, конечно, общаться он не умел. Будто зашёл в клетку к волчонку, собираясь ловить голыми руками и забывая о его зубах. Он не думал о самозащите. В его тормознутую на почве транков голову мысли о том, что кто-то может его пырнуть, даже не долетали. Он ведь не какой-то отброс, а практически законопослушный гражданин даже не среднего класса. К тому же, крупнее. Решив, что это панацея от всего и его спасение, Лёшка сделал пару расслабленных шагов по направлению к своей цели.
- Хуль резкий такой? - вполне миролюбиво задал вопрос Лёха в попытке выровнять тон явно не завязавшейся беседы. Он пихнул руки в карманы спортивок и приподнял упрямый подбородок. - Видел, - бросил он, чтобы тупо прервать тишину. Во дворе не было ни души, кроме них двоих. Видимо, все задыхались в транспорте по пути на работу или уже потели на своей мещанской работке. А они вдвоём - нет, и это было прекрасно. Раз графики совпадали, то они точно могли сработаться. Эта мысль слегка заглушила неодобрительное ворчание внутреннего голоса по поводу собиравшейся вылететь в тишину двора фразы. Лёха нервно прочистил горло. - Как ты круто стырил мобилу, - на одном дыхании выдал он, и угол его крупного рта дёрнулся в подтверждение положительной реакции на проделанное воришкой. Звучал он абсолютно дебильно. Надо было менять тактику. - Короче, никогда большего не хотел, чем мобос или чо там ещё попадается? - Лёша неотрывно смотрел на чужое лицо, стараясь уловить какие-либо отблески реакции. - Ты хорошо знаешь своё дело, но чот мне кажется, что твои скиллы на этом не кончаются, - он старался говорить максимально доверительно и неподозрительно для левого чувака с улицы, докопавшегося до карманника. Нельзя было потерять такой кадр, который не только профессионально обшаривал чужие карманы, но ещё и всё-таки остановился, когда позвали. Не ссылко и умелец. Лёхе нужен был такой человек. Настолько, что он готов был выложить результат своих ночных раздумий по поводу сколачивания состояния на неправомерных действиях. Он опустил подбородок, чуть наклоняясь и вытягиваясь по направлению к отскочившему парнише. - Тут дохера ларьков, которые всякие жамшуты закрывают на ночь. Но ты же можешь сломать замок? - его план насчёт ночных вылазок не был закончен и идеален, но Лёшка надеялся, что его мысль уловят и поймут. Он совсем расслабился, пока пытался подогнать слова под свои, кажущиеся гениальными, соображения. У него, конечно, были ещё некоторые мысли и идеи, но они были достаточно аморальны, а потому Лёха пока решил попридержать коней, с нескрываемым интересом вглядываясь в чужие глаза.

+1

6

Когда-то в сопливом щенячестве еще в детдоме Чехову старшие ставили удар. Ну как... Пытались. В основном, это выглядело как коллективное опиздюливание младшего, но Сашке говорили, что это все ради его блага, ясен хуй. С другой стороны, надо отдать должное пацанам, они не просто лупили, а давали советы. Как лучше закрыться, когда лучше перейти в атаку, а когда защищаться и драпать. В случае Чехова, в большинстве случаев, надо было драпать. Не, в целом, удар он держал будь здоров, да и опиздюлить в ответ тоже мог, но пиздиться просто ради того, чтобы пиздиться могут себе позволить только здоровые и совсем отбитые на голову. Махач устраивают братки и бойцы, вор взял свое и слинял. В этом Чех хорош, пролезет хоть куда, как херов котяра, и слиняет со скоростью тушкана.
Когда Чехову впервые попал в руки нож, детдомовская братва загудела. С пером Сашка был уже серьезной угрозой, поскольку метил и бил по артериям, ни разу не гнушаясь засадить до рукоятки, что в шею, что в пах. Это вы тут хуями меряетесь, а у некоторых это вопрос выживания. Запрещенных приемов у настоящей драки нет, что бы там ни пиздели особо чоткие поцы, бить по яйцам, кусать за лицо и ебашить ногами упавшего можно. Из-за всего этого Чех считается сомнительным типом, он временами делает и живет не по понятиям, но ему хуй за это предьявишь, он пиздит, как дышит, а на горячем так просто не поймаешь. Ну и нахуя ссориться с тем, кто может подогнать травы и магнитолку?
Жадность всегда сильнее понятий, как показывает практика.
- Ты попутал? - с ножом Чехову спокойнее, он готов залупиться и на противника покрупнее себя, нихуя хорошего от кекса, который за тобой пилит через два двора, ожидать не приходится, вряд ли он Чехова решил с днем независимости Абхазии внезапно поздравить, - Чо видел?
Сашка подобрался. Разговор начал неожиданно уходить в какое-то странное русло. В смысле, ну видел он, как Чех мобилу тиснул, дальше то че? Ментовоз вызывать никто явно не собирается, хозяйку яблофона звать тоже. Что остается? Мордобой за отжатый телефон что ли? Это типа как гиены отбивают добычу у льва? Одна неебическая гиена и малохольный такой лев.
- Из сумки или кармана крупнее ничего в толпе не взять. Заметят.
Серьезно, ебнутый разговор какой-то. Чехов непонимающе сощурился, шмыгнул носом, утер верхнюю губу краем рукава свободной руки. Мутный чел. Как есть мутный.
- Хуль тебе знать про мои скиллы? Могу еще пизды тебе ввалить. Сойдет такой скилл?
На самом деле, драться Чеху вообще не в жилу, он не выебываться он не умеет. Отсюда, собственно, большинство его жизненных проблем. И рожа цвета несвежего леопарда. Но происходящее все сильнее отдает какой-то шизой, так что Сашка реагирует, как умеет. А умеет он в агрессию и бегство. Бежать он перестал, так что...
- Сломать нет. Вскрыть могу, - Чехов усмехнулся, пожимая плечами, - Только пиздить там разве что товар, бабло вечером вывозят. А ты где товар беспалева сбывать собрался? Появишься с ним на рынке где-нибудь, за эти ларьки какой-нибудь Вазген тебя на кебаб пустит. Че ты думаешь, просто так ларьки стоят? У этих ларьков крыша есть. На хачей залупаться опасно, они отбитые. Завалят и нихуя им не будет. Твоя моя не панимай, а менты за пять арбузов и по букетику цветов своим бабам не заметят у Ашотика в багажнике тэтэшку, из которой он шмалял.
Сашка фыркнул, снова щелкнул лезвием, складывая его, но нож убирать не стал. Парень припизжен, но, вроде, не агрессивен. Чо, можно и побазарить. А то и правда вскроет ларек, а потом кого черножопые искать будут? Вора. А кто вор на районе? Чех. Если не сам пиздил, то может знать, кто.

+1


Вы здесь » [районы-кварталы] » [вчерашний день] » [назвав едкий акрил леденцом]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC