Администрация

Кирпич Районный Ши Рен


Новости:
12.02.18 В честь Дня всех влюбленных городским любовным посланиям открыты все стены района. Не пропускайте возможность признаться объектом ваших воздыханий - ведь для этого и существует [любовь на районе]! И самое главное - никогда не забывайте дорогу в свой родной двор.

[районы-кварталы]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [районы-кварталы] » [вчерашний день] » [провожал ты меня из тенистого сада]


[провожал ты меня из тенистого сада]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://pp.userapi.com/c834204/v834204832/ac542/ZGap4Vwuqn0.jpg
31 декабря 2017
Два часа до нового года. Все приличные люди либо сидят по домам, дорезая последние салатики к праздничному столу, либо спешат по своим делам на той скорости, что не подразумевает интереса к происходящему вокруг. И только Ибрагим праздно прогуливается, никуда не торопясь, и, как обычно, готов влезть в дела ближнего своего.

Александр Троекуров
Ибрагим Берёзкин

Отредактировано Ибрагим Берёзкин (2018-02-08 13:17:45)

+2

2

31 декабря. У большинства россиян этот  день прочно ассоциируется с Новым годом, готовку под "Иронию судьбы" и снующих под ногами родных, норовящих схватить со стола что-нибудь вкусное.
Для Троекурова последний день декабря, это несколько спектаклей, разбор полетов на новые роли, выплата заработной платы малочисленному вспомогательному персоналу, особенно добродушной бабе Зое, что еженедневно моет почти весь театр одна, за неимением дополнительных финансовых средств на еще одного сотрудника клининга. Утро у него началось со стандартной чашки кофе, кормления непоседливого Пушистика, наказ не гадить в тапки и прогулки до театра пешком, потому, что смысла прогревать машину ради 15 минут не было никакого.
Пришел в театр правда, он в не совсем хорошем расположении духа, чего не могли не заметить актеры, и главное, почувствовали на себе весь гнев худ.рука.
- Ну куда ты лезешь, Перепелкин? - называемый Перепелкиным, стоит выдвинув ногу вперед, будто речь толкать собирается, хотя его сцена после Онегина. Парень смущенно улыбнулся и сделав несколько шагов в сторону, зачем-то ухватился за портьеру - отпустите бархат, мой друг, он тут не виноват!
- Антонов, встань в свет! - молодой прыщавый парень пододвигается на полсантиметра, боязливо косясь на Александра, впрочем не двигаясь дальше ни на зотя бы половину половицы
- Лазерев, покажите Антонову, что значит встать в свет, и как нужно повернуться, чтобы не загородить собой освещение полностью!!
Его почти трясет, то ли от вьюги за окном и совершенно отвратительной мишуры вплетенной в косу Денисовой, то ли от того, что сон маэстро составлял сегодня чуть более трех часов. Потерев лоб, Троекуров возвращается в зрительный зал, откуда готов наблюдать очередное лицедейство возвращенных актеров. Иногда он жалеет, что вновь вернул их в театр, они слишком...юные, слишком современные, еще много чего слишком, Саша учит их по Станиславскому, поражаясь, как иногда откровенна и пОшла их игра, и это...удручет. А может он слишком стар для своих 40?
- Коровин.. - худрук  почти стонет, роняя голову на руки, когда "Ленский" забывает свой текст, смотря на пышную грудь "Ольги" в слишком откровенном пушкинском наряде, путает слова местами.- ну и что мы застыли? Зритель не будет ждать пока Вы соизволите вспомнить слова, суфлеров отменили, а третье пришествие еще не скоро!
Красный, как помидор Алебасов аки Ленский, чешет затылок кривя парик и слишком громко вздыхает. Труппа поникла, работать не хочется никому.
- Если Вы не готовы поставить даже такой простой спектакль как Онегин, вы зря едите свой сценический хлеб с маслом. Лентяев и болтунов я здесь не держу, отлынивающие мне не нужны, или вы играете, или выход всегда открыт для каждого. Чтобы 5 января я увидел всех вас подготовленными. А сейчас..вон!
Этой отпеведи от него не ожидал никто, зрительный зал потрясла почти что гробовая тишина, и лишь звуки шагов по ступеням лестницы, извещал Троекурова о том, что с ним даже никтотне попрощался и Нового года не...Да что там, он сам виноват, или они, притворялись профессионалами.
Дождавшись, в зрительном зале и на сцене погаснет свет, он вышел через боковой служебный проход ведущий к гримеркам и открыл первую дверь с надписью - А.И. Троекуров.
Творческий беспорядок к комнате творился уже больше нескольких дней, у него никак не хватало ни времени, ни даже убраться. Опустившись на стул, Александр облакотился локтями на стол, не обращая внимания, как яркие лампы вокруг зеркала нещадно слепят глаза.
Кстати о глазах...Приглушив свет, он поднял голову, посмотрев в свое отражение, что на какой то момент даже испугало актера: бледное, как лист пергаментной бумаги лицо, растрепанные от частого касания пятерней, волосы, блестящие с полопавшимися сосудами белки глаз и потрескавшиеся губы.
Потрясающее зрелище, правда?
Налив в себе стакан воды, трясущимися руками, мужчина опрокинул в себя стакан воды из стоящего рядом кувшина и встал с с крутящего стула. Выдыхая, и прокатив по полированной поверхности телефон, он кладет его в карман куртки, и выходит из гримерки, плотно прикрывая за собой дверь. Сегодня здесь ему уже делать нечего, через три часа наступит новый год, а дома его ждет шампанское в холодильнике и наглый обормот Пушистик.
В этом году зима выдалась дружная, снежная. В воздухе порхают легкие "белые мухи", кружась и медленно устилая землю, машины, заборы, дышится легко, снег хрустит под подошвами ботинок, а пальцы сразу же схватывает морозцем. Вытащив из кармана перчатки, он натягивает их на руки, небыстрым шагом переходя дорогу, решая сократить путь через сквер.

Отредактировано Александр Троекуров (2018-02-07 10:39:39)

+3

3

Возвращаться в N-ск Ибрагиму было отчего-то странно. В уходящем году он и так провел в этом дивном городе больше времени, чем любой разумный человек счел бы практичным. Особенно с учетом того, как выросло количество душ населения на метр невеликой Володиной квартирки. После появления второго племянника Нины жить там стало, собственно, негде. В первую очередь Володе. Бедняга и раньше-то прятался от Сашка с Ибрагимом и их душевных бесед куда подальше, а тут и вовсе дома появляться перестал.

По сути, его тут не было сколько? Месяца два с половиной? Пять, если считать от августа, но он ведь после августа уже заскакивал один раз, так что, будучи откровенным с собой, пришлось остановиться на меньшей цифре. Кошмар. Так недолго и вовсе у Убогова прописаться и начать выплачивать аренду. Не то чтобы Ибрагим совсем ничего не вкладывал в этот дом, он не какой-нибудь нахлебник, но всё же, всё же...

Все же стоило иногда пожить и своей жизнью. Или не делать этой «своей жизнью» N-ск, по крайней мере, если уж у него её настолько нет.

Но новый год с Ладой? Это же, мать её, традиция! Это закон, это факт, это ось, вокруг которой строятся все прочие события года. Так что, пусть и ненадолго, но приехать он себя счел обязанным. Сашка, вот, предупредил заранее, благо теперь в доме был кто-то, отвечающий на хреновы звонки. Сашок ответил, что их с братом на праздники как раз обоих не будет, и оно как-то спокойнее, что дядьВолодя не останется один.

Оно и к лучшему, на самом-то деле. Во-первых, нечего пацанам мариноваться взаперти с этим занудой, когда мир полон более интересных возможностей, тем более-то в праздник. Во-вторых, Ибрагим мог с чистой совестью означенного зануду монополизировать на все короткое время своего визита. Как традиция и подразумевала.

Короткое, вот ключевое слово. Он даже взял обратные билеты заранее, вопреки привычке. Нечего тут застревать. Приехал тридцать первого, уедет четвертого, прекраснейше успеет осознать стабильность мира и себя в наступившем году. Всего ему хватит, ещё галопом на вокзал побежит, подальше от местного провинциального душка... Нельзя сидеть на одном месте, так недолго и корни пустить, а Ибрагим не дуб и не кактус, он вольная птица.

Есть ли у кактусов корни?.. Какая, в общем-то, разница. Но надо будет написать Сашку, спросить...

К слову о деревьях, в этот раз, без Сашка, конкуренции в области добычи ёлок ждать было неоткуда. И это тоже было правильно и подкрепляло порядок вещей. Прибытие в последний день года ничуть Ибрагимовым планам не мешало, потому что он, в отличие от некоторых, был человеком современным, умеющим пользоваться техникой, а потому их с Убоговым законная елочка дождалась его отложенной на рынке, куда он и явился непосредственно с вокзала. Небольшая, простенькая, но куда более приличная, чем то убожество, что тут же при нем приобрели какие-то крайне запыхавшиеся молодые люди за несопоставимую с полученным товаром сумму. Всё впопыхах, всё в последний момент. Как будто наступление нового года оказалось для них неожиданностью, честное слово. «Это зимой совершенно внезапно выпал снег», и так далее. Бывают же люди...

С ёлкой под мышкой и пакетом фасованных салатов из супермаркета Ибрагим был, в общем-то, совершенно экипирован для того, чтобы ловить такси и ехать к Ладе. Шампанского тот не заслуживал, а сам Ибрагим не хотел. Настроения праздничного как-то не складывалось. Ничего, растрясется еще, забежит за самым необходимым уже ближе к цели. Во всех окрестных дворах его рожу за этот год выучили, продадут и после десяти, лишь бы отстал. А мандаринов наверняка от Сашка осталось еще, он их и в прошлом году закупал ящиками...

И все-таки, растрясаться он в результате решил пешком. Не из жадности: такси в канун нового года даже в N-ске брали оплату с накруткой, но идти через полгорода своим ходом он был не дурак. Просто понадеялся хоть как-то выветрить голову и настроиться на праздничный лад. Ну или потянуть немного время, прежде чем признать окончательное поражение.

Возможно, думал он с опасением, так начинается старость. Сначала ты ждешь Деда Мороза, потом ты сам Дед Мороз, а однажды наступает момент, когда не хочется шампанского, а радостные люди вокруг вызывают желание ворчать на пустую суету.

Кошмар какой-то.

Центр у N-ска невеликий, и Ибрагим блуждает по нему бездумно, разглядывая витрины и с натянутой улыбкой кивая в ответ на поздравления попадающихся навстречу прохожих. Эти маленькие города и их слишком приветливые люди... Все друг друга знают, всем есть друг до друга дело, как будто перенесся в прошлое лет на тридцать.

В сквере напротив театра почти безлюдно. Хорошо. И снег красиво падает. Ибрагим выбирает это место своей финальной остановкой, укладывает ёлку с пакетом на припорошенную снегом скамейку, неспешно закуривает и бездумно упирает взгляд в кружащиеся в свете фонаря снежинки. До нового года еще несколько часов. Если не спешить, можно успеть все на свете, в том числе омолодиться достаточно, чтоб захотеть хотя бы мандаринов.

Пять минут, пять минут, разобраться если строго, даже в эти пять минут можно сделать очень много...

Отредактировано Ибрагим Берёзкин (2018-02-13 19:29:02)

+1

4

А погода великолепная, воздух чист, прозрачен и свеж, ночь темна, но видно все вокруг, благодаря фонарям, что стройными рядами освещают парковую зону, а месяц с неба вырисовывается так ясно, будто его помыли и потерли снегом.
Войдя в кованую калитку, Саша прикрывает ее тихонько за собой и идет вглубь парка, неспеша, порой останавливаясь, наблюдая за тем, как снежинки, медленно кружась в воздухе, падают на землю, образуя удивительный узор вместе с такими же, чтобы потом блистать в ярком свете луны и искуственного света уже более ярко, словно бриллианты.
Еще раз посетовав, что забыл зажигалку, для верности похлопав по карманам, и понимая, что она даже за подкладку не закатилась, мужчина вздохнул и вновь натянул перчатки. Подмораживало. В ночь синоптики обещали минус 15, самое то в новогоднии праздники и повыше поднял воротник пальто. Он, вечно мерзлявый ненавижел зиму из-за вечной надобности кутаться в 33 одежки, из за сухих замерзших рук, простуды, которая настигала всегда невовремя, а именно, когда нужно было ставить спектакль, в котором придется играть самому, да и вообще у него было сотни причин, чтобы разлюбить этот казавшийся всем такой замечательный праздник.
Ну во-первых, потому что, встречал его Троекуров в детстве, как правило либо один, либо с бабушкой, но приехать не всегда получалось, поэтому преимущественно один.
Во-вторых, родители, отделывались от него подарками, никогда не поинтересовавшись даже, нужны ли они ему, и может быть он предпочел бы час времени проведенного с ними, всем игрушкам на земле.
В третьих, он уже взрослый самодостаточный мужчина и каждый новый год приближает его к старости.
Вот так просто три "не".
Так вот, слева от него выстроились скамейки, справа палисадник с кованым забором, и тихо-тихо. Нет никого. Ну или почти никого...Александр поворачивает голову, видя, что на сиденье кто то сидит, подойдя ближе, он увидел бумажные пакеты, елку и человека.
- Добрый вечер - он сделал еще пару шагов по направлению к сидящей фигуре - Вы случайно не курите, зажилки не найдется, а то свою на комоде оставил...
Он слегка улыбнулся, словно говоря, что ему на самом деле нужна зажигалка, и это не предлог, чтобы познакомиться или просто даже заговорить.
Для пущей убедительности, он вытащил из кармана пачку сигарет и щелкнул бумажной крышечкой.
Давидофф.
Когда то-ему говорили, что все таки стоит курить что то покруче, типа Винстона, Мальборо, особо фанатичные вообще советавали сигары, но Троекуров не настолько любил курить, чтобы кайфовать от раскрытия табачного листа.
Один из поклонников несколько лет назад, подарил ему позолоченную табакерку, с выгравированными инициалами, а внутри помимо дорогущий, как понимал Александр, лежал трубочка папирусной бумаги с номером телефона. Тогда худ.рук посмеялся, но подарок не выкинул, портсигар оставил, полодив ра рабоье в верхний ящик комода, сигареты выкурил, и лишь номер телефона сжег в кабинетном камине.

+1

5

Единственное, чего добился Ибрагим за десять минут вдумчивой медитации на снег, так это осознания того, что у него устали ноги. Так что, пораздумав немного и потоптавшись рядом с заснеженной скамейкой, он все-таки махнул рукой на сухость брюк и общее благоразумие, и присел на самый краешек, предварительно расчистив с него снег рукавом.

Скамейка, как и положенно в такую-то погоду, была ледяной и грозила примерзнуть к его скудному тылу прямо через джинсы. Ибрагим отважно риском пренебрег и продолжил курить. Уж что-что, а это он мог делать бесконечно.

Время, конечно же, продолжало тикать, но он не очень-то спешил. Даже в самом маловероятном случае, если он не успеет к Ладе до полуночи — и что с того? Вроде бы даже, и не в самый первый раз. Главное общая идея совместно проведенной праздничной ночи, а часы и эти вот их стрелочки, это же мелочи, правильно? Это всё бренное, сплошные условности...

Ну не хотел он никуда идти, ну что ж ему теперь, сожрать себя за это изнутри надо было? Ничего. Посидит ещё и поедет, не на вокзал же ему обратно с ёлкой переться. Салаты-то ещё куда ни шло...

«Добрый вечер», прозвучавшее где-то над опущенной головой Ибрагима, сперва показалось скорее собственной мыслью, невпопад перебившей предыдущие. Случалось с ним такое, особенно в таком вот состоянии недо-сна, недо-транса, когда перестаешь уже осознавать и в какой позе сидишь, и на что на самом деле пялишься, пока мысленно воображаешь совсем другие картинки.

Он запрокинул голову, выглядывая из-под кепки, продолжая упираться локтями в широко расставленные колени, и пошевелил на пробу пальцами. Замерзли руки-то совсем, а он и не заметил.

— Простите, молодой человек. Не курю. — Ибрагим лениво усмехнулся, не выпуская из зубов наполовину скуренной сигареты. Не удержался, фыркнул, едва вытянув положенную паузу, и полез задеревеневшими с мороза ладонями в карманы. Доставать их обратно откровенно не хотелось, но что уж тут. Новый год, надо быть щедрым.

Ноги тоже успели удивительно быстро промерзнуть и разгибались с едва ли не слышимым скрипом, пока он поднимался с насиженного места медленным слитным движением , отогревая пальцы лишние полминутки. Когда он наконец выпрямился до конца, стоящий перед ним человек оказался где-то на голову ниже, что дало ему полное право ссутулиться обратно, сохраняя ещё немного тепла.

— Держите. — Он на ощупь выбрал в кармане зажигалку поновее, чтоб не щёлкать раз за разом, матерясь, и не задерживать человека. Огонёк вспыхнул с первой попытки, скакнув над пластиком на добрых два сантиметра. Опять, что ли, регулировку пламени забыл поправить после дождя? Значит этой не пользовался с осени где-то...

Ибрагим решил, что прохожий сам разберется, удобнее ему прикуривать с чужой руки или браться за предложенное самому, и наконец-то посмотрел на него осмысленно, оценивая увиденное.

С «молодым человеком» он, пожалуй, всё же погорячился. За тридцать мужику было, это точно. Скорее даже под сорок. Под глазами тени, морщины тоже в наличии, ещё и обрисованные глубже в неверном свете фонаря. Черты такие... правильные, и глаза чернющие, глубокие как омуты. Усталые, затраханные даже. Волосы вразлёт, пара прядей торчат дикобразьими иголками — с мокрой головой дури хватило выбежать или укладка растрепалась? Второе, наверное, сейчас, вон, многие так ходят. И этому чего бы не ходить, красивый же, зараза. И одет очень прилично. Из театра идет, что ли? Если и да, то сегодняшняя программа его порадовала вряд ли. Видочек-то скорее похоронный, чем праздничный.

Ну, хоть не одному Ибрагиму сегодня мир не по душе. Другие люди тоже от всего устают, даже такие вот, драматично укутанные тенями и слишком аккуратно припорошённые снегом. Родом из Шварцевских фильмов-сказок. Мистика в декорациях капустника, в роли декораций город N-ск.

Отредактировано Ибрагим Берёзкин (Сегодня 02:01:24)

0


Вы здесь » [районы-кварталы] » [вчерашний день] » [провожал ты меня из тенистого сада]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC