Кирпич Районный Игрок Игрок





Новости:
08.04.18 Все ближе весна, все больше разговоров про [реальные встречи]. Планировать свое лето начинаем уже сейчас!
И самое главное - никогда не забывайте дорогу в свой родной двор.

[районы-кварталы]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [районы-кварталы] » [знакомые все лица] » [Лилия Сандакова | 22]


[Лилия Сандакова | 22]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[ЛИЛИЯ САНДАКОВА]
Дата рождения и возраст: 11.07.1995, 22 года
Семья: Мать – Вера Павловна Сандакова (Бурдуковская), 57 лет. Домохозяйка;
Отец – Амар Барадиевич Сандаков, 61 год. Сервисный инженер;
Брат – Вадим Сандаков, 30 лет;
Сестра – Камилла Сандакова, 9 лет.
Род деятельности: студентка 3-го курса заочного отделения направления подготовки бакалавров "документоведение и архивоведение"; официантка в ресторане "Горный орел"
Сексуальные предпочтения: бисексуальна. Лиле глубоко плевать где, с кем и как.

http://s5.uploads.ru/BHyhj.png
[Лидия Грехем]

[БИОГРАФИЯ]
Ты знаешь эту телку? Я спал с ней.

Все воспоминания Лили о детстве пронизаны тонкой нитью сожаления и приторной горечи. Она – второй по счету ребенок в семье. Брат Вадим старше на 9 лет и едва ли оставил что-то в памяти после себя: уехав учиться в большой город, он плотно там обосновался и даже не собирался возвращаться обратно. Неудивительно. Лиле было восемь, когда она видела его вживую в последний раз. Она была такой прелестной девочкой раньше – по крайней мере, именно это любила постоянно повторять ее мать. Наивная первоклассница с длинными черными косами, с радостью бегущая в школу, к своему классу, к новым друзьям и знакомым. Огромный розовый рюкзак утягивает хрупкое тельце девочки к земле, она в восторге от математики, в восторге от всех предметов до единого. До поры до времени.

Лицо Лили будто леденеет от одного упоминания о матери. Девочка горько плачет, разбив коленки в кровь на площадке. Девочка получает подзатыльник, закрывает свой поганый рот и насильно уволакивается домой. Она с полными слез глазами отчаянно оттирает сероватое пятнышко грязи на белой юбке, чтобы никто не успел заметить, чтобы в очередной раз не лишиться солнечного света на месяц. Ее комната убрана идеально – увидев пылинку, лежащую не на том месте, Лиля с ужасом бросается за тряпкой. Стереть, отмыть, составить все с дотошностью перфекциониста. Мать никогда нигде не работала, вся ее жизнь посвящена самой себе.  От нее не скрыться и не отдохнуть. Девочке не разрешали оставаться в гостях дольше, чем на 3 часа. Ни под каким предлогом.
Учителя в школе от нее без ума – такой чистоплотный и ответственный ребенок, только отчего-то такой тихий. Лиля никогда не жалуется – все ее рассказы наполнены безграничной любовью к родителям. Ах, а какие дивные портреты мамы она рисует!
Отца редко можно застать дома. Он же вахтовик, два месяца в городе, а следующие полгода где-то в дальнем уголке Сибири. Каждый день его присутствия – праздник для Лили, ведь тогда мать не истерит, не избивает ее ремнем по спине так, что невозможно нормально спать еще неделю. Вера Павловна готовит ранний завтрак, собирает в школу, заплетает непослушные волосы дочери в косу. Не оставляет синяков на предплечье своей дикой хваткой, не тиранит за не составленные на полку учебники. Несколько месяцев в году ее мать бывает такой, какой она должна была быть всегда.

Лиля только перешла в среднюю школу, когда отец сообщил ей радостную весть: у тебя будет сестренка, солнышко. Она прыгала от радости и широко улыбалась. Теперь жизнь точно станет лучше.
Двенадцатилетняя девочка не спит ночами, баюкая в руках новорожденную Камиллу, поет крохе колыбельные, которыми никогда не укладывали спать ее саму. На рассвете будит мать, чтобы та покормила ребенка, за что получает на свою долю неопределенное количество отборной брани. Она отключается за партой на середине урока, во время контрольной, на классном часу и на физкультуре в раздевалке. Возвращается домой, наспех ест что нашлось и как попало делает уроки, чтобы затем во тьме сидеть у кроватки. Потому что матери слишком лень просыпаться, она не хочет успокаивать вечно кричащего ребенка.
Примерно через полтора года после рождения Камиллы отец устроился на постоянную работу в городе. Теперь он больше никуда не уезжал. Лиля смогла вздохнуть спокойно – безумство Веры было ограничено шестью часами вечера. Она не могла показывать своих плохих сторон при муже.

В девятом классе Лиля отказала задиристому мальчику из параллельного класса. Он был чрезвычайно этим огорчен. По школе поползи мерзкие слухи – Сандакова отсосет любому за пятихатку. Предложений с тех пор было много. Она не пыталась никого переубедить – отравленные злыми языками черви уже слишком глубоко засели в чужих головах. Лиля надевала юбки покороче, подводила глаза поярче. Ржавыми ножницами в ванной обрезала волосы. Теперь уже никто не сомневался.

Сандакова – шлюха.

Лиля доучилась до одиннадцатого класса,  несмотря на огромное количество грязи, лившееся на нее со всех сторон. Ее аттестат выглядел довольно убого – среди ровного ряда троек с трудом найдешь несколько хороших оценок. Она поступила на документоведение и архивоведение в качестве студентки заочного отделения, устроилась на работу и сняла квартиру подальше от психозов матери.
Лиля действительно пару раз отдавалась за деньги. Мужчины подходили к ней в баре, она называла свою цену, и они вместе уезжали в ближайший мотель. Ее репутацию уже ничем нельзя было подпортить.

[ОБРАЗ]
Внешность: Лиля не помешана на моде, она не скупает с полок магазинов журналы вроде Glamour и Vogue. Ее не смущают рваные дыры на футболке, сбитые носки кроссовок и туфель. Вы никогда не сможете угадать, в чем она придет сегодня – в элегантном черном платье, идеально сидящем по фигуре, или старых заношенных спортивках и толстовке на пять размеров больше. Лиля из тех людей, что могут выйти прогуляться до соседнего района в одной пижаме и тапках с бутылкой пива в руках. На ее лице макияж либо отсутствует вовсе, либо его столько, что глаз начинает дергаться. В гардеробе Лили можно найти всё - от фирменной одежды, купленной где-то когда-то по скидке, до непонятного бесформенного нечто с глупой расцветкой. Она курит дешевые сигареты, не отказывается от паленой водки и дерется с бомжами за кусок хлеба не брезгует закупаться на рынке.
Каждым своим движением Лиля старательно показывает, что ей плевать на всех окружающих. Ее движения издевательски медленные, а походка настолько неспешна, что бабулька с костылями может обогнать, не напрягаясь. Ее взгляд упрямый и дерзкий; бродя по улицам, она никогда не замечает прохожих, напевая популярные песни звезд российской эстрады себе под нос.
Характер: Мать взрастила в Лиле ледяное спокойствие и равнодушное отношение к бедам других людей. Она не плачет над фильмами «Хатико» и «Титаник», ее не трогает смерть крошечных котят и щенят. Она не переводит бабушек через дорогу и не помогает потерявшимся детям найти своих родителей. Лиля не реагирует на издевки и плевки в свою сторону, ее не обидеть едким комментарием и безосновательной критикой. Вы можете кричать, можете долго публично поливать ее грязью, но она будет смотреть на вас с усмешкой, а затем одной хлесткой фразой заставит замолчать. Она наблюдательна и умна. Лиля знает, как ударить побольнее.
Те, кто хоть раз приводил ее в ярость, вряд ли захотят сделать это еще раз. Лиля вопит в неистовстве, она разбивает о стены все хрупкие предметы и уничтожает все вокруг до тех пор, пока в обозримом пространстве не остается ничего целого.  Лиля – эгоист и циник. Ей не знакомо понятие «верность». Если она считает что-то своим, то до потери пульса будет защищать «свое» от пагубного влияния «чужих». Лиля четко определяет для себя круг своих друзей и для них готова идти на уступки – ради близких она в три часа ночи сорвется в соседний город, не требуя объяснения причин.
Для тех, кто не знает ее достаточно хорошо, Лиля никогда не выходит из образа дешевой шлюхи.

[ПРОБНЫЙ ПОСТ]

[читать]

Ощущение неизбежного хаоса сгущается темной аурой возле истощенного тела, облаком густого черного дыма нависает над самой макушкой – так близко, что воздуха уже не хватает. Дыхание тяжким бременем ложится на механизм грудной клетки, болезненно медленное, словно потребность организма в  кислороде – чья-то безумная выходка. Ноги заунывно гудят от усталости, не могут больше вынести веса тела. Осознание совершённых ошибок настигает ледяной волной тяжкого преступления. Надо было прийти раньше. Надо было спросить. Пальцы не привыкли ощущать тепло чужого тела – горят огнем, медленно тлеют, чувствуя бегущую в жилах родную кровь. Нельзя отпускать. Не в этот раз.
Взгляд Джейми – пустое пространство арктической пустыни. Все внутри иссохло, сжалось до размера крохотного атома. Нутром чует, что произнесенные Им слова – наглая, вероломная ложь. На такую вешают потешную табличку «во благо».  Она заживляет открытые раны, мягким клеем ложится на борозды души. Добрым доктором залечивает серьезные повреждения, улыбкой сочувствия отпечатывается в мозгу. Такая ложь – злокозненная бомба с механизмом отложенного старта. Ее нельзя использовать слишком часто, ее нельзя применять к близким. Нож предательства, всаженный вплотную к сердцу. Она разрушает все самое ценное, сжигает дотла хрупкие ниточки сформированной связи.

Семье нельзя лгать, Стефан.

Джейми отнимает руку, резким движением отказывается от близости. Ноги ведут ее обратно к спасительному свету окна, но не доходят, обламываются в паре сантиметров от цели, заставляя безвольной куклой сползти вниз по бледной выпуклости краски. Весь мир оседает мучительной тяжестью в висках, молотом наковальни врывается в слуховой канал. Девушка опрокидывает чугунную голову к холоду стены, пуская по воздуху, пожалуй, слишком громкий звук удара кости о бетон. Не страшно.
Усталость предыдущих ночей двухтонным грузом наваливается на плечи, сковывает тело, подминает под себя. То, что никому не было сказано, болезненной вспышкой воспоминаний возникает из недр зарытых в могилу мыслей. Черный капюшон смерти склонился над рамкой любимой фотографии.

Джейми не может потерять еще одного члена семьи.

Маленькие детские ручки исчезают в морщинистых ладонях. Девочка заливисто смеется, она скачет возле деда, как заводская мартышка, выпрашивая новых историй. Она с сумасшедшим энтузиазмом носится по дому, выискивая запрятанные стариком сладости. Обливаясь горькими слезами, с разодранной в кровь коленкой, бежит по зелени двора к излюбленному местечку старшего Барроуза.
Память осколками разорвавшейся гранаты выкидывает на периферию сознания секундные моменты давно прошедших дней. Словно обрывки незавершенного фильма, они обрываются на полуслове, замирают оцепеневшими в разгар действия статуями – без какого-либо начала, без осмысленного конца. С неестественными цветами, с расползшимися от времени лицами, они сгорают в печи едкого горя. Не позволяют уснуть уже третьи сутки. Не дают есть, подчиняют себе всю жизнь. Оставляя Джейми лишь возможность ничтожного существования. Он умер, детка. Воспоминания – оковами горького сожаления заламывают руки. Выжигают непроизнесенные слова на веренице вен. Время не отмотать назад. Его колеса бедушно вертятся в погоне за чем-то неизменно большим - сквозь войны и поля сражений, сквозь боль утрат и поражений; вперед, к грядущим событиям и свершениям.
Джейми просто не вынесет еще одной потери.

Слова неприкрытой заботы кончиками гвоздей протыкают кожу, скрежетом ржавого металла о кость отзываются в теле. Коул все еще каким-то образом умудряется распростронять свое пристальное внимание на Ее проблемы. Идиотизм.
Все должно быть не так - чертовски глупое недоразумение.
Холод брошенного Его Эйвери дома сквозняком паранойи забирается под одежду. Он навязчивыми идеями впитывается молекулами организма - медлительно, украдкой. Ногота предметов домашнего быта прожигает насквозь насмешливыми взглядами, будто нечем больше заняться - вся Вселенная испарилась за границами четырех стен. Есть лишь надоедливый шепот прошлого, растворившийся в преображениях интерьера.
- Ты нужен мне, - слабо, почти шепотом. Все равно услышит. Поймет ли?
Джейми не может, просто не смеет Его осуждать. Стефан поступает точно так же, как и она два года тому назад. Бежит от проблем - прочь от совершенных ошибок, сквозь тоску и печаль бездонных ночей; туда, где не требуется мыслить, где указы сверху заменяют смысли жизни. Джейми не может Его осуждать, но это не отнимает у нее права ненавидеть его решение всеми фибрами изранненой души. Собирается бросить, в очередной раз. Безвольно разжимает огрубевшие пальцы и позволяет упасть хрупкому телу вниз, в пустошь сиротливого непонимания.
Руки бессознательно проникают в карманы джинс, извлекают наружу измятую пачку Marlboro. Сигареты как способ решения всех проблем, как бездонная пропасть черной дыры, в которой исчезает все мироздание. Барроуз знает, что в квартире Коула курить нельзя, но ей так беспредельно плевать, что она дерзко вспыхивает зажигалкой при его непосредственном присутствии.

К словам предадетелей не прислушиваются.
Предателей не прощают.

[ИГРОК]
Связь с вами:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Как вы нас нашли: решет и аскат привели за ручку
Пожелания к игре: всего и побольше

Отредактировано Лиля Сандакова (2018-02-12 23:50:24)

+5

2

с параллели, мне кажется, это дико круто. прям очень круто! меня чисто по-человечески заинтересовало, почему мать такая. И, это, переименовываю в имя-фамилию?

+2

3

Кирпич, тысяча благодарностей. у нее там с головой, это самое, не очень хорошо все. батя не успел заметить, бедняга.
ой, да, только можно в Лилю Сандакову? не хочу полное имя.

+1

4

Лиля Сандакова, ага, ну я, в принципе, так и подумал.
можно, конечно, вуаля. ставь статус и

Добро пожаловать на район! Не забудь продолжать заполнять анкету по [шаблонам], обозначь [занятую роль] и [сферу деятельности]. А потом смело  [ищи соигроков], получай [удостоверение личности] и включайся в игру!

+1

5

[ОТНОШЕНИЯ]

0

6

[ХРОНИКА ЭПИЗОДОВ]
Название эпизода, дата
Название эпизода, дата
Название эпизода, дата
Название эпизода, дата

0


Вы здесь » [районы-кварталы] » [знакомые все лица] » [Лилия Сандакова | 22]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC