Кирпич Районный Игрок Игрок





Новости:
01.06.18 С [праздником], дорогой район! Сегодня нам исполняется полгода!
Поэтому мы приготовили для вас возможность высказать все, что [за полгода накопилось]. Развлекайтесь сами и развлекайте друг друга!
Вечера продолжает [Римма Калугина], узнайте все ее тайны!

[районы-кварталы]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [районы-кварталы] » [сегодняшний день] » [ребята с нашего двора]


[ребята с нашего двора]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://im0-tub-ru.yandex.net/i?id=6f831f2bdb57a5d6982758e443ec5b9d&n=13
январь 2018
Помнишь, пиво носили в бидоне?
Ох, ругался на это весь двор,
И смолили тайком мы с тобой на балконе,
А потом был с отцом разговор.

Егор Осоргин, Яна Ольховская

+2

2

Кругом белый снег, весь N-нск застлан белой скатертью, словно кто-то собрался накрывать праздничный стол, в честь возвращения Егора домой. Но организовывать праздник было не кому, да и было ли это праздником?
Сумбурные обстоятельства возвращения скорее были прискорбными, нежели радостными.  Тем не менее родной городок  встретил мужчину с распростертыми объятиями, хотя они и были холодными.
Уже сутки он находился в старой квартире своих родителей, здесь все осталось таким же, как и раньше.  Пожелтевшие от старости обои, ковры на стене, мебель которая была практически ровесницей самого Осоргина. Старые фотографии на стенах, с которых с любовью и улыбкой смотрели на подполковника родные и добрые глаза матери, строгий и серьезный отец. И такой родной и близкий дедушка.
В душе защемило от тоски и в сердце забралась тоска. Появилось мерзкое чувство вины, за то что он так мало времени проводил со своими родными.  Но прошлого как известно не воротишь назад, а потому нужно было жить настоящим.
В старой трешке все давным-давно покрылось плотным слоем пыли. Приводить все в порядок совершенно не хотелось, были у Егора на данный момент и другие задачи. Хотелось пройтись по улочкам, возможно встретить старых знакомых.  Находиться  одному было в тягость, нужно было развеяться.
Улицы были тихими и можно сказать пустынными, только ветерок закручивал снежинки в причудливых танцах, которые в свою очередь неспешно падали с неба. Неожиданно на ум пришла мысль о том, что можно было бы посетить старую подругу матери. Харинские жили в том же дворе, что и Осоргины.  И мама всегда сколько Егор себя помнил, дружила с ТЕТЬ МАШЕЙ.  Вечерами женщины встречались у кого-то из них дома и часами под горячий чай обсуждали свои женские проблемы.  Тогда он не задавался вопросами, о чем они там говорят, а сейчас с огромным удовольствием присоединился бы к общению.
На мгновение задумавшись он направился в сторону супермаркета, который заприметил еще вчера, когда ехал домой на такси.  Магазин находился в нескольких кварталах от его дома, искать другой совершенно не хотелось, хотя возможно что-то было ближе. Но военного не отталкивала такая "дальность" дороги.
У торговой точки стояли местные алкаши, которые приставали к каждому проходящему мимо человеку с просьбой подкинуть им 10 рублей на опохмел. Егор с улыбкой пошарил в карманах и высыпал им в ладони горсть монет.
- Что мужики, все еще Новый Год отмечаете?
В ответ послышались слова благодарности и пожелания всего лучшего, в общем то стандартные хвалебные напевы алкобратии получившей желаемое.  Сам подполковник все же зашел в магазин, направившись к холодильнику с тортами.
Подойдя к витрине он таращился на нее как баран на новые ворота. Тортов было много и они все были разные. Наверное, если бы он их различал и понимал чем Тирамису  отличается от Чизкейка "Нью Йорк",  то без проблем сразу что-то выбрал. Но мужчина так давно не ел тортов и уж тем более не покупал их, что задача показалась ему чрезвычайно сложной.  Решение пришло само собой, когда среди всего этого многообразия он увидел знакомое название "Наполеон".  Схватив знакомое с детства лакомство он отправился к витрине с чаем. Здесь разнообразие было не меньше, но что может быть разного в чае? Чай он и в Африке чай. А про Африку Егор знал не понаслышке. Схватив коробку с самым дорогим ценником, ведь плохое вряд ли будет стоить дорого, он отправился на кассу.
Когда покупки были совершенны, с чистой совестью он отправился в гости к Харинским.  Про себя волнуясь как маленький мальчик. Скорее всего его сейчас не узнают, ведь в последний раз он их видел на свадьбе у Яны много лет назад. Ох, и не понравился тогда ему это Ольховский. Малахольный какой-то, но если уж Янка влюбилась в такого, что поделать то.
Вот и заветный дом. Только Егор собрался набрать номер квартиры на домофоне, как дверь открылась, потому что из подъезда выходила женщина с ребенком. Не преминув воспользоваться случаем, мужчина проскользнул в подъезд и подошел к заветной двери.  Палец на звонок, волнение  внутри.

+1

3

Выходной — это здорово. В выходной чувствуешь себя человеком. Даже ранее утреннее пробуждение нисколько не расстраивает: что-то мелодично мурлычет будильник, Рик тычется носом в щеку — на тот случай, если будильник со своей миссией не справится. Но Яна проснулась уже минут десять назад и сейчас сонно жмурит глаза, позволяя себе полениться еще немного. Еще пять минуточек. Не надо в утренней гонке тащить собаку гулять, закидывать в себя завтрак, кофе, таблетки. Да, выходной — это просто замечательно, особенно утром, когда на нем еще не лежит тень завтрашнего рабочего дня.

Сегодня солнечно и морозно, любимая зимняя погода, так что они проносились с Риком по улице часа два с лишним: и поиграли, и позанимались, и с друзьями встретились, и все важные и нужные дела успели сделать. Пёс был в восторге: не каждый день ему перепадает такое веселье, хотя хозяйка старается изо всех сил. Яна тоже осталась довольна, и бодрости от такой прогулки только прибавилось.

Часов в десять позвонила Ира и пообещала в десять завезти к ней клиентку на пошив платья, мотивируя это тем, что у самой, мол, ну совсем, совсем нет времени. Ольховская недоверчиво хмыкнула, но согласилась. Она подозревала, конечно, что подруга таким образом дает ей подработать, но деньги действительно были нужны, так что гордо воротить нос было бы глупо.

Уборку, к счастью, она закончила вчера, так что из домашних дел оставалась только готовка, за которую женщина и взялась после разговора о тканях, клиентках с придурью и прочем увлекательном. Где-то через час по квартире уже поплыл запах жареной курочки и картошки. Яна нажарила по большущей сковороде того и другого, потому что послезавтра грозился заглянуть племянник, отдать книжки, а чем она его после суток кормить будет? Да и на работу с собой завтра что-то надо взять, на покупных чебуреках и разориться недолго.

Звонок в дверь раздался буквально через минуту после того, как она выключила плиту. Из раковины на Ольховскую выжидающе смотрела гора посуды, из-за двери — неизвестность, потому что в гости она никого не ждала. Да и домофон не звонил. Может, сосед Ромка за Риком пришел, гулять звать? Да рановато ему, в школе еще быть должен.

Гадать не имело смысла, и Яна направилась к двери. Пес, разумеется, за ней, и судя по его настороженности, человек был новый. Интересный какой-то человек, которому вроде бы и навстречу надо броситься со звонким лаем, а вроде бы и хозяйка не велит. Рик — он же такой... Яна подозревала, что если однажды в ее квартиру заберутся воры, этот дружелюбный парень заиграет и залижет их до смерти. Нелепая, но, согласитесь, не худшая смерть...

За дверью, по данным глазка, стоял какой-то незнакомый мужчина. Ольховская задумалась и помедлила у порога. В таких ситуациях она всегда немного жалела, что живешь одна: откроешь вот так — и косточек потом не найдут. Но у мужчины в руках вроде бы был какой-то пакет, а грабить и убивать с пакетом обычно не ходят. Ну, она ни разу не видела. Поэтому когда раздался второй звонок, женщина щелкнула замком и чуть приоткрыла дверь, выглядывая.

— Добрый день. Вы к кому?

Мужчина, которого она увидела, был смутно знаком. Как-то очень смутно. То ли в пациентах он у нее был, то ли просто где-то в городе видела, то ли что-то из детства... Да, точно, что-то очень давнее, такое... хорошее, родное. Господи, ну где ты, память, когда ты так нужна?!

— Вы... Боже мой, Егор, ты, что ли?! — не веря своим глазам, она приоткрыла дверь пошире, продолжая таращиться на гостя, как на привидение. Пользуясь замешательством хозяйки, пес тоже высунул любопытную морду из-за ее спины. Теперь, озвучив свою догадку, Яна находила все больше знакомых черт, которые не пощадило время и непростая работа. — Не узнала, прости. Ты проходи, проходи, не стой на пороге! — с этими словами она наконец-то отошла от порога, позволяя Осоргину пройти. Но таращиться на него не перестала. Не каждый день такое увидишь, ну.

+1

4

Убрав палец с кнопки звонка, мужчина застыл в ожидании. Пару минут была тишина, не было слышно ни звука. Егор уже начал думать о том, что дома никого нет, но на всякий случай нажал на кнопку звонка еще раз, слушая как звонкий звук раздается внутри квартиры.  В этот раз "дозвон" был более продуктивным, потому как послышался щелчок замка и дверь приоткрылась.
В дверном проеме стояла Яна, она будто бы сосем не изменилась. Похоже время обходило ее стороной, ну или если верить в сказки, то у нее были молодильные яблочки. Такая же миловидная, как и раньше, только глаза как будто еще больше стали.
А еще по лицу было видно, что она никак не может его узнать.  Должно быть работа и образ жизни наложили свои отпечатки на лицо и весь образ вояки. В ответ на вопрос Егор молча улыбнулся и посмотрел на собачью морду, которая выглядывала из-за спины женщины, а затем снова вернул взгляд к девушке.
- Да Яночка, это я. Живой не призрак. Здравствуй - проговорил мужчина входя в квартиру и наблюдая как радостно скачет пес. Должно быть он всех так встречает, очень гостеприимный товарищ.
В квартире было тепло, тепло не из-за температуры в помещении. Скорее это тепло было от созданного здесь уюта. Осоргин сколько помнил эту квартиру, она всегда казалась ему уютной. К тому же вкусно пахло домашней едой. Мария Георгиевна всегда вкусно готовила, как и мама Егора. Они постоянно обменивали рецептами и придумывали новые. Да, давненько Егор не пробовал домашней еды, все не до того было.
В пакет тут же сунул нос ретривер, мгновенно превратившись в волшебное существо "Чекупилу". Такой способностью к превращению обладали дети и животные, но ни тех ни других у Осоргина не было, поэтому поведение представителя собачьих его очень повеселило.
- Сколько лет, сколько зим? Я вот тут тортик принес. - протянул пакет девушке.
Отчего-то внутри так сжалось все, волнение появилось. Почувствовал себя Егор не мужчиной прожившим полжизни, а парнишкой  смущенным пред первым свиданием. Хотя знал он Харинскую довольно-таки давно, должно быть сказывалась разлука долгая.
Перешагнув через это дурацкое чувство подошел к Яне и крепко обнял ее. Как он относился к ней? Как к давней подруге? Может быть как к сестре?  Ответа не находилось, сейчас он был просто счастлив, что рядом был родной человечек.
- А где теть Маша? - улыбка не сходила с лица. - Давненько мы с ней не виделись. Почитай с самой твоей свадьбы. Муж то твой, тоже здесь наверное.

Отредактировано Егор Осоргин (2018-03-04 16:29:46)

+1

5

Квартира Харинских не сильно изменилась: да, обои были поменяны на что-то очень простенькое, но светлое и чистое, перестелен линолеум, обновлена мебель — не вся, правда, прихожая, например, видала еще молодость ее родителей. Но вот расстановка мебели в комнатах осталась прежней.

На кухонном столе стояла вазочка с конфетами, печеньем и таблетками вперемежку, кувшин с водой, лежал телефон, который только что получил какое-то смс и всеми силами пытался сообщить об этом хозяйке. Яна не обратила на него внимания. Повесив пакет на спинку стула, она крепко обняла Егора в ответ, будто стараясь окончательно убедиться в том, что он настоящий. Настоящий вроде бы. Живой, теплый, всей своей фигурой воплощающий что-то теплое, счастливое и давно забытое из детства и юности.

— Ух ты, "Наполен"! И чай какой... это ж мы с тобой как английские лорды сейчас отобедаем! — восхитилась Ольховская, заглянув в пакет. Если на такой торт она еще могла разориться по большому празднику, то про чай нечего было и говорить. Непонятно, для кого его вообще продавали в местном супермаркете за такие-то деньги. Но не говорить же об этом Егору. Он со всей душой, к старым друзьям, а тут... — Есть хочешь? Все горячее, только-только выключила. Картошечка, курочка, башка огурцов есть открытая.

Не дожидаясь ответа, она засуетилась, зазвенела тарелками в шкафу, полезла в холодильник за банкой. Если гость пришел, его надо накормить во что бы то ни стало, хоть чем-нибудь, хоть чаем напоить. А гостя, которого ты не видела больше десяти лет — тем более.

Вот только вопросы он задает... Ну, очевидные вопросы, да. И отвечать на них уже не больно, времени-то сколько прошло. Не больно, но все-таки грустно.

— Нет больше тёти Маши, Егор. И дяди Коли тоже нет. На Лесном оба, — не глядя на Осоргина, женщина неопределенно махнула рукой куда-то в сторону окна. Сейчас-то, наверное, мест на старом Лесном кладбище уже не осталось, кажется, года полтора назад в газете писали, что открыли новое. А тогда еще были, далеко-о от остановки, идти и идти, и если собьешься, считая квадраты, то и заблудиться можно. Зимой и вовсе лучше не ходить. — И Олега... Ну, с Олегом-то все в порядке, что ему сделается. Мы просто развелись.

Такое простое слово, а сколько всего за этим крылось. Такого, что и не расскажешь — стыдно. Особенно стыдно перед Егором, который, конечно, все знал наперед, иначе зачем ему было устраивать этот цирк с похищением невесты. Пусть уж лучше ничего не знает, а то рванет с Ольховским отношения выяснять, вот тот удивится — через шесть-то лет!

Ей тогда хотелось ему написать или позвонить. Им с Глебом. Потому что от кого же еще, если не от друзей детства, ждать защиты? Но она перемучилась ночь и не стала. Ни им, ни кому-то другому. Сама как-то справилась, пережила, переболела. А теперь-то уж что.

— Так что мы тут с Риком теперь вдвоем кукуем. Не худшая, впрочем, судьба. Ты-то что? Ты-то какими судьбами? Надолго? Надолго приехал? Я уж думала, не вернешься, что тут ловить, в нашей дыре. Или, может, ты квартиру продавать? — строя предположения, Яна попеременно отгоняла пса то от горячей сковороды, то от торта, то еще от чего-нибудь. Вообще-то он был хорошо воспитан, но на кухне — куда что девалось! Притвориться смертельно голодным перед гостем — святое дело, и неважно, что миски с водой и кормом всегда наполнены досыта и в срок. Вероятно, где-то в глубине души Рик был котом. — Рассказывай, рассказывай, я же тебя теперь не выпущу.

Так уж вышло, что в последние годы Ольховская частенько вспоминала Егора и Глеба, потому что в гости к Убогову проходила мимо пустующей квартиры Осоргиных. По-хорошему, стоило их самой отыскать, в век современных технологий это было не так сложно, как раньше. Но всегда находились какие-то другие дела. А если признаваться совсем честно, Яна просто боялась узнать, что некого там уже разыскивать.

+1

6

Объятия с подругой юности были чем то сродни, полному погружению в воспоминания. А ведь действительно, они не виделись столько лет, что вспоминать сейчас  оставалось только юность. Кто еще остался из всей компании, помимо Яны и Осоргина? Хотя какое это вообще имело значение, ведь если кто и остался их скорее всего не удастся собрать всех вместе.
Да и столько лет прошло уже, что наверное и не стоит этого затевать.  А здесь вот рядом Яна, все такая же шустрая и проворная.
- Есть очень хочу.  Знаешь как давно домашней еды не ел? Все столовые или вообще тушенка из консервов походных. Хотя, вот в госпитале не плохо кормили, но с домашней едой это не сравнить в любом случае.  - может быть это было не скромно со стороны Егора, вот так вот сразу соглашаться на обед, ведь по правилам этикета... Хотя кому они вообще нужны были, эти правила. За свою жизнь мужчина практически растерял всю эту стеснительность.
Усевшись за стол, Егор с удовольствием наблюдал за тем как суетиться женщина, и дело было не в том, что вечно можно наблюдать за работой других.  Вся суть заключалась в самой девушке, безумно приятно было наблюдать за близким человеком.
- Лучше бы Олега твоего туда отвезли... - совершенно не подумав ляпнул мужчина. Бывшего мужа подруги жалко не было совсем, а вот теть Машу и дядю Колю, было жалко безумно. И вроде люди пожилые, и событие это, как не прискорбно тоже было вполне ожидаемо. Вот только все равно новость эта как ножом по сердцу. Никого видно из старшего поколения не осталось. Не успел Егор побыть рядом, что же сам виноват, сам работу выбрал, вот и остался один без семьи и близких людей. Видно смерть и известия о ней, еще долгое время будут преследовать подполковника.
- Ты знаешь Глеб погиб четыре месяца назад. На одном задании были, он погиб, а я вот остался. Там взрыв был, он троих наших и подкосил. - хоть и прошло уже почти полгода вспоминать об этом было очень тяжело. Обиднее всего было вспоминать о смерти лучшего друга. Столько было пройдено вместе. Глеб ведь Егору брата родного заменил. - Не сберег я Глеба, не сберег. А у него ведь жена и сын остались. Жена его Ирочка, она в медсанчасти в Чечне медсестрой была. Они там и познакомились, еще в 2000м году. Сына вон родили, Серегой назвали. А я после его смерти так и не доехал до них, не знаю... Духа не хватило. - потупив взгляд отвернулся от женщины, просто что бы подумать о чем то другом. Думать о грустном не хотелось, только не сегодня. Сегодня была встреча давних друзей.
- Да я и сам если честно не знаю, надолго или нет. Врачи все решают, отпустят они меня обратно в бой или спишут как старый Уаз. Пугают их последствия контузии, хотя уже давно прошло все. Да я если честно думаю, что Аркадич надавит на них и все они подпишут. Так что здесь я на месяц или два. А потом обратно, Родину защищать. - к словам Осоргина сейчас только рюмки водки не хватало, да огурца соленного. - А квартиру, жалко продавать. Память от родителей. Я вот думаю ремонт устроить, а то без слез уже не глянешь. Поможешь советами ? Я ведь во всех этих интерьерных делах дуб дубом. - снова улыбаясь проговорил мужчина, наблюдая за тем как Яна борется со своим питомцем.
- А я вот спросить хотел. Ты же с Аленкой вроде дружила всегда. Как она сейчас? - свою бывшую возлюбленную Егор не видел еще больше чем Яну. И теперь даже не знал, хотел бы ее вновь увидеть или нет. Чувства давным-давно остыли. Зачем спросил, наверное просто ради интереса.

+1

7

Яну согласие Егора только порадовало: хорошо, что он не вспомнил про какой-то там этикет, ведь самый простой способ обидеть гостеприимную хозяйку — отказаться от ее угощения. Картошки она положила с горкой, туда же с краев кое-как уместила два зажаристых окорочка. Поставила тарелку перед гостем, дала ему вилку с ножом, потом наловила из банки огурцов и чашку с ними тоже поставила на стол. Налила в чайник воды и устроила его на плите, после чего наконец-то тоже села за стол. Рик перестал суетиться вместе с хозяйкой и улегся у ее ног.

— Госпиталь, говоришь? Одна надежда на то, что хотя бы в военных госпиталях еще есть, чем людей лечить... Сейчас что-нибудь беспокоит? Ты говори, если что, не стесняйся, я хоть кого-нибудь толкового посоветую тебе у нас тут.

Первым делом, конечно, о главном — о здоровье. Если беда случилась четыре месяца как, а приехал он буквально несколько дней назад, значит, на больничной койке провалялся немало. Наверняка еще получил в нагрузку кучу рекомендаций, которые и не думает выполнять. Хоть выписку из истории болезни требуй, честное слово. Так не даст ведь. Или вообще, чего доброго, сбежит.

— А Глеб... Не вини себя, хотя это и очень сложно. А с Ириной поговори все-таки, повидай, кто ей обо всем лучше расскажет, чем ты? Сыну об отце расскажи то, что он сам не успел. Это... трудное дело, но нужное, — Яна опускает голову, прячет глаза, вздыхает. Молчит, долго молчит. Лицо Глеба с какой-то из последних фотографий встает перед глазами, как кадр из кино про войну.

"Жди меня, Янка! — смеялся всё. — Никто не дождется, а ты жди, будешь мне вместо ангела-хранителя, а?". "Буду, — она тоже смеялась, целовала его в щеку на прощанье, не давала поцеловать себя в губы, но один поцелуй он тогда все-таки украл, — только ты уж не забудь меня там, пиши!". И он писал. О том, что встретил Ирину, тоже писал, и она только порадовалась за него, еще советы давала, как ухаживать да как лучше поступить. Всё надеялась однажды съездить к ним в гости. Да как-то вот... не случилось.

"Мы крылья и стрелы попросим у Бога — ведь нужен им ангел-ас. А если у них истребителей много, пусть пишут в хранители нас!" — ...Яна как-то принесла слова и аккорды Глебу и уговорила выучить. Глеб уговорил Егора. Очень душевно пели они ее в две гитары и два голоса, наверное, представляли себя в этом бою. Но юность бессмертна, и кто же тогда мог подумать...

— С ремонтом помогу, бюджет мне только потом обозначь и расскажи, чего хочешь вообще. Не скажу, что я знаток всех этих дел, сама последний раз занималась этим лет шесть назад, и то, как видишь, очень скромно всё. Но вместе что-нибудь придумаем, — отвлечься на бытовые дела оказалось очень кстати. Хотелось спросить, как погиб Глеб, как выжил Егор, но Ольховская не решалась, понимая, что это хуже соли на свежую рану. Может, сам расскажет когда-нибудь. А если и нет, то это его право. — А Алёнка... Да что ей сделается, живет себе.

Она пожала плечами и смолкла, но быстро поняла, что такой ответ никуда не годится. Хоть и рвется Осоргин обратно на передовую, а все-таки скучает по мирной жизни. Ищет якорь какой-то, что ли. Ольховская и сама не отказалась бы найти этот якорь для себя, она хоть и не уезжала никуда, а все равно бросает по жизни, как неприкаянный осиновый лист на ветру. Надо хоть что-то ему сказать. Про ребенка? Нет уж, про ребенка теперь уже поздно, уедет он через месяц на свою войну, а здесь все останется по-прежнему.

— Дочку родила, замуж вышла, уехала к мужу в деревню, километров тридцать отсюда, вроде бы. Живут там уже лет пятнадцать. По-моему, прибухивают хорошенько. Я давно ее не видела, как-то сперва ей было не до меня, потом мне не до нее. Не стала бы я на твоем месте ее искать, разочаруешься.

"Еще больше, чем сейчас" — мысленно добавила, но не озвучила, потому что отпираться же начнет. А чего отпираться? Никто не молодеет. И мало кто проживает по-киношному счастливую жизнь.

+1

8

Угощения оказались на столько вкусными, что тарелка пустела довольно быстро. Неужели у Яны хватало времени и работать в бригаде скорой помощи и оставаться хорошей хозяйкой. Решено, если Осоргин прознает о том что она собралась варить борщ, точно проникнет в ее дом с диверсией по захвату первого блюда. Многие утверждают, что все мужчины любят борщ, так это или нет Егор не знал, но четко осознавал что он сам его обожает, хоть и не умеет готовить.

- Дорогая моя, давай без врачей. Они мне знаешь как надоели. - этими словами совсем не хотел обидеть давнюю подругу, просто столько времени было проведено рядом с докторами. Ежедневные осмотры, диагностика, анализы, уколы и прочая радость которую дарил госпиталь. Врачи там действительно были что нужно, других в военных не держат. Но у Егора была на них обида, возможно это поведение и было детским, но от них ведь зависела его карьера. И пока их видение будущего весьма разнилось с видением Осоргина. Куча рекомендаций, какие-то мало активные зарядки и куча таблеток. Лекарства конечно пить приходилось, а вот малоактивный образ жизни не устраивал совершенно, ну не привык спецназовец сидеть на месте. Он прекрасно помнил, что в N-ске есть лес, и по пути узнал что есть некий бойцовский клуб с тренажерами и всей фигней.

Да, Яна была права, Иринке сейчас было намного тяжелее чем Егору. Остаться без любимого мужа, сын остался без отца. Помогать Сереге нужно было, он ведь был не только сыном лучшего друга, он еще и крестником Осоргину приходился. Когда решили пацана крестить Глеб так и сказал. "- Егор, ну а кто если не ты. Будешь ему вторым папкой." На том и порешили. Сегодня же позвоню Ире, чуть позже, но сегодня. Многое нужно обсудить, очень многое.
- А с ремонтом, да Бог его знает. Просто все облезло, обои выцвели. Мебель старая. - на мгновенье Егору пришла мысль мебель оставить. Как память что ли, но чего хорошего в такой памяти? Старая пыльная мебель не лучшее напоминание. Так что стоит отказаться от этой идеи.
- По поводу бюджета, да я даже не знаю сейчас расценок на все это добро. Но я хочу навесной потолок, и лампочки в нем такие маленькие. И наверное большой такой телевизор, что бы на стене висел. В общим если делать ремонт, то делать его хорошо. И дверь нужно будет понадежнее поставить, плюс окна. - окна действительно были проблемой, потому как за долгое время отсутствия жильцов и ухода, старые деревянные рамы немного прогнили и стали сыпаться. Не критично, но что то с этим делать нужно было.
Новости про Аленку радостными тоже не отказались. Хотя чего плохого в том что замуж вышла, дочь родила. Устроилась в жизни как женщина, семья устоявшаяся. Вот что пьет, это конечно плохо. Но у каждого своя голова на плечах. Только сейчас Егор задумался о том, что сейчас он мог даже не узнать ту, которую когда-то любил. Мог просто пройти мимо, все таки столько времени прошло. Соскучился ли он? Мужчина мог четко ответить что нет. Не скучает. Да в сердце еще хранится светлый образ Аленки, который все это время был неким маяком. Но вот теперь, что осталось то от их связи. Да ничего, просто воспоминания, не больше.

- Ян, а ну их все эти грустные воспоминания. Расскажи лучше как работа твоя? Так и осталась в медицине? Нравится? - вот из всех профессий медик, наверное последнее на что согласился бы Егор. Ему вообще было сложно представить, какое нужно терпение что бы общаться со всеми этими вредными пациентами.

+1

9

Яна с умилением наблюдала за тем, как Егор за обе щеки уплетает ее стряпню. За тем, как ест голодный мужчина, вообще можно наблюдать вечно, а если это не просто какой-то мужчина, а неожиданно нашедшийся друг юности, а если еда приготовлена собственноручно, пусть и не нарочно для него... Словом, маленькое счастье родилось из этой сценки, и женщина старалась запомнить каждое его мгновение. Из таких мелочей складывается домашний уют, из них складывается неплохая, в общем-то, жизнь, именно из них, а не из рабочей суматохи.

— Работа у нас такая — вам, гордым орлам, надоедать, следить, чтоб вы раньше времени крыльями не махали, — смеется, затаив волнение где-то внутри. На вид Осоргин кажется вполне здоровым, но всем же известно, что мужчина идет к врачу только тогда, когда обломок копья в спине мешает спать. Было бы копье — было б все понятно, а так — черт его разберет. — Ладно, я за тобой пригляжу. Запиши телефон и сразу же звони, если что. Звони, говорю, даже не думай!

Продиктовав свой номер, Ольховская выключила чайник, встала из-за стола и занялась переменой блюд: забрала у Егора опустевшую тарелку, бросила в раковину, убрала огурцы и достала чайные чашки. Открыла дорогущий чай — что ж теперь, смотреть на него, что ли? — насыпала в заварочный чайник и залила водой. В тарелки для торта положила большущий кусок — Осоргину, и кусочек поменьше — себе. Не то чтоб она скромничала, просто есть не хотелось. Есть обычно хотелось почему-то на сутках. Да так, что даже любимые Толькины магазинные чебуреки, которые в другое время способы были вызвать приступ несварения, гастрита, а то и язвы, улетали как дрова в топку.

— А я... да, осталась, на "скорой", завтра вот на сутки. Нравится? Ну, знаешь... Если я тебя спрошу, нравится ли тебе бегать по лесам, валяться в грязи, неподвижно лежать в засаде, получать ранения, выслушивать бредовые речи высокого начальства, терять друзей — что ты мне ответишь? А если я предложу тебе подыскать работу поспокойнее — что ты мне ответишь? Ну, вот... такое.

Яна усмехается, пряча глаза. Думает о том, что у Егора, наверное, представление о врачах осталось такое же, какое когда-то было у нее: спасение пациентов вопреки их дурному характеру, тяжелая, но уважаемая работа. На деле же скорая нынче все больше занималась извозом полубезумных бабок в стационар и обратно. И каждый считает, что врач ему должен. Лично ему и очень много. Презрительное "знали, куда шли!" — в лучшем случае, в худшем -— побои или нож в бок. В Н-ске еще ничего, а как новости в медицинских группах почитаешь — страшно жить становится.

— Все думала, может, в стационар, в реанимацию, сертификат-то есть, подтвержденный даже. Но в городской ловить нечего, а в частной... В общем, непонятно пока. Пока держусь. Говорить-то можно сколько угодно, а вот на деле что-то менять всегда страшно.

На деле в частной просто заведовал козел Ольховский. Этот вот самый, перспективный, талантливый и хваткий. О, он наверняка с удовольствием предложил бы ей не только место сестры-анестезистки, но и должность анестезиолога, ведь проводили же они там какие-то операции, в основном, сообразно профилю клиники, "по женской части". Только она ему не даст повода отпраздновать такой триумф. Если решаться, то уж лучше менять всё, город в том числе.

Но она не перелетная птица, она пингвин. Тот самый, который в утесах тело прячет. Увы.

— Так что послезавтра к обеду ближе можем заняться твоим ремонтом, чего время тянуть? Если на сутках будет время, я поспрашиваю народ, с кем сейчас стоит связываться и где закупаться. Жаль, правда, что мы оба без машины, сколько денег только на доставку уйдет. Хотя я попробую племянника попросить, у него график гибкий, может, покатает нас немного.

Яна с энтузиазмом ухватилась за идею ремонта. Ей не хотелось бросать здесь Егора одного — это во-первых, а во-вторых, найти занятие для самой себя тоже было очень кстати. Всегда хорошо, когда день наполнен событиями, и на ночные размышления о тщетности собственной жизни просто не остается сил.

+2

10

Разговор зашел о работе. Должно быть глупо было спрашивать Яну о том, как ей ее работа. Можно ли вообще оставаться так долго на скорой, с учетом условий труда. Егор бы точно крышей поехал, со всеми этими пациентами и их болячками. Примчись к ним, полечи их да еще и послушай о том как правильно лечить, будто бабулька всю жизнь проработавшая бухгалтером на предприятии, или как сейчас модно говорить в офисе, знает больше квалифицированного специалиста, да еще и с большим опытом работы. Да что бабульки, дедульки умничают не меньше. А ты катайся от такой вот бабульки к такому дедульке, давление им меряй, да рекомендации оставляй. Настоятельно проси дойти до терапевта. Дойдут разве? А если и решаться на это, то исключительно единицы. Зато скорая им обязана. 
Ненароком Егор вспомнил, как отец всегда отказывался от вызова врачей на дом. Всегда говорил, что ему не настолько плохо и до врачей он сам может дойти, а вот кому то в это время действительно будет нужен доктор. Пожалуй  Осоргин младший, тоже придерживался такой вот идеи.  А лечение о котором говорила Яна, и так ведь он лечится.

- Звонить говоришь? - мужчина достал телефон и приготовился набирать номер. - А если я позвоню тебе, что бы пригласить тебя на ужин? Сходим куда-нибудь, развеемся.  К тому же мне нужно отблагодарить тебя за радушный прием.
На мгновение мужчина задумался, прокручивая в своей голове местные рестораны, которые он когда то посещал. Остались ли они еще. Или уже давно были закрыты и на их месте открылись другие.  - Яна, а куда здесь можно сходить? Как вообще с культурной программой дела обстоят?

Хотя и так атмосфера была лучше чем в любом ресторане.  Тепло, по-домашнему. А главное рядом был не чужой человек. Казалось, будто Ольховская принялась делать чай с особой заботой. Может это действительно так и было, а может просто Егору очень хотелось, что бы так...  Вот так по семейному, когда приходишь уставший с работы, а тебе чай и много внимания.  Последний раз, на него с таким вниманием смотрел невропатолог, который всматривался в его зрачки, выясняя их диаметр и размер относительно друг друга. 

Егору ведь предложили место в штабе, сиди себе да бумажки подписывай. Совещайся, решай кого на задание отправить. Но по мнению Осоргина это было ужасно. Как можно решать из кабинета. Собственными руками отправлять ребят на войну, и прекрасно знать, что не многие вернутся обратно. Нет, не по нему это. Он хочет сам в пекло, там он хотя бы может попытаться спасти товарища, а не ждать итога в кабинете. 

- А знаешь, я уж лучше к тебе обращусь. Я же это, до сих пор уколов боюсь. Серьезно, как маленький ребенок. Знаю, что это быстро и не больно вовсе, а у меня аж дух захватывает. - к чему мужчина сообщил об этом, он и сам не понял.
  - А что у племянника грузовик? - не став пользоваться столовыми приборами, взял кусок торта рукой, совершенно не заботясь о том, что тот крошится. - Ты думаешь нужно ему надоедать? Давай уж сами. - совсем не хотелось кого-то обременять своими заботами. Особенно того, кто был и вовсе не знакомым. А вот зачем он ввязал в это Яну? Да он действительно не понимал ничего в ремонтах. Заминировать квартиру, найти идеальный угол обзора, или же что то спрятать, это по его части. А вот подобрать обои и кафель, гармонирующие по цвету с общим интерьером, увольте.

+1

11

— Ужин? Ужин, ужин... а, ну да, конечно, зови, я не против, — вопрос Егора застал Яну врасплох, задумавшись, она едва не поставила на стол вместо сахарницы набор из перечницы и солонки. На ужин ее уж точно никто давно не приглашал. "Выпить после смены", "пожрать шашлыка", "по-дружески засесть в кафешке", что угодно еще, но уж точно не поужинать. Приглашали когда-то, когда она только сняла с пальца обручальное кольцо и никого на пушечный выстрел к себе не подпускала. Потом притихло всё, а ей того и надо было. Но Осоргин — это же ничего страшно, посидят по-приятельски, почти как дома, ему же наверное надоело валяться в четырех стенах, на нормальных людей посмотреть хочется. Да и ей самой не помешало бы — на нормальных-то. — Из культурного... ну, вон, клуб работает, как с пятницы по воскресенье — так мы оттуда молодежь штабелями вывозим, то обдолбятся, то ужрутся. Несколько кафешек с роллами — ты же ел роллы, да? Где-то на том конце города пиццерия есть. А, ну и "Дружба", конечно, помнишь тот пафосный ресторан, где на моей свадьбе гуляли? По-моему, он стал еще более пафосный, только называется теперь по-другому.

Ольховская перечисляла заведения, вспоминая, какие вывески она встречала, разглядывая город из окна машины. Откровенно говоря, куда проще ей было приготовить вкусный ужин дома, тут и атмосферу можно создать какую угодно, и фильм хороший включить, и поговорить без посторонних глаз. Но, с другой стороны, не наденешь же дома красную шляпку, или то зеленое платье в пол, или легкомысленную синюю юбку в белый горох. Столько хороших нарядов пылилось в шкафу!..

— Еще театр работает, я не помню, ты застал его восстановление, нет? Я все собираюсь на что-нибудь сходить, да то билетов нет, то времени. А в ДК на площади иногда играют хорошую классику, я даже ходила пару раз, такое, знаешь... мысли улетают куда-то, выходишь с проветренной головой, но есть риск задремать. Что еще? Ну, кинотеатр небольшой, только не там, где раньше, а в торговом центре — видал, наверное, здоровенный такой, на летающую тарелку похож?.. Ну, вроде и все. А, да, на днях, говорят, крытый каток открыли, первый в городе, ждем первой сломанной на нем ноги.

Если задуматься и начать перечислять, то оказывалось, что какая-никакая культурная жизнь в Н-ске все-таки была, при желании можно было заняться себя на все выходные. Просто Яна давно уже не пробовала, ее свободное время уходило на Рика, поддержания дома в порядке и немного — на общение с друзьями. В кино, например, последний раз она была на "Фантастических тварях", потому что Роулинг же. И как-то... не особенно зашло.

— Грузовик? Да нет, легковушка у него. Так что, наверное, и правда лучше сами, позвони мне послезавтра часа в три, я скажу тебе, куда у меня продвинулись поиски мастеров. Так, глядишь, войду во вкус, и до своего ремонта тоже доберусь. Когда-нибудь... да, когда-нибудь. Ну, как торт? Я вот в другой раз шоколадного печенья напеку, все говорят, что вкусно!

Лучше о печенье, чем о ремонте. Источник дополнительного дохода в лице Немова безвозвратно иссяк, и не столько было денег жаль, сколько всю эту семью. Но денег, впрочем, тоже. Придется теперь брать больше шитья на заказ, чтобы прокормить этого лохматого троглодита, который, кстати, как раз слинял из кухни по каким-то своим собачьим делам. Или еще смен... Хотя кто ей даст, Ерашов и так говорит, что она растает скоро.

Заваренный чай тем временем был разлит по чашкам и разбавлен кипятком. Пах он, как ни странно, настоящим чаем, вот таким, какой был дома в детстве, от чашек поднимался уютный парок, навевающий воспоминая о далеких счастливых годах, когда они в отсутствие родителей могли завалиться на эту кухню всей честной компанией, и даже никакого алкоголя не надо было, чтоб было весело, хватало бутербродов с маслом и сахаром и вот такого вкусного чая.

— И буду выдавать по печеньке за героически пережитый укол, как маленькому мальчику. Эх ты, а в школе с таким невозмутимым лицом стоял у медицинского кабинета! Даже у зубного! Я аж завидовала вам, бесстрашным старшеклассникам, и пыталась сделать такое же лицо. Не хочу даже думать, как это выглядело!

+2


Вы здесь » [районы-кварталы] » [сегодняшний день] » [ребята с нашего двора]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC