Кирпич Районный Игрок Игрок





Новости:
01.06.18 С [праздником], дорогой район! Сегодня нам исполняется полгода!
Поэтому мы приготовили для вас возможность высказать все, что [за полгода накопилось]. Развлекайтесь сами и развлекайте друг друга!
Вечера продолжает [Римма Калугина], узнайте все ее тайны!

[районы-кварталы]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [районы-кварталы] » [сегодняшний день] » [а я прошу перемирия]


[а я прошу перемирия]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://alko-planeta.ru/wp-content/uploads/2017/02/632.jpg
конец марта 2018 года
От судьбы не уйдешь, но можно долго бегать.
Шесть лет спустя.

Яна и Олег Ольховские

+2

2

  — Ольховская, стоять! — Главгад, то есть, извините, старший врач подстанции Гадинов Сергей Викторович, рявкнул так, что на другом конце коридора Яна подпрыгнула и едва не сшибла плечом стену, неудачно закладывая вираж. — Ты осмотр допрошла?
  — Угу, — женщина растерянно кивнула, не слишком соображая, что именно ее спросили. Шли вторые дежурные сутки. Вернее, полусутки после суток, но и их нужно пережить. А еще только одиннадцать утра. Главгад посмотрел на нее чрезвычайно подозрительно, и женщина решила добавить для убедительности. — Вчера.
 – Да ну? — подозрительности во взгляде Сергея Петровича нисколько не убавилось. — Я что-то штампа гинеколога не наблюдаю.
  – Да потому что проще застрелиться, чем туда попасть, чтоб я так работала, как наша гребаная консультация! — Яне вообще не хотелось туда идти. Было бы желание — ну, исхитрилась бы как-нибудь, а так — сознательно дотянула до последнего дня медосмотра. Последнего же, кажется? Ну, судя по роже Главгада, да. Может, к Ерашову сразу сходить? Отмажет. Или нет… — Давайте, может, я вам покажу? Там, натурально, все как у всех.
Гадинов набрал в легкие побольше воздуха и пошел красными пятнами по лицу. Яне даже совестно стало. Не виноват же он, в самом деле, в том, что у нее не сложились отношения с местной гинекологией.
 – Ольховская!!! Так, Ольховская… Сегодня последний день. С завтрашнего дня отстраню от работы к чертовой матери, без сохранения зарплаты! Ты меня знаешь, я не шучу.
 – У меня полусутки до восьми, — она пожала плечами. Главгада, конечно, знали все, он мог. Но что теперь, застрелиться что ли?  — Кто меня отпустит, вы?
– Ну, можешь уйти на час раньше. Ты же врач, договорись с кем-нибудь. Чтобы утром документы лежали у меня на столе! — с этими словами старший врач подстанции, понемногу бледнея пятнами, торжественно удалился. Даже если он и слышал тихое, но отчетливое «Упырь!», брошенное в его сторону, то счет за лучшее не реагировать.
 
Потом бригаде дали вызов. Ну как — бригаде… Яна вторую неделю работала в одного, за нехваткой кадров Когана поставили как самостоятельную единицу, обозвав фельдшерской бригадой. Периодически он строчил ей панические СМС разнообразного содержания. Она посмеивалась, перезванивала, выдавала инструкции и мысленно умоляла не накосячить фатально. Ладно… не худший он фельдшер, уж в конце концов.
В общем, бригаде дали вызов. Сгибаясь под тяжестью чемодана, Ольховская загрузилась в машину и покатилась. И каталась так до шести вечера без заезда. Коварная мартовская погода косила сограждан штабелями: гололед, мороз и промозглая сырость вперемежку, пронизывающий ветер, перепады давления, весенние обострения, хотя какая к черту весна, сугробы еще по колено.
В шесть вечера она вернулась на подстанцию, встретила на крыльце Главгада, мирно уходящего домой, и вспомнила, что так и не решила свою проблему. Очень хотелось на всё забить и посмотреть, что из этого получится, но чуйка подсказывала, что Гадинова лучше не злить. Пришлось вызвонить нескольких знакомых и убедиться, что нигде, кроме «Гиппократа» ее ни сегодня вечером, ни завтра утром принять уже не смогут. В «Гиппократе» тоже не то чтобы очень, но можно приехать полвосьмого и подождать, не прозевает ли свое время кто-нибудь из записанных на последние полчаса пациентов. Консультация с осмотром стоила, если что, две тысячи без копеек.  Полторы, если с хорошей скидкой, оторванной от сердца.
Денег пришлось занять у Вадимыча до когда-нибудь.

В семь двадцать пять Яна была в "Гиппократе", в котором не была вот уже, получается, шесть лет. Практически ровно. Можно было бы как-то порефлексировать по этому поводу, но было решительно некогда: девушка за стойкой регистратуры, увидев ее, сделала большие глаза и замахала руками.
— Яна Николаевна! Яна Николаевна, ну все расходятся уже, ну что же вы! Пойдемте, пойдемте скорее, вы сейчас приметесь, а я вас пока оформлю, как положено! Один наш доктор согласился вас принять, но... как бы вам сказать...
Она повесила пальто на вешалку в холле, положила на стойку рядом с компьютером регистратора паспорт и две купюры, нерешительно огляделась. В душу запоздало закрались сомнения напополам с опасениями. Ну, сходила бы она завтра в женскую консультацию, ну, не уволил бы ее Главгад за полдня, без ведома Ерашова тем более. И деньги были бы целы, и...
Но девочка-регистратор уже буквально тащила ее за руку к кабинету, по пути щебеча что-то о том, что их пациентке сказочно, просто сказочно повезло, и это же прямо судьба, у них с врачом даже фамилия одна, а ведь красивая фамилия, редкая! Со словами о фамилии Ольховскую как раз втолкнули в кабинет. Выглядела она после полутора рабочих суток и беготни до "Гиппократа" встрепанным воробьем. Чувствовала себя примерно так же.
— О Господи... — прислонившись спиной к двери, пробормотала Яна вместо приветствия. Откровенно говоря, сейчас ей было всё равно, как именно закончится этот день, только бы поскорее.

+2

3

- Олег Михайлович, как хорошо, что вы ещё здесь! – с этими словами в кабинет Ольховского ввалилась запыхавшаяся Людочка, - Там женщина пришла на осмотр, вы примете?
Стрелки на часах показывали половину восьмого. Как и положено хорошему руководителю, Олег часто покидал Гиппократ позже своих сотрудников. Особенно после того, как было принято решение продлить рабочий день до восьми, рассчитывая последний час по двойному тарифу. 
Судя по сбившемуся дыханию Людочки, ею двигал либо личный интерес, либо не в меру альтруистические порывы. 
- По двойному тарифу, - скучающе напомнил ей Ольховский. Кем бы ни приходилась сердобольной медсестре эта дама, ей не удастся сэкономить на его времени.
- Хорошо, Олег Михайлович, - заверила его Людочка, и вскоре торопливое цоканье её каблучков стихло за дверью.
День выдался на редкость спокойным и скучным – услугами лучшего в городе гинеколога женщины явно решили пренебречь. В ожидании Олег покручивался на стуле, думая о том, в какую кафешку поедет после того, как примет свою последнюю на сегодня пациентку.
И тут в кабинет вошла она.
Олег уставился на женщину, чья нога не переступала порог его кабинета вот уже шесть долгих лет, и медленно расплылся в улыбке.
Господом его ещё не называли.
- Вижу, ты тоже рада меня видеть, - констатировал Олег, угрожающе излучая гостеприимство, - Проходи, раз пришла. Тебе очень повезло – я сегодня ни-ку-да не спешу!
Осчастливив бывшую жену этой новостью, Ольховский забрал у неё бумаги и медкнижку и приступил к унижению.
- Жалобы есть? Когда в последний раз была менструация? Аборты, выкидыши, беременности, о которых я не знаю?
Он хотел спросить и про половую жизнь, но удержался, решив, что ничего не хочет знать об этом.
- В чем дело? Я думал ты уже разделась, - оторвавшись от бумаг, он уставился на всё ещё одетую супругу. Его позабавило, что в карточке, которую ей завела Людочка, было и в самом деле написано «Ольховская Я.Н».
Оставив при себе язвительный комментарий, Олег безапелляционно ткнул ручкой в сторону ширмы.

+2

4

Это была проблема. Не такая, конечно, как три года назад, и уж конечно не такая, как шесть лет назад. Но это была проблема. От неожиданности Яна вздрогнула и едва не выронила из рук документы, но в следующее мгновение попыталась взять себя в руки, и у нее почти получилось. Почти – это прямая спина, спокойное лицо, но несколько заторможенная реакция и скованность движений. Наверное, было бы проще, если бы они хоть раз встретились за все это время, поговорили по-человечески, но такой встречи не было, Ольховская сама избегала ее всеми правдами и неправдами. Ну вот – добегалась. Капкан захлопнулся. Интересно, а что будет, если она сейчас просто сбежит?..

– Здравствуй, Олег. А я, знаешь ли, очень тороплюсь, поэтому можно как-нибудь… – она помахала бумагами в воздухе и положила их перед ним, – …побыстрее? Жалоб нет, менструация восемнадцатого, с момента нашей последней встречи ничего нового в моей биографии не появилось. Просто заполни документы.

Она не стала садиться на стул у стола, а осталась стоять около гинекологического кресла, разглядывая бывшего мужа с некоторой дистанции. Трудно было понять, какие именно чувства сейчас шевельнулись внутри. Плохо – безразличия не было, было интересно рассматривать Олега, подмечать изменения во внешности и в одежде. Поправился, немного постарел, стал вести себя еще более самоуверенно. При всем при этом не растерял ни капли обаяния.

– Что?.. – где-то на мысли об обаянии и том, что один-то он точно не остался, неожиданно прозвучавший голос Ольховского выдернул ее из опасного омута собственных воспоминаний. – Я, конечно, понимаю, что ты не можешь отказать себе в удовольствии надо мной поглумиться, но может быть не будем, а? Я устала, как сволочь, я хочу домой, мне еще с собакой гулять, а завтра утром тащиться на работу с этой твоей бумажкой. В регистратуре я уже расплатилась, не напрягайся, просто поставь печать и распишись.

Не так, конечно, она хотела бы с ним встретиться. Может быть, она хотела бы пройти мимо него где-нибудь в торговом центре: веселая, цветущая, независимая, не отягощенная мыслями об отсутствии времени и денег. Или, еще лучше, встретиться с ним здесь, в коридорах «Гиппократа», когда она придет сюда под руку с каким-нибудь мужчиной, заботливым, красивым, умным: он приведет ее сюда и будет ждать под дверью, переживать, а потом, может быть, радоваться вместе с ней…

Но вышло так, как вышло. Пальто, которое покупал для нее еще Олег, зимние сапоги на последнем издыхании, скромная черная сумка через плечо и вид несчастного встрепанного воробья, который силится выглядеть коршуном. Все как всегда, чуда не произошло.

– Чего ты там не видел, в конце концов.

+3

5

Олег не мог не глумиться. Как можно было отказать себе в таком удовольствии после того, как племянник супруги спустил его с лестницы, а она даже не вышла проверить не стала ли в одночасье вдовой стараниями своего защитника?
Ольховский размашисто записал всё, что ему сообщила бывшая жена, и снова поднял на неё глаза. Мстительность была ему не свойственна, тем более, что прошло столько лет, но он собирался довести дело до конца.
Собирался пока не увидел перед собой уставшую и замученную Яну в потрепанном пальто, которое он подарил ей ещё до развода.
Откинувшись на стуле, Олег придирчиво окинул взглядом фигуру жены и неожиданно рассмеялся.
- То есть ты отдала такие деньги просто, чтобы я поставил печать?
Не дожидаясь, когда супруга ему ответит, он поставил ей заветный штамп и расписался.
- Ну, всё. Формальности сюблюдены. Я тебя поздравляю.
И вручил ей медицинскую книжку.
На улице тем временем стемнело окончательно. Судя по настойчивому стуку в стекло, начался дождь, красноречиво напоминающий о приходе весны.
Олег погасил настольную лампу и снял с себя халат.
- Не уходи без меня. Вместе поедем.
Это должно было прозвучать как просьба, но совсем избавиться от командных ноток не вышло.
Переобувшись и надев на себя пальто, Ольховский вышел из кабинета. В опустевшем коридоре клиники уже никого не было.
Олег прибавил шаг, надеясь догнать жену на улице.
- Яна! – крикнул он, поскользнувшись впопыхах на занесенных влажным снегом ступеньках.
Он понимал, что нужно извиниться. Быть может все эти годы она ждала, когда он найдет в себе силы и попросит у неё прощения. Она была, конечно, права, что ушла, и он успел сотню раз пожалеть о своем поступке… Но признать это было слишком большим ударом для его гордыни.
Боится ли она его? Стоит ли вообще ворошить прошлое, о котором они оба старались забыть?
Олег смотрел в глаза жены, пытаясь это понять.... Пытаясь увидеть перед собой прежнюю Яну, с которой был счастлив в браке.
- Да я просто хотел подвезти. Боишься сесть ко мне в машину? – насмешливо спросил он, бросая вызов упрямству жены, гордость которой гнала её в такую погоду на остановку.
Ветер трепал края распахнутого пальто, но вечно румяный Ольховский не чувствовал холода. Его, стоявшая в нескольких метрах от них иномарка, приветливо откликнулась, когда он отключил сигнализацию и разблокировал двери.
- Прошу, - вежливо улыбнулся Олег, придерживая дверь, чтобы супруга заняла свое место рядом с ним.
- Не забудь пристегнуться.

Отредактировано Олег Ольховский (Сегодня 00:35:16)

+2


Вы здесь » [районы-кварталы] » [сегодняшний день] » [а я прошу перемирия]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC