Кирпич Районный Игрок Игрок





Новости:
08.04.18 Все ближе весна, все больше разговоров про [реальные встречи]. Планировать свое лето начинаем уже сейчас!
И самое главное - никогда не забывайте дорогу в свой родной двор.

[районы-кварталы]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [районы-кварталы] » [дела давно минувших дней] » [счастливы те, кто могут заснуть]


[счастливы те, кто могут заснуть]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://www.dacha.com.ua/library/backgrounds/seasons/summer/img_1970.jpg
Лето 2007: Станция К, к Лариным на лето снова приехало семейство Лигостаевых, и Сашок снова может таскаться с Олей все каникулы. Интересно, как все поменялось за те два года, что Сашок был в Испании?
Оля Лигостаева (13 годиков), Сашок Ларин (15 годиков)

+1

2

Утро в деревне лучше всего начинать рано.  Свежая роса на траве, красиво  блестит озаряемая лучами солнца.  Можно сказать почти девственная природа, просыпается с первыми петухами. Почти неслышно шумит листьями яблоня, подгоняемая порывами свежего ветерка. Это действительно самое лучшее время, в воздухе еще нет жара, который как нестерпимое пекло в духовке нагнетается уже к полудню. А еще вот таким вот ранним утром замечательно отправиться на рыбалку. Там ведь что нужно: удочку, наживку и конечно же терпение. К тому же, всем заядлым рыбакам известно, что в жаркое время рыба опускается поближе ко дну, там где прохладнее и ловить её в это время просто "дохлый номер". 

Вот и Оля вооружившись рыболовными снастями отца, уже была готова к поискам приключений на рыбалке. Шорты по колено, старая футболка брата, которая была той же длины, что и шорты.  Кроссовки и конечно же модная соломенная шляпа. Шляпу эту привезла ей бабушка, и теперь девчушка все лето планировала с ней не расставаться. В общем, облачившись в свой наряд, Ольга имела вид мальчишки с вокзала, который каждый день просит милостыню.  Но одежда была далеко не всем комплектом, заготовленным для похода. 

Отдельное место занимала сумка с припасами. Бутерброды нескольких видов, Оля сама делала их, специально для похода. Яблоки и несколько апельсин привезенных с собой из N-ска. И конечно же в довершении всего пластиковая полтора-литровая бутылка с холодным компотом. Ольга хотела еще и конфет с собой взять, но мама не позволила. Сказала, что конфет им с Сашкой выдаст, только когда они вернутся. Да и не просто вернутся, а придут и полноценно пообедают. И решающим фактором будет съеденный суп. Конечно, Сашка придет и съест суп, получит свою долю конфет и будет счастлив. А вот у Ольги Александровны, отношения с супами никак не ладились. 
Все было собрано, и подготовлено. Не хватало только главного рыбака, который обещал вчера самолично нести все снасти, прямо до самого пруда.  Пока ждали Сашу, мама усадила дочь на табурет и принялась расчесывать непослушные длинные волосы, затем сплетать их в тугую косу. Ксения Георгиевна вообще любила делать дочери прически, именно поэтому к любому школьному празднику у Оли была замечательная прическа. А еще и личный охранник в лице старшего брата, который кстати теперь уже был достаточно взрослый и мог не ехать в деревню по одному только своему желанию. У младшей в семье Лигостаевых такого права выбора не было. К тому же Станция К. была замечательным местом для подготовки к очередным соревнованиям по легкой атлетике, чем отец - тренер и не забывал воспользоваться. Вот только уже два лета подряд приходилось проводить без лучшего деревенского друга Саши Ларина. Каждое лето они находили приключения и зачастую получали после взбучку от родителей. Но в это лето Сашка был дома, вернувшись от отца. А Ольге в свою очередь так много хотелось ему рассказать. Да и попросить кое о чем. Ведь по ее мнению, в данной ситуации мог помочь только хороший друг. 
Услышав голос мальчишки, Оля заулыбавшись самой искренней улыбкой приготовилась со всех ног бежать к нему на встречу, что бы так же как и на Андрея кинуться с объятиями. Ведь Саша стал для нее практически родным братом.

+3

3

— Да блин, ма-ам, — тянул тем временем Сашок в части дома Лариных, закатывая коротко глаза. — Спи давай, и Колька пускай...

Он махнул рукой, пробираясь к выходу. Русская речь казалась непривычной, как будто гласные были не на своих местах, и интонации то и дело летели куда-то не туда, но он старательно привыкал снова говорить по-русски. Он приехал буквально на днях, еще не успел даже распаковать все сумки: часть багажа должна была добраться до Энска парой крупных посылок. Ехали книги, которые не поместились в чемодан.

Сашок даже не подозревал до того, как начал собираться, насколько оброс в Испании вещами. В принципе, это было логично — уезжал мелким пиздюком, вернулся — детиной под два метра ростом, мама, встречавшая в Энске на автобусном вокзале, даже вначале не посмотрела в его сторону. На голос откликнулась с третьего раза, когда Сашок непосредственно встал перед ней. Они, конечно, созванивались по скайпу, но не часто, особенно в последнее время, и каждый раз мама требовательно просила уйти Алеха и позвать Сашка. Сашок каждый раз терпеливо объяснял, что это он, а никакой не Алех.

Видеозвонков практически не было — что бы за провайдер не тянулся аж до Станции К, он явно на Станции и заканчивался. Юрик смеялся — хорошо телефон ловит, а вы скайп хотите, ироды. Голос по скайпу задумчиво преломлялся, иногда исчезал совсем, так что первый год они еще хоть как-то старались (мама, в основном), на второй — сдались, так что не мудрено было, что мама его не узнала совершенно.

Станция представлялась ему после Испании скорее испытанием, чем возвращением домой: он не был уверен, что его кто-то помнит из прошлой компании, за эти два года максимум информации, которую получал он — были скупые рассказы о его друзьях и одноклассниках, полученные от бабушки и их мам. Сашку было практически не интересно, какую двойку по русскому схватил Славик или что физкультура так зимой и равна лыжам и только им. Вот встречается ли Славик все еще с той дурой из соседнего класса и как там шел эксперимент по созданию аутентичного пороха за гаражами — уже да. Но об этом ни мама, ни бабушка, разумеется, не знали.

В Испании никакой порох не создавали, по крайней мере — Сашок точно нет. В Испании, пока он болел, он был заперт, ловя реальный мир только через Юльку, своего нового испанского знакомого, и мог разве что учиться и видеть испанскую часть родни: пеструю, шумную, многообразную и в таком количестве, что Сашку с его предыдушим набором: мама, бабушка с дедушкой, тетя, ее бывший муж дядьЛада, его мужик дядьБрага, ну Юрка мамин, сиротинушка — казалось, что он утонул в волне новых родственников, утонул и никогда не всплывет. Как в кино: рука утопающего еще остается на поверхности воды добрую пару секунд в кадре, а потом пропадает и она.

Но там было много родни, а еще больше — просторов. Сашка завораживало, что места хватало всем, что люди вообще могут жить — в таких больших домах, а если и перебираются в городские квартирки у моря под боком, то только по одному или вдвоем.

Сейчас, приехав на Станцию из Испании, наоборот кажется: людей, кажется, мало, а места еще меньше, все друг у друга на голове. В детстве так не казалось. Сашок едва понимал, как они при этом еще могли и сдавать часть дома, ютясь в оставшемся пространстве. Сашку смутно казалось, что он уже проходил — он куда лучше представлял себе мир, в котором на каждого приходится по комнате, а то и по две, а еще — все дорожки виноградников, большие темные погреба, в которых можно ходить, завороженно, глядя на отсветы по стенам от бутылок, бескрайнее море, куда ехать кажется так близко и далеко.

Сашок потянулся, задевая случайно люстру, и мама перевернулась на спину обратно, переставая задавливать своего Юрика. Открыла один глаз, сонно на Сашка глядя.

— Шел бы уже, — зевнула она, — а то весь дом перебудишь, как бабушка, ей-богу...

Бабушка успела куда-то уйти еще раньше Сашка, он даже не заметил, поэтому Сашок закивал, подхватывая собранный рюкзак. Бабушка же вручила в этот же рюкзак учебники русского за шестой и седьмой класс: читай, наказала она, глядя на Сашка снизу вверх, и тот смотрел скорее на то, что он немного, но выше ее, чем на то, что она давала. Читай и вспоминай русский, оболтус. Учебники отправились в рюкзак вместе с Акуниным, на котором Сашок действительно собирался вспоминать русский язык, и со всяким старым, что нужно было для рыбалки.

Рюкзак был совершенно не подходящим — слишком новым, совершенно не домашним пока что, по которому видно — этот пережил не один апокалипсис.

— И расчешись, — зевнула мама, снова переворачиваясь к Юрику и объяла его своей рукой. За эти пару лет мама смогла набрать еще эн килограмм, так что Сашок все еще пытался соотнести ее образ парой лет назад и сейчас.

Изменилось всё. Изменились все. Сашок не подозревал, что сейчас Станция будет казаться ему сном больше, чем Испания. Ненастоящим настолько, насколько это возможно. Может быть, он поживет здесь недельку — и вернется обратно в Испанию, к морю, к семье, к которой он привык, к виноградникам и просторам, к своей комнате, одной из многих, в которых неизменно после въезда на одинаковой полке встают его книги.

Но пока что его ждала рыбалка, и Сашок решительно вышел к части Лигостаевых, улыбаясь.

— Здрасьте, — радостно и громогласно сообщил он, — Ксения Георгивна, ну как, мы с доньей Олькой идем?

Ксения Георгиевна казалась Сашку теперь тоже очень маленькой, и было немного странно обращаться к ней — по имени-отчеству. Вообще имя-отчество казалось Сашку каким-то странным обращением: слишком формально, как русские люди это выносят? Он пытался держать в голове, что так надо, но в первый же день смог опозориться как раз с Ксенией Георгиевной, поэтому она теперь на него косилась немного странно.

Он поймал взглядом Ольку — когда они прощались, они были одного роста, хотя она и была его младше на пару лет, и теперь он чувствовал себя очень странно. На рыбалку и предложил, собственно — по старой памяти, посмотреть, поменялось ли что-то. Он подмигнул Ольке, все еще глядя на Лигостаеву-старшую.

+3


Вы здесь » [районы-кварталы] » [дела давно минувших дней] » [счастливы те, кто могут заснуть]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC