Кирпич Районный Игрок Игрок





Новости:
01.06.18 С [праздником], дорогой район! Сегодня нам исполняется полгода!
Поэтому мы приготовили для вас возможность высказать все, что [за полгода накопилось]. Развлекайтесь сами и развлекайте друг друга!
Вечера продолжает [Римма Калугина], узнайте все ее тайны!

[районы-кварталы]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [районы-кварталы] » [сегодняшний день] » [чужие губы шепчут тебе]


[чужие губы шепчут тебе]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s8.uploads.ru/mkZen.png
13 января 2018 кто-то еще помнит про Старый Новый год, а кто-то, кажется, получает долгожданный подарок от судьбы. Вот только подарок этот, словно и сам странный забытый праздник - будто прямиком из Зазеркалья. Не смотри в разбитое зеркало, Алиса.
Валька Репей, Андрей Бауэр

+1

2

Очень неохота в магаз, но надо; мамка опять во всю глотку будет на Валю орать, а Валя и так заебался в край. Денег ему стали давать куда меньше, потому что "постоянно бухаешь и жрешь, а толку никакого". Придется топать, хули делать-то, иначе все может стать совсем худо, да еще и по роже прилетит снова. Скандалить-то Валя скандалит, но мать на него руку поднять может, а Валя ни-ни, иначе потом это может очень плохо кончиться. Не стоит.
Валя нехотя натягивает толстовку на старую футболку, сверху запаковывается в куртку, подтягивает джинсы и залезает в свои зимние кеды, которые вот-вот будут каши просить. А на новые, конечно, нет денег, потому что "сколько можно по дворам шляться, вон, все боты стоптал". Денег очень надо, пива хочется, а маман сегодня злая — все до копейки пересчитает, на сдачу, как частенько случается, купишь разве что шоколадку. Да ну нахер.
Валя берет телефон с полки, сует в один карман, а скомканный целлофановый пакет — в другой.
— Скоро буду, — доносится уже из-за захлопывающейся двери. Конечно, по всему двору за Валькой бегать никто не станет, но тогда и домой лучше не возвращаться. А на улице пиздец холодно, да и к друзьям не варик. Как говорится, свои все дома сидят и  телек смотрят. Иногда Вале кажется, что друзья у него уроды все. Впрочем, к нему самому в гости тоже никто особенно не ходит. Кстати, хуй знает, почему — мамка-то часто сутки работает.
Пальцем скользит по экрану мобилы; ничего интересного в ленте нет, надо бы на счет бабла кинуть, не забыть. Вконтаче болтается пара одногруппников, которые живут за три пизды колена, и пара дебилов, которых Валя и видеть-то не особо хочет. Можно зайти за кем-нибудь, да только шарашиться туда-сюда сейчас, по мразотной погоде Вале не улыбается.
Задержавшись у лавки на выходе из двора - там уже до перекрестка почти рукой подать - он зачем-то оглядывается быстро, и открывает приложение. Давно спрятанное в диспетчере файлов так, чтобы любопытные рожи, которые могут взять тельчик в руки ненароком, не пропалили.
Два новых сообщения.
Одного Валька отбраковывает сразу - противный и старый, стремный, как сгоревший "красносельский", такая же перекореженная рожа. А второй... Валя удивленно поднимает брови. Пересматривает профиль еще раз и перечитывает сообщение. Оно настолько красноречиво, что и щеки на какое-то мгновение становятся красными. Может быть, и от холода, конечно, пора бежать в магаз дальше. Но у Вали теперь уже есть планы на вечер.
Быстро набирает дрожащими пальцами сообщение в ответ. Конечно, он будет. Конечно, сегодня, по указанному адресу. Ускоряется, хватая продукты по списку, на удивление, не сбивается и не топчется у полок.
Домой добирается раза в два быстрее. Холодно, блядь.
Конечно, греться в душе. Чистые шмотки.
— Ма, я до завтра.
— Валентин, сколько можно к друзьям своим ходить, дома срач, ты в своей комнате дав...
Дверь хлопает прежде, чем до нее доносится крик из кухни.

Валя берет такси, он мысленно благодарит бога за то, что додумался посмотреть сообщения прямо сейчас, потому что еще немного — и он бы опоздал. Он уже делал так. Он уже пользовался этой херней и был на двух хатах. Не, круто это не было, но были бабки, сразу и наликом. А здесь... Валя еще не видел таких мужиков. По крайней мере, он почти уверен в этом.
Ему бы подумать подольше, но зачем, когда договориться проще простого. А найти этот дом элементарно. Вот только даже близко таких домов Валя не тусовался, так, мимо проходил. Камеры, падик чистейший. Дверь в подъезд открывается без звука в ответ из домофона, и Валя шагает в гулкую пустоту подъезда.
Прямо в пропасть.
И звонит в нужную дверь.

Отредактировано Валька Репей (2018-06-07 08:38:14)

+6

3

Андрей Викторович старомоден. Со старыми вещами всегда расстается с трудом, ностальгия какая-то грызет, по былым временам, по прошлому. Потому даже к две тысячи восемнадцатому от домашнего радио-телефона не отказался. Ну, нравится, по старинке.
— Да слышу, милая, — пробормотал Бауэр, держа плечом телефонную трубку и вытаскивая зубами сигарету из пачки. — Нет, сегодня не жди. Дел по горло, знаешь же.
Вика знает. Ей, по большому счету, насрать, где Андрей бывает вечерами и по выходным. Главное лексус новый взамен старой машины подарил, на годовщину, да. Бауэра это более чем устраивает. Красивая женщина, которая дает время от времени, украшает его по типу новых часов на людях и мозги не трахает – что еще надо? Другое дело – Жанка. Старая сука вечно внимания требовала. Что мне твои деньги, говорит, я с утра до ночи с дочками маленькими, отложил бы дела, побыл бы дома с семьей. Вот что за баба? Он жопу рвет, чтобы обеспечить их, наконец, дом строить начал, взяв «взаймы» у акционеров. А она что? Внимания ей, блять.
— Ну, Викочка, мне тоже жаль, — спокойно мурлычет в трубку Бауэр, лениво раскуривая сигарету. Он открывает окно, хотя на улице минус тридцать, потому что терпеть не может запах сигарет в квартире. Привычки…
— Подружек позови, в ресторан сходите. Да, на бульваре который, новый, — кивнул мужчина, достав вибрирующий мобильник из кармана брюк.
На секунду волнение дало о себе знать. Приятное, легкое, колкое. Где-то на дне желудка. Приложение, то самое. Лучше, чем заказывать по телефону, быстрее – чем искать в интернете. И риск, что кто-то наткнется – куда меньше. Открывает вкладку, ярко горит сообщение. Андрей забыл, сколько этому лет. До 22-х где-то, должно быть. Фоток мало, лица – почти не видно. Правильно, среди обилия членов и выбритых задниц лицо никому не нужно. Анонимность, в конце концов.
Андрей отправляет короткое «жду».
— Что? По работе отвлекают, милая, телефон разрывается. — улыбается трубке Бауэр так, словно жена стоит перед ним. Лгать он умеет блестяще и совесть его не мучает. Поэтому, если бы кто задался вопросом – спит ли спокойно Андрей Викторович после того, как в двухтысячном задушил такого же вот мальчика, что едет к нему прямо сейчас, ответ – да, спит. Спокойно и сладко, как дитя.
— Все, Викочка, мне пора. Дела ждут.
Викочке, конечно, до фени. Она только мурлычет в ответ, вполне довольная свободным вечером, и отключается.

Просторная трехкомнатная квартира в новом доме с потолками в три метра досталась Андрею от партнеров. Ну, как партнеров? Ребята начали дебиторить. Молодые предприниматели – муж с женой. Захотели франшизу купить, раскрутиться. Щедрый Андрей Викторович отдал ребяткам все в долг, договор на долгосрок подписали, он же посоветовал им кредит взять. Только вот высокая аренда, коммуналка и поставщики, которые в этом городе скидки давали лишь немногим, очень быстро задушили бизнес. Не страшно, говорил Андрей Викторович, поручительство подпишем. Личное.
Собственно, отошла новая квартирка прямо к Бауэру, в счет уплаты долга. Осталось пени выставить и додавить остатки – просрочка по договору увеличила сумму долга в разы. Чик-чик, готово.
О новом уютном прибежище мало кто знал. Чаще всего квартира использовалась как офис. Андрей любил тишину и удаленность от центра, а в новом районе новостроек было так мало жителей и они так редко пересекались, что никто в лицо друг друга запомнить не мог. Эта же квартира была почти полгода жильем для его любовницы, пока девка не оборзела. Это с виду папочка-Андрей – дурак влюбленный да очарованный молодым телом, деньгами сорит, мурлычет со своими девочками. С виду добродушный простак, уставший от семейной жизни и захотевший приключений.  Только Андрей не первый год землю топчет, не обманывается на свой счет, когда очередной студент, пока сосет хер, ласково поглядывает, а потом просит тыщенку сверху добавить. Подобный подход его не смущает. Андрей Викторович хорошо понимает, как устроен этот мир.

Ненавязчиво звенит домофон, тяжелую дверь Андрей открывает сам.
Что это?
Ладно, ростом – чуть пониже Бауэра, а вот лицо чисто как у Ванечки-дурачка, который только с печи слез. Лаптей не хватает. С этой мыслью мужчина опускает взгляд к обуви – стертым едва ли не до дыр ботам. А вот и лапти.
Не этого он ждал. Не нескладного глуповатого мальчика, который, небось, о собственные шнурки запинается. Но… Но-но-но. Взгляд светлый бегает, будто впервые на «вызов» приехал.— Боты сними, — сказал Андрей вместо приветствия, подняв бровь и кивнув на порог. Во взгляде темных глаз то ли смешинки какие, то ли свет так падает.
— Выпей, если хочешь, — вполне дружелюбно отзывается Андрей, указав на бутылку открытого джина на столе и проходит в квартиру. Где-то в кармане пиджака снятая наличка.
— Сколько? — спрашивает Бауэр, отыскав в одежде бумажник, и посмотрел в глаза парню. Нет, красоты в нем нет. Глянцевости, какой-то собой юности, которая мужчину всегда привлекала. Но что-то цепляет. Может, интригует. Интригует же?
— Три, четыре?
Деньги всегда вперед, он это знает. Все можно-нельзя обговариваются на берегу. Но расценок Андрей не помнит. Он уже давно не мог себе позволить расслабиться по-настоящему.

+5

4

У Валюхи особых достоинств не наблюдается, кроме разве что одного, самого важного — умению приспосабливаться к ситуации. По крайней мере, когда речь заходит о выгоде, весь валькин потенциал направлен на то, чтобы ее заполучить. Естественно, не всегда уже хватает на дальновидность. Тем не менее, наглость — второе счастье, кто успел, тот и... ну и все в таком духе.
— Пять, — быстро выдает Репей, послушно снимая обувь. Он быстро пытается сориентироваться в сложившейся обстановке; раз мужик спрашивает, сам не зная, сколько готов отвалить, то чего мелочиться?
Ловит пронзительный взгляд и не решается произнести "с гандоном". Потому что, конечно, знает, что если начнет качать права, то обломится куда меньше, чем за покладистость. По крайней мере, многим нравится, и Валя выбирает, в общем-то, похожую стратегию в итоге. Конечно, когда предлагают — надо брать, но своим видом Валя все-таки показывает, что будет играть по правилам. Тем не менее, он остается собой, таким, какой он есть, потому что ему чертовски не хватает умения строить из себя что-то более гибкое.
Он коротко облизывает губы, прежде чем сделать крупный глоток джина прямо из горла, не особенно церемонясь. Дворовый алкоопыт играет Вальке на руку — он может выпить достаточно много, прежде чем напьется. Однако, с новым человеком злоупотреблять он не торопится, но нужно как-то расслабиться. И джин здесь — отличный вариант.
Репей снова поворачивается к хозяину этого дивного места, которое невольно снова и снова приковывает внимание; Валя едва ли не раскрыв рот разглядывает квартиру, которая кажется настоящим дворцом. Такие по телеку показывают, в сериалах про всяких мажоров. Здесь приятно пахнет и чисто, даже пыли нет, мебель новая, как из магазина. Вале кажется, что это похоже на сон, и он чувствует себя немного странно. У предыдущего клиента хата была самая обычная, а с самым первым вообще все было быстро и в гараже.
Валя смотрит выжидающе, он не хочет торопиться, может быть, потому что ему хочется побыть в этой хате подольше. Может быть, потому что мужик сам по себе охуенный. Да и обычно такие сами знают чего хотят. Но стоять истуканом тоже тупо, поэтому он все-таки спрашивает:
— Хотите-то чего?
Молчит инстинкт самосохранения, казалось бы, приобретенный на улицах. Вале так нужно это чертово бабло, что он почти забывает об осторожности. И подходит к открытому огню слишком близко.

Отредактировано Валька Репей (2018-06-12 20:20:21)

+5

5

Ну, конечно, пять. Кто бы сомневался? Скажи он шесть-семь, парень не растерялся и накинул бы сверху еще тыщенку. Да чего там, сам Андрей сделал бы так же.
Секс с девочками, в целом, стоит так же. Если, конечно, говорить о, кхм, профессиональных проститутках, чистеньких, а не девок с трасс, которые пиздой оплачивают свой ужин – им и этого хватит. В столице, например, можно найти парней «премиум-класса» – с тугими задами и выбритыми яйцами: там за пару часов не жалко и десятку оставить. Такие сразу с порога мурлыкать начинают, рискуя вызвать у Андрея Викторовича диабетическую кому. А здесь, в родном мухосранске, извольте – аутентичность.
— Губа не дура, — говорит Андрей, вытаскивая из бумажника купюру – ровную, новенькую пятерку. У него сохранилось впечатление, что скажи Бауэр «три, без резинки» – парень бы согласился не раздумывая. Честно говоря, вид его сам по себе давал явно понять, что деньги нужны позарез, и что готовность их отработать столь же велика, как и желание наличных. Наверное, где-то глубоко внутри у него бы зародилось какое-то сочувствие к парню, готовому позволить трахнуть себя без презерватива, наплевав на последствия и то, к чему такое может привести. Но, в конце концов, о чем мы говорим? Андрей Викторович и сочувствие? Нет. Напротив, мысль о чем-то таком маленьком и грязном, как трахнуть мальчика за пять тысяч, возбуждала. Жаль только, что Бауэр слишком осторожен, чтобы спать с проституткой без резинки. По крайней мере в первый раз.
— Держи, — поравнявшись, Бауэр протягивает парню сложенную вдвое купюру меж двух пальцев. — Звать-то как?
Деньгами он, на самом деле, никогда не сорил. Если была возможность – платил меньше, чем нужно, ища любые возможности сэкономить. Это сейчас он может отдать за полчаса счастья пятак, а когда самому было лет двадцать – пожрать картошки жареной уже было роскошью. Но сейчас, конечно, когда были и деньги, и возможности, Андрей Викторович порой любил быть щедрым, поэтому с пятью тысячами расстался легко, точно это были пятьдесят рублей. Даже хорошо зная, что переплачивает.
— Спустить тебе в глотку, — отвечает Андрей без улыбки. Его более чем устраивает, что стоящий напротив парень, плохо знакомый с манерами и взращенный на улицах Энска матерью-улицей, спрашивает. Чего Бауэр не любит, так это высокомерия и борзоты, присущей соплякам с района. Такие, пока не спустишь им в прямую кишку, считают себя богами зассанных подъездов, и вызывают у Андрея Викторовича аллергию.
Выждав мгновение, с ненавязчивым любопытством изучая выражение лица мальчика (ну, иначе на назовешь, с такими-то глазами), Андрей опускает руки в карманы своих брюк. Ему спешить некуда.
— Раздевайся. Полностью, — просит мужчина; взглядом указывает на пол. — И на колени.

+5

6

На резонное замечание Валя лишь пожимает плечами; коротко ведет, словно стряхивая с себя ответственность. Мол, ну подумаешь, типа ведь все так берут. В конце-концов, Вальке прекрасно известно, что за мальчиков дают больше, потому что гей-секс, вроде как, так просто в Н-ске не найдешь. Хотя, на деле все куда проще и доступнее, чем кажется.
Когда рука мужчины протянула ему деньги, Валя потянулся сразу — зачем ждать, подсознательно — вдруг передумает и даст меньше. Пять косарей одной купюрой Валя держал всего лишь пару раз в жизни, и эта чертова бумажка — желанная, такая нужная, очень быстро перекочевала в карман потертой синей олимпийки. Трудность заключается теперь в том, что Валя уже никуда не может деться, он должен отработать все до копейки. И проблема в том, что решает о каждой копейке именно тот, кто платит. Но он думает, что пять тысяч все-таки того стоят.
Смотрит из-под нетипично длинных светлых ресниц.
— Валя, — отзывается не сразу, подумав. Хотел назваться посолиднее, но не любит свое полное имя, оно кажется ему каким-то бабским. Хотя Валя и того не лучше, но его обычно как только ни коверкают, поэтому привычнее.
Стягивает олимпийку, неторопливо будто, но все-таки сильно не испытывая чужое терпение. Зачем злить клиента, с которым можно потом еще как-нибудь пересечься... Валя не задумывается о том, как же так получше изъебнуться, чтобы понравиться богатому мужику, тем не менее, собственная дерзость будет отправлена задницу вместе с крепким членом в итоге. Репей раздевается, снимает и все остальное — так же размеренно, опускаясь на колени на пол перед мужиком, который явно упивается своей властью. В голове у Вали пусто, и он старается ухватиться за какую-нибудь мысль, чтобы тишина перестала быть такой звенящей. Обычно они все хотят одного и того же — почти — но в этот раз в грудной клетке ворочается странное ощущение легкого волнения.
Не сказать, что Репей страдает от несовершенства собственного тела, обычно ему действительно похуй. Мужикам этим все нравится разное, и он честно считает, что всем не угодишь. О том, что нравятся узкие плечи, мягкие живот и ягодицы, тонкие красивые запястья и длинные валькины пальцы, как и член, на который не приходится жалваться, никто особенно не говорит. Все равно важнее, хорошо ли Валя сосет и будет ли стонать громче, если хер будет долбить быстрее.
Валя ненавидит стоять на коленях долго, от этого затекают ноги и устает спина, но он все равно ждет дальнейших распоряжений. Если мужик любит командовать, то пусть продолжает, ему же проще.
Но почему-то в какой-то момент не выдерживает и спрашивает:
— А вас-то звать как?
Не то, чтобы Вале было реально интересно, да и информация это лишняя. Но оно как-то само.

Отредактировано Валька Репей (2018-06-15 10:27:08)

+7

7

То напряжение, которое обычно присутствует в теле Андрея Бауэра и крайне редко угадывается в движениях теми, кто знает его давно, как-то сразу отступает. Это напряжение не физического толка, психологического – оно много лет идет откуда-то из солнечного сплетения, из комка туго натянутых нервов. Это как пребывать на постоянном старте, в статике перед замахом, в готовности отразить удар. Потому что рядом с ним всегда есть, кому бить. Расслабишься – получишь по затылку. А подниматься после этого трудно, под тяжестью собственной гордости и чужих взглядов.
Андрей дышит глубже, сам этого не замечая. То ли от того, что видит, то ли потому, что может быть сам собой в эти недолгие часы. Опускает взгляд за молнией синей олимпийки, за неспешным и при этом не слишком медленным разоблачением. Андрей любит все делать сам – раздевать и касаться каждого изгиба костяшками, буд то перед ним и не человек вовсе, а ожившая маленькая фантазия. Но с Валей – так он назвался, – Бауэр хочет руководить и наблюдать. Имя, как мужчина отметил, странным образом подходит ему. Такое же забавное, чутка нескладное и так или иначе привлекающее внимание.
Бауэр опускает карие глаза вслед за Валей, окидывает обнаженного взглядом: плечи, белая кожу, бедра и мягкий член между ними. То, что видит, нравится ему, в паху сладко ноет просто потому, что уличный мальчик опускается на колени. И потому, что берет за это деньги, пожалуй, тоже. С женщиной такого волнительного возбуждения не бывает; его всегда, всегда, нужно вызывать с усилием, а в последние годы порой и с помощью таблеток.
С Валей таблетки не нужны.
От самого Вали ничего не нужно, чтобы у него встал.
Бауэр отнимает взгляд от члена и мягкого живота, когда слышит вопрос. Обычно проститутки не спрашивают имен. И все же отвечает:
— Андрей.
Вытащив руку из кармана брюк, протягивает к лицу мальчика, касается огрубевшими пальцами скулы, ведет подушечкой большого пальца вдоль подбородка. Уголок рта, розовые губы. Подхватывает под челюстью ладонью, проникая большим пальцем в податливый рот, трогает мягкий влажный язык, задевая кромку зубов. Андрей смакует чувство предвкушения и тяжесть возбуждения в паху, дающее о себе знать. Мучительно и сладко одновременно.
Размеренный мир с работой, женой, дочерями, счетами и отпусками, растворяется где-то за его спиной, будто его никогда и не было вместе с тем, как погружается палец в валькин рот.
— Расстегни брюки, Валя, — потому что он хочет смотреть, как мальчик делает это сам: возится с пряжкой, ширинкой. И ему неожиданно нравится звать по имени. — Отсоси мне.
Андрей ведет большим пальцем по нижней губе, заблестевшей от слюны, выпускает челюсть из ладони, ощущая, как ноет в брюках полутвердый член, просящий рта.

Отредактировано Андрей Бауэр (Вчера 07:16:35)

+4


Вы здесь » [районы-кварталы] » [сегодняшний день] » [чужие губы шепчут тебе]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC