Администрация

Кирпич Районный Ши Рен


Новости:
12.02.18 В честь Дня всех влюбленных городским любовным посланиям открыты все стены района. Не пропускайте возможность признаться объектом ваших воздыханий - ведь для этого и существует [любовь на районе]! И самое главное - никогда не забывайте дорогу в свой родной двор.

[районы-кварталы]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [районы-кварталы] » [городской архив] » [остаёмся зимовать]


[остаёмся зимовать]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://realnoevremya.ru/uploads/articles/5c/b6/a25458ce4ce322b2.jpg
18.12.17г
Did you think I would leave you dying
When there's room on my horse for two
Climb up here Joe, we'll soon be flying
I can go just as fast with two
Did you say Joe I'm all a-tremble
Perhaps it's the battle's noise
But I think it's that I remember
When we were two little boys.

Сергей Немов, Кирилл Немов

+2

2

Часть I. За три дня до того, как обнаружили тело.

Cкрипящая, проржавевшая дверь нехотя поддалась. Из мигающего оранжевой лампочкой подъезда хлынул душный запах кошачьей, а, может, и не только кошачьей, мочи и сигарет. Ничего не изменилось.
Даже надписи на стенах – те же, что и четыре, десять, двадцать лет назад. «Ирка – ШЛЮХА», «хуй», «ХУЙ», хуй – только нарисованный, «ИРА+ЛЁША», сердечко.
Сергей преодолел четыре ступеньки, в два шага, и нащупал дверной звонок. Запела электронная птичка, зашаркали тапочки, щёлкнул замок.
- Серёжа!
- Здравствуй, тёть Зой.
Тётя Зоя – изменилась. Стала, будто бы, ниже. Закрасила седину, ярко-рыжим, почти красным. Постарела.
Сергей наклонился, отвечая на взволнованные объятия неловкими, и протянул пакет: «Так, кое-что». Дверь в «основную комнату» была закрыта, свет не горел.
- Спит?
Тётя Зоя покачала головой:
- Медитирует, - судя по выражению её лица, ритуал был ежедневным и немаловажным. - Может, я чайник поставлю? Он теперь часов до шести просидит, не меньше.
Сергей покачал головой, хотел было сказать, что сегодня, в восемь, у него встреча, онлайн, а на завтра – билет в обратную сторону, но не стал обижать, так что молча разулся и прошёл к Кириллу.
Включил свет, закрыл дверь изнутри, расстегнул пуговицы пальто, сел напротив.
Медленно осмотрел неподвижную фигуру брата, невольно задержал взгляд у шеи.
Кашлянул.
- Есть хорошая клиника, под Москвой. Всего четыре недели. Потом подберём тебе нормальную работу. Первое время поживёшь на Бауманке, в дедушкиной, позже сам выберешь другую, если захочешь.

+4

3

В старой притче говорилось о мудреце, который на шестьдесят лет заперся для медитаций в самой высокой башне. Он хотел постичь Самую Главную Истину, а потому власть имущие, у кого бы она ни находилась в то или иное десятилетие, охраняли башню и мудреца - в надежде на то, что однажды он откроет им эту истину.
Воины гибли, защищая мудреца, и их сыновья, пришедшие на их место, гибли тоже. Пока в один прекрасный день мудрец не умер, так и не пробудившись от своего сна.
Израненный и избитый, в треснувшей скорлупе доспехов, Самый Младший Из Воинов пришел тогда к королю с гневной речью.
- Мы страдали и наши отцы страдали, и наши деды страдали, - сказал он. - Мы терпели нужду и болезни, мы умирали в битвах и хоронили детей, пока безумный старик с улыбкой на лице разгуливал по садам своих грез. Но он так и не разгадал Самую Главную Истину.
Король, человек не самый умный, но и не самый глупый в королевстве, засмеялся. Он поднялся на ноги, а одна нога у него была деревянная, и велел своим подданным, а все они были обряжены в черное, пировать до утра.
Самому Младшему Из Воинов он ничего не сказал. Тот тоже был не самым умным человеком в королевстве, но и не самым глупым.

Яркий свет залил комнату, и Кирилл зажмурился. Головная боль, отступившая за сорок минут медитации, с поразительной легкостью заняла прежнее место под сводом черепа. Он не слышал, как Сергей вошел, но ни капли не сомневался в субъекте и причине визита. Тетя Зоя слишком верила в силу братских уз, даже если эти узы ограничивались генетикой; конечно, она позвонила брату в тот же день, когда зашла в эту самую комнату и обнаружила Кирилла болтающимся под потолком.

Кирилл открыл глаза, посмотрел на Сергея, скорее, задел взглядом, как привычный предмет интерьера, и высвободил ноги из "Лотоса":
- Во-первых, мне нечего делать в больнице. Все мои внутренние органы прекрасно функционируют.
- Во-вторых, у меня есть нормальная работа. Такая же, какая была у нашей матери.
- В-третьих, насколько я понял, ты выселил наших племянниц из квартиры на Бауманке, и об этом нам действительно стоит поговорить, можно даже в присутствии психолога.
- В-четвертых, здравствуй, Сергей, - голос Кирилла звучал негромко и хрипло, будто бы только что ото сна. Он тараторил, монотонно и без эмоциональной окраски, пока хватало дыхания. Было видно, что готовился заранее, предполагал вопросы и предложения, формулировал ответы. Он отлично помнил, что говорить нужно побольше и сразу.

Потому что потом говорить начнет Сергей. Аргументировать, уговаривать, может - шантажировать. Кирилл бы не удивился. Ведь Сергей уже потратил свое Невероятно Ценное Время, чтобы приехать сюда, в презренную российскую дыру.

Лампочка в плафоне люстры заискрилась и погасла, окрашивание комнату в серо-оранжевый цвет. Кирилл, потянувшийся было за книгой, так и не шелохнулся. Все равно выглядело бы, как бегство.

+4

4

17:38.
Сергею – ещё успеть в номер гостиницы, настроить Интернет (там вечно не ловит).
Может, поужинать. Или даже в душ.
Времени на Кирилла – минут двадцать, плюс-минус. Десять было бы идеально.

Сергей снова посмотрел на брата. Взгляд, прозрачный и немигающий, будто бы смягчился. Он всегда так выглядел, когда считал в уме. Вот сейчас, например.

Дано: Кирилл Немов, лечение
Найти: Условия, при которых Кирилл Немов согласится на лечение за 10 минут.
Решение:
нервный тик (дёргается веко) + многословность + неподвижная поза = волнение
волнение ↔ неуверенность
следы от верёвки на шее = чувство вины
следы от верёвки на шее + новые сапоги для тёти Зои (в коридоре) = чувство вины'
_  собственные действия
эмоциональн. реакции
аргументы

=>

- Тётя Зоя боится.
Ни «тётя Зоя боится за тебя», ни, тем более, «тётя Зоя волнуется». Сергей бросил взгляд через плечо, прислушался: убедиться, что за дверью не сторожат. Наклонился к Кириллу, посмотрел в глаза:
- Она звонит мне, просит тебе не говорить. Помнишь про случай в ноябре, со школой? А про кладовку?
Вторая лампочка в люстре с треском перегорела. (Третья и последняя не работала изначально.)
Сергей выпрямился, оглядел люстру, достал из внутреннего кармана пиджака бумажник, кивнул на люстру, выразительно, и оставил несколько купюр на столе.
- Ей шестьдесят четыре года, Кирилл.
Он оглядел комнату снова, потянулся за бумажником, доложил сверху.
- Так всем будет лучше.

17:41.
Ответ:

Отредактировано Сергей Немов (2017-12-28 16:21:49)

+4

5

Кирилл промолчал. Посмотрел на нетронутую книгу. Синяя тканевая обложка, затертая до уверенного черного оттенка, едва проступающие буквы: "Бусидо. Кодекс чести самурая". Посмотрел на деньги брата и на стол, покрытый паутиной трещин. И лаком.
На ковер на стене, на ковер на полу. На диван рядом с телевизором, сложенную раскладушку, книжный шкаф, он же бельевой, он же для посуды, он же для документов, он же для лимона, выращенного из косточки кропотливым гением тети Зои, на стул напротив.
Наконец, пришлось посмотреть на Сергея. Тот выглядел, как преуспевающий западный [вставить нужное]  бизнесмен. Неброская одежда, стоимостью, вероятно, как эта самая квартира, если не дороже, ухоженные, только что от маникюрщицы, руки, отбеленные зубы. Совершенно чужеродный для этого города элемент.
С другой стороны, Сергей выглядел, как заботливый старший брат. Сорвался с работы по первому звонку, слова озвучивал вежливо, с мягкими интонациями, смотрел сочувственно и внимательно.
В общем, со всех сторон Сергей выглядел хорошо.

А вот говорил - как сволочь.

Кирилл улыбнулся. Вроде бы, от того, как это все забавно в нем сочетается. Или, может, из-за волнения:
- Тетя Зоя напрасно боится, я с ней поговорю. Ничего со мной не случится, я взрослый человек. И с той... ситуацией уже разобрался.

Тетя Зоя, очевидно, боялась не за Кирилла, а из-за.
Из-за того, как он однажды не узнал ее, вернувшись с работы. Или из-за старых хирургических инструментов, которые он купил на барахолке и спрятал в кладовке, а потом не мог вразумительно объяснить, зачем.
Он, конечно, пытался отвечать, логически: устал, было темно, задумался, так ты еще и волосы перекрасила в рыжий.
Или: все хватали по дешевке, и я схватил, теть Зой, может, потом перепродам, да и скальпель в хозяйстве всегда пригодится, даст фору любому ножу.
Тетя Зоя всегда как-то слишком быстро соглашалась, да, Кира, конечно, Кира, и еще быстрее уносила свои тапочки на кухню, под тихие вздохи.
Кирилл возвращался на работу, запирался в компьютерном классе и читал про "топ-10 лучших таблеток для памяти".
Или шел мыть руки. Раз пять подряд, не меньше.
Потому что тетя Зоя боялась Кирилла, и эта правда, душная и, почему-то, унизительная, была липкой на ощупь.
Как взгляд психиатра, через день после похорон матери.
Или вот, как сейчас, это-будет-лучше-для-всех от Сергея.
Или то, как он сам, Кирилл, делал вид, что не понимает, о чем идет речь.

- Спать я ей, конечно, мешаю. Но, можешь не волноваться, с этим я тоже уже разобрался. Скоро съеду на другую квартиру.

Отредактировано Кирилл Немов (2017-12-29 02:45:22)

+4

6

Как-то раз, когда Кириллу было шесть, он вернулся в комнату, которую они тогда делили с Сергеем, в половине второго ночи, с разбитой головой, и попросил его почитать ему книгу перед сном, потому что из-за грозы на улице трудно было уснуть.
Родителей тогда не было.
Грозы – тоже.

- Лампочки есть?
Сергей поднялся на ноги, щёлкнул выключателем, по памяти нашарил верхнюю полку слева, где обычно. Под пальцами зашуршал тонкий картон.
- Есть, значит. Но лучше купите нормальные.
Стул, волоком перетащенный через половину комнаты, противно заскрипел, практически – завыл. Сергей забрался на сиденье, аккуратно выкрутил самую холодную лампочку, запихал её в карман куртки и заменил новой.
- Тётя Зоя сказала, что видела тебя ночью. С осколком в руке. Не помнишь? Ц-ц,  - вторая лампочка треснула, оставляя Сергею короткий глубокий порез на безымянном. Он поморщился и поймал выступившую кровь на пальце губами: ещё бы испортить  здесь свой счастливый галстук.
- Ты можешь съехать от неё. Но что, если ты выйдешь на улицу? Что, если ты уже выходил, но не помнишь?
Краем глаза Сергей видел, как Кирилл поднялся со своего места и остановился у него за спиной. Вторая лампочка наконец-то заняла место рядом с первой. Сергей протянул руку в сторону:
- Забыл третью. Подай, пожалуйста, в стенке.
Качнул пустой ладонью.
Тишина.
Тишина комнаты становилась душной. Утомительной. Кирилл, судя по звукам, так и продолжал стоять неподвижно.
А ведь осталось минуты две-три, не больше.
Сергей попытался посмотреть на часы, но в свете уличного фонаря стрелки на циферблате можно было разве что услышать. Зато отлично были видны белые, немигающие блики на люстре. Десятки десятков фальшивых кристаллов. Это на ней Кирилл повесился? И выдержала?
Надо же.
- Тебе нужна помощь с этим, - Сергей спрыгнул со стула, развернулся, опустил ладони Кириллу на плечи, посмотрел в глаза. – Кроме меня у тебя, по-настоящему, никого нет, ты ведь понимаешь? Ты помнишь? Тётя Зоя нам ничего не должна, мамы нет, а племянники... этим - только прописка, машина, дядь Кир, поговори с директриссой, дядь Сергей, устрой на работу. А я помогу. Тебе.

+4

7

Конечно, Кирилл был виноват.

-тетя Зоя его вырастила, тетя Зоя заслужила достойную старость, у тети Зои больное сердце, тете Зое не повезло оказаться повязанной с Немовыми, с отцовскими бандитами, с маминой депрессией, с мамиными похоронами, с городскими сплетнями, с Кириллом, тетя Зоя очень устала, тетя Зоя устала бояться и беспокоиться, тетя Зоя увидела его в петле, когда пошла попить ночью, Кирилл не безразличен тете Зое, так еще хуже, у нее маленькая пенсия, а учительская зарплата бесполезна, у тети Зои погиб жених, а потом сестра, а теперь все это, тетя Зоя не знает, что Сергей ей врет, и Кирилл, в общем-то, тоже, все врали, пока могли, но Сергей хотя бы помогает, тете Зое стоило бы родиться в другом месте, в другое время, в другой семье-

Голова Кирилла потяжелела от белого шума, переполнилась, затопила мыслями комнату и опустела. Из окна соседнего дома донесся свет желтой гирлянды: «2018!!!».

Потом Сергей оказался неожиданно близко, качнуть ладонью, и можно будет коснуться. Будто бы за мгновение до этого, как телекинетик, Кирилл сдвинул его с места. Или – себя.

Стоящий в темноте, черной тенью с бликами в глазах брат казался результатом полубодрствования или сна. Кирилл поднял руку - хлопнуть по плечу, удостовериться - и заметил, быстро, тут же поправляясь, что она сжата в кулак.

- Да уж, - Кирилл сказал просто так, чтобы поддержать иллюзию разговора. Он, честно говоря, даже не задумывался; постепенно начинало получаться само.

В глазах Сергея мигала гирлянда, желтая, раз, два, раз-два. Раз, два, раз-два. Кирилл сосредоточился, и чужой голос, гулкий и глухой, стал громче, догнал своего обладателя. Собственный голос так и остался тихим, пропадающим:

- Я понимаю. Вы волнуетесь. Хорошо. Я согласен.

Постепенно Кирилл ощутил давление – на его плечах лежали ладони Сергея.

Раз, два. Раз-два.

Сергей смотрел в ответ внимательно, наверняка хотел удостовериться и отсчитывал время, и потому Кирилл кивнул, пару раз проговаривая фразы мысленно, и подтвердил, громче:

- Я поеду в эту подмосковную клинику, обследоваться, но ненадолго. Чтобы вы больше себе не выдумывали.

Голова снова опустела, и Кирилл на всякий случай улыбнулся.

Отредактировано Кирилл Немов (2018-01-18 22:13:33)

+4


Вы здесь » [районы-кварталы] » [городской архив] » [остаёмся зимовать]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC