Администрация

Кирпич Районный Ши Рен


Новости:
12.02.18 В честь Дня всех влюбленных городским любовным посланиям открыты все стены района. Не пропускайте возможность признаться объектом ваших воздыханий - ведь для этого и существует [любовь на районе]! И самое главное - никогда не забывайте дорогу в свой родной двор.

[районы-кварталы]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [районы-кварталы] » [сегодняшний день] » [я опять потерял себя в одном из дворов]


[я опять потерял себя в одном из дворов]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://sf.uploads.ru/xsiNc.jpg
поздний вечер 5 января 2018 и девочка-одуванчик идет по темноте
Ада vs Кит

Отредактировано Никита Решетников (2018-02-04 01:01:39)

+1

2

В Москве, если ты возвращаешься домой после одиннадцати, варианты нарваться на неприятности обычно существуют только тогда, когда ты живёшь, например, в Выхино. Или в Мытищах. Или в Южном Бутово.
Но если квартира родителей-с-очень-неплохим-достатком находится на Ленинградском проспекте, в пяти минутах пешком от метро Белорусская, неприятности обходят тебя по широкой дуге: просто потому, что местные гопники знают с малолетства, что вот этих, этих и этих ребят трогать не надо.
Просто не надо.
Иначе им же хуже будет.

Но одно дело Москва, а другое Н-ск. Здесь Адкина привычка возвращаться домой по темноте в любое время года вполне может аукнуться большими неприятностями. И не то чтобы Адушка на них нарывается, просто по простоте и наивности даже не задумывается, что не с её комплекцией шастать домой не то что после одиннадцати, а даже после девяти вечера. Особенно зимой. Особенно в новогодние праздники.

Потому что если у шизофреников обострения обычно осенние или весенние, то пик активности шпаны малолетней, подзаборной приходится на лето и... на первые числа января. Замордованные новогодней, предновогодней, посленовогодней, святочной и прочей нервотрепкой продавщицы хмуро выдают всем подряд пиво, не особо обращая внимания на то, сколько волосин торчит из подбородка у потенциального алкоголика. Какая-нибудь тёть Зина из продуктового в течение всего рабочего дня мечтает только о том, как придёт домой, сунет подагрические уставшие ноги в тазик с тёплой водой и уткнётся носом в телик, где крутят такие знакомые и любимые ещё с детства фильмы.

У Адки нет телевизора. Совсем, никакого. И пиво она пьёт только мажорное, потому что «маааасквичка!», то, которое за стеклянную бутылочку 0,33 стоит в Москве почти двести, а здесь и больше двухсот рублей. Потому что импортное. Поэтому до Теплицкой не сразу доходит, почему так подозрительно тихо в том переулке, куда она свернула, чтобы сократить путь до дома, всего-то десять минут осталось пешком пройти, грех не прогуляться, когда на улице так хорошо — чуть морозно, снег скрипит, хрустит и искрится, тёплые оранжевые пятна фонарей расплываются лужами на этом белом полотне. Уж на что Ада не любит зиму и Н-ск, а такая — хороша.

В наушниках у Адки плейлист из песен Seether. Она смахивает песню, и вместо My Disaster начинает играть Fuck it. Отличная песня. Адке очень нравится, особенно этот переход, от спокойного мягкого куплета к агрессивному ритму припева.
I'm left alone with my shame...
Fuck it! I see you in me
Fuck it! I feel you in me
Fuck it! I'll heal you in me
Именно сейчас этот переход оказывается как нельзя кстати.

— Паштет, гля, какая тёлочка, — с отчетливым фрикативным г выдаёт ломающийся голосок, и из темноты перед Адкой восстают три силуэта. Они, конечно, совсем пацаны, судя по безусым физиономиям, только проблема в том, что самый хилый школьник из них всё равно чуть ли не вдвое шире и на голову выше Теплицкой. И они-то явно приняли её за свою, так сказать, возрастную категорию: она же не виновата, что без макияжа выглядит лет на шестнадцать от силы?

Пока пацаны обсуждают, что они и куда с ней сделают, Адка просчитывает варианты. Ей страшно так, что сердце колотится в горле, а от выброса адреналина мышцы горят и — она смаргивает — в глазах слёзы. Она ни слова не говорит, чтобы не спровоцировать, и продумывает, в какую сторону очень быстро метнуться, прямо-таки кабанчиком, чтобы они не успели вообще ничего сообразить. Шпана как раз договорилась между собой и начала делать какие-то подвижки к шагам вперёд к ней, когда Адка замечает ещё один силуэт.
На то, что это какой-нибудь нежданный-негаданный спаситель, надеяться не очень-то приходится, но, честно говоря, очень хочется.

Отредактировано Ада Теплицкая (2018-02-04 01:42:07)

+2

3

он делаешь пару глотков холодной воды из бутылки, второй рукой попутно двигая по столу бумажки - на сегодня, пожалуй, закончим. вся эта работа наводила на Никиту точку и свербящее в глотке чувство рвоты, но он платил за это сам, он знал. нечего было так рьяно гнаться за деньгами от рисунков на коже. на самом деле, он сейчас мало представлял себя уже без этих татуировок, его пальцы медленно скользили по столешнице, которую потрепало время, а в уголках глаз слегка кололо от усталости и напряжения.

- решет? сюда иди, - вырывает Решетникова из светлой тренерской голос из коридора. на столешницу с глухим звуком опускается полупустая пластиковая бутылка, а кроссовки чуть хрустят под треснувшем кое-где линолеумом. парень делает пару шагов через порог и утыкается глазами в парня, что поправляет на стенде только что засунутый им туда листок. - вот, - расплывается в улыбке Серый и делает шаг назад, любуясь своим творением, - теперь ты тоже есть в расписании, Кит.

- а я думал, не доживу, - хрипит Никита, усмехаясь в пустоту, - надолго ли.
он действительно почти не верит, что это произошло. все эти длинные рассуждения за спиной, редко в глаза, что такое с собой мог сделать лишь кусок долбоеба и ничего в будущем у тебя нет, кроме как спиться и сгнить в канаве, ведь от таракана только таракан. Никита не собирался никого убеждать в обратном. всю злость он копил в себе, чтобы отдать её на тренировке, а лучше в бою. на ребят из клуба он никогда не срывался, потому что все они знали, что Решетников - нормальный тип, просто оболочка слишком модная для такого райончика в Н-ске.

- давай, короче, - хлопает ему по плечу Серый, - я погнал, а то Наташка снова будет выносить мне мозги, - слабый нервный смешок выдавал Серого с головой, что жизнь с Наташкой даёт о себе знать, что часто в последнее время они ругаются. это было не только сейчас, он с осени ходит сам не свой.

- давай, - отвечает Никита таким же жестом и еще пару секунд смотрит в спину Серого, пока того не сжирает темный коридор и поворот за угол. Решетников делает пару шагов к стенду и утыкается глазами в свою фамилию.

Н. Решетников.

сразу в памяти всплывает школа, когда мальчишкой подходил к расписанию и видел, что сейчас идти на физру, а рядом написано - А. Решетников. Никита особо не скучал по отцу, хотя, нет. он скучал, вспоминал, но никогда не показывал вида, он никогда не хотел признаваться, что отца ему всё же очень не хватает, что он бы отдал всё на свете, чтобы тот был жив, чтобы семья была вместе.
но эти детские желания он никогда не покажет никому. даже матери.

вместо этого Никита снова зайдет в тренерскую, возьмет ключи со стола, недопитую бутылку воды, выключит лампу с теплым светом и закроет дверь тренерской до самого утра. его глухие шаги так и будут разноситься по пустому темному коридору, пока он не выйдет в фойе, чтобы оставить ключи на вахте.
натянутый на голову капюшон напомнит Никите о забытой дома шапке. потому что собирался утром на работу в спешке. потому что проспал. потому что нечего страдать хернёй до самого утра. снег под кроссовками мягко и приятно хрустит, на улице ни души, все еще не до конца отошли от встречи нового года. он любил пустые улицы, но ужасно хотелось есть, поэтому, сжимая пальцами за горло бутылку, он быстро решил срезать через дворы. быстрый путь оборвался голосами, Никита замер и быстро сдернул с головы капюшон. вокруг не было. казалось, ни единой души, но он точно уверен, что слышал голоса. и в следующий момент в подтверждение голоса повторились снова, Никита резко повернулся в их сторону и увидел на другой стороне двора под светом фонаря отчетливо видны силуэты. ни одной мысли в голове у Никиты не промелькнуло, прежде, чем он двинулся наперерез через детскую площадку, заходя со спины трёх парней, что окружили девочку - теперь он видел всё это более чётко. растерянная девочка явно была в западне, замерев под светом фонаря с бледным лицом и округлившимися глазами. казалось, что её рыжие локоны, выбившиеся на плечи, тоже немного потускнели от испуга. три парня чувствовали себя королями ситуации, но Никита не собирался это терпеть, он шел уверено и мягко, не снижая темпа, он свистнул в затылки парням, попутно открывая  бутылку воды и с размаху окатывая их водой прямо в лица. от испуга и неожиданности троица дернулась, словно подбитые псы и что-то нечленораздельно заорала, а Никита тем временем быстро толкнул одного и двинул по челюсти второму, когда как третий быстро достал складной нож и хаотично им размахивая пришелся прямо по тыльной стороне правой руки Никиты.

- сука! - вырывается у Никиты из глотки так же резко, как капает кровь из свежей раны на белый снег. Решетников резко хватает парня за запястье и выбивает нож, который падает и втыкается в снег. переброс через бедро и нападавший становится жертвой, чертя затылком по утоптанному снегу.  Никита выдергивает нож и прикладывает ледяной металл к горячему и запыхавшемуся горлу бедолаги так, что даже его дружки замирают. - живо убрались нахуй, пока я вас не зарезал, как свиней, - низким хриплым голосом выдает Кит, резко отпуская парня. герои быстро начинают пятиться в темноту двора, скрипя голосами и бросая себе под нос ругательства.

- чё ты одна тут делаешь, девочка? - спокойно спрашивает Никита, вставая с колен, - далеко до дома тебе ещё?

+1

4

Когда температура сильно превышает норму — например, в кружке с только что сваренным какао — ртутный градусник раскалывается беззвучно. Он не выдерживает, он не рассчитан на такую нагрузку.
По-научному если, то это перегрузка. И есть специальные пункты в теории механизмов и машин, как рассчитать максимально допустимую нагрузку, предел прочности и подобные моменты. Так ненавидимый студентами всех времен сопромат в помощь.

Проблема в том, что для человеческого существа никаких табличных значений не существует. Это у инженера всё просто, взял книгу, открыл табличку, посмотрел: о, предел упругости у этого материала такой-то, отлично. А вот... Сколько раз нужно поставить жизнь человека под угрозу, с какой частотой и периодичностью, чтобы его психика не выдержала и растрескалась, вытекло прозрачным жидким металлом с перламутровым отблеском содержимое, и наконец опустились руки? Сколько нужно раз отказать, чтобы человек больше не спрашивал?

У Адки крепкая психика. Крепче, чем у многих, хоть по ней и не скажешь — с виду она нежная феечка, одуванчик, дунь — разлетится-расколется её прозрачный мир.
Нет.
Поэтому парни-подростки её, конечно, пугают, но не до потери сознания. Есть, как правило, два вида реакции психики, так называемые механизмы «бей или беги». У Адки чаще срабатывает беги, но она никогда не замирает кроликом перед удавом — она просто очень-очень быстро думает.

В этот раз додумать ей не дают, и она расширившимся от удивления и страха глазами наблюдает дивную сцену спасения принцессы — то есть Ады — рыцарем — то есть вот этим вот ассассином в капюшоне — от Змея Горыныча — в роли сказочной рептилии понятно кто. Они все двигаются быстро, особенно парень в капюшоне, пришедший ей на выручку, у него получается уверенно и... красиво. Завораживающе. Зрелище, по крайней мере, точно интересное.

Адка залипает, как залипала бы на очень хороший фильм. Вдумчиво так залипает, разглядывая происходящее, как бы со стороны, не участвуя в процессе, и переключается как будто рубильником, когда видит алое на белом. Яблоки на снегу - нет - кровь на снегу. Кровь. Кап-кап-кап, резкий росчерк кармином по свинцовым белилам, Аду включает, Ада резко выдыхает через нос и смотрит во все глаза.

У парня во время всей этой уличной вакханалии упал с головы этот его капюшон, и теперь он уже не Альтаир ибн Ла-Хад местного разлива, а вполне себе обычный... Стоп, подождите. Вообще необычный. Адка залипает повторно, но уже быстрее отходит, чтобы отреагировать всё же на реплику.

— Спасибо! — нервно проговаривает Ада, не зная, на что пялиться неприличнее — на лицо с татуировками или на продолжающую капать с руки кровь. Очень сложный этический выбор. Она кусает губы, даже не чувствуя солоновато-кислый привкус крови, — Я.. домой шла, вообще-то. И я немного старше, чем кажусь. Но всё равно дура.

Честность — не порок. Ада мнётся и нервничает. Ей не нравится вся эта ситуация в целом, ей ужасно не нравится, что она подставила человека, ей ужасно не нравится вообще всё. Особенно то, что он ранен, и ей вот так навскидку даже непонятно, насколько сильно. Может, ему вообще к врачу срочно нужно.

— Слушай..те? Ты, вы, чёрт, я не понимаю. Я тут, в общем, совсем недалеко живу. Давайте я вам хоть руку обработаю. И чаем напою. За спасение, — скомканно сообщает подробности личной жизни, не решаясь подойти ближе, чем уже стоит. Трёт руки друг о друга, дёргает уголком губ, всячески показывая нервозность. Норадреналин начинает перевешивать по процентам — Адка начинает откровенно тормозить, путаться и не знает, как лучше выразить мысли. — Если, в общем, никуда не торопитесь, то вот... Вам бы хоть руку перевязать. А мне ужасно неловко, хоть так вину заглажу.

Хотя в общем смысле её вины никакой нет — и Ада это, в принципе, понимает — но её чувство неловкости никуда не девается. Ничего нового и необычного, всё в порядке вещей.

Отредактировано Ада Теплицкая (2018-02-05 16:19:11)

+1

5

в этих местах Никита рос и всегда делал то, что умел.
он за свою жизнь так часто давал кому-то роже, что он просто не могу вспомнить, когда это началось и почему это не закончилось. ведь Кит вырос. он нашёл и другие способы договариваться, можно же иногда поговорить. тем более, если учесть тот факт, что Решетников намного сильнее большинства пацанов на районе, то им бы было более выгодно научится с ним разговаривать.

мама всегда Никите говорила, что большинство драк можно избежать, если уметь вести диалог.
круто, ма.
но на этом районе не привыкли разговаривать.

никитины соперники сегодня были совсем слабы. они не ожидали, что кто-то придёт этой девочке на помощь, еще больше они не ожидали воды в лицо на морозе, еще больше они не ожидали, что их попросту раскидает по разным сторонам в сугробы. один был подготовлен чуточку лучше, но нож ему тоже не особо помог. Никита чувствовал жжение в руке - мороз облизывал кровавый разрез на обветренной коже. под удаляющиеся шаги парней, Никита поворачивает голову к девушке. она замерла и просто смотрит на него. ему немного неловко от этого, он быстрым движением снова выпрямляется и прячет половину лица в капюшоне, отряхивает коленки. руку саднит. это не смертельно и даже совсем не больно, однако, не очень приятно.

- ага, - реагирует Никита на вежливое спасибо. он чувствует себя почему-то совершенно неуютно под этих девчачьим взглядом. казалось бы, что такого - ну, смотрит на парня девочка, на парня, который только что спас её от трёх хулиганов. и хочется напомнить, что Никита мало похож на супергероя. а уж тем более на принца. он скорее смахивает на злодея из этих дешевых комиксов, на зэка, а на героя или принца, нет. совсем не похож.
Никита загребает в ладожку снег. чистый и пушистый снег, чтобы приложить его к тыльной стороне левой руки, где красовалась ярко-кровавая полоска. кровь на снег почти уже не капала. рука совершенно замерзла. и только алые дорожки по пальцам напоминали о ране.

Никита хотел уже идти по своим делам. есть хотелось, да и больше никаких пацанов, но с другой стороны девушку бы проводить. она, конечно, еще погуляет тут одна, потому что деваться некуда, чтобы до дома дойти надо же как-то идти, а через столицу, к сожалению, не получится. Кит уже почти подобрал слова, чтобы в нормальном тоне спросить, куда проводить, но тут она выдает фразу, а затем еще одну, и еще, а парня прошибает смех.
не так уж и часто встретишь девушку, которая к себе с юмором, да адекватным, без напора на то, чтобы парень непременно опроверг и сделал комплимент, а потом еще и еще. а это было живо, с огоньком и так...по-ребячески?
Никита подавил смех только к следующей реплике девушки, а затем честно признался:
- я вообще очень есть хочу. без обеда сегодня. - признание далось отсылкой в прошлое, у точнее в утро. Никита помнил точно, как завтракал утром, как прощался с матерью, как уже знал, что будет есть на обед, но - что-то пошло не по привычному сценарию. да и когда он пришел в клуб, увидев расписание без своих занятий - аппетит как-то пропал сам собой. и так до вечера и сидел в этих ведомостях, а еще ведь надо осмотр устроить ребятам и пару снарядов отремонтировать.

- да, ерунда, просто замотать нужно, - сказал Никита, еще раз прикладывая к руке снег, - и не надо мне выкать, ладно? я простой парень из той подворотни. эти идиоты бы тебя и не тронули, думаю, но всё равно мало приятного. - да, они не выглядели подозрительно. это были скорее малолетки, которые попросту хотят припугнуть тех, кто по умолчанию не может дать должного отпора. Никита никогда таких особо не уважал. против таких никогда не стыдно проявить силу: если они не стыдятся пугать тех, кто слабее их, то почему бы их не припугнуть тем, кто сильнее их?

- меня, кстати, Никита зовут, - вдруг вспомнил про приличия парень, - можно просто кит. сумка тяжелая? давай понесу? - но сам не лез, потому что девушка впервые его видит. он бы понял и не обиделся, если бы сумку она ему не доверила, потому что не выглядит он мальчиком зайчиком. хорошо, что она еще не  была на боях, поэтому Никита как-то немного нервно выдохнул и улыбнулся девушке.

+2

6

Любой конфликт можно разрешить словами, — школьные психологи произносят эту фразу почти каждый день не по разу. Проблема в том, что это работает не так. Это вообще не работает здесь, в этом городе, на районе, там, где безусые школьники, шпана и мелкие подонки, которые не знают про ответственность и про то, что взрослая жизнь — это налоги, коммунальные платежи, бюрократия и троллейбусы в час пик, пытаются строить из себя крутых.

У Адки нечего им противопоставить: ни кулаков, ни наглости, ни умения разговаривать с хамлом. Добрым самаритянам нечего делать в этом городе, милым девочкам с рыжими хвостами тоже, но выбора-то всё равно нет.

— Я поняла, — смешок, — Против свинины предубеждений нет?
Ада наклоняется, зачерпывает снег в ладонь; он быстро тает, стекая каплями в рукава, и Адку по позвоночнику продирает холодом. Она ёжится — и запоздало от нервов, потому что всё-таки эта ситуация не относится к разряду «всё_нормально», и от холода, и от взгляда напротив. Но она доверяет людям — глупо, но ей везёт. Адка в четырнадцать поехала домой к знакомому только по интернетам парню старше на 4 года домой, и с ней ничего плохого не случилось. Просто пообщались. Так тоже бывает, и Теплицкой феерически везёт на хороших людей. На неплохих. На тех, кто не станет обижать слабых, девушек, рыжих и тех, кто так спокойно доверяет.
Может, просто духа не хватает?

— Я попробую на ты, но привычки нет, так что прости, если буду сбиваться, — Адка ковыряет носком сапога снег перед собой — эдак виновато, но глаза не опускает. Усмехается, — Они мерзкие. Знае..шь, как слизняки. Никак не могу привыкнуть к людям здесь.

Адка подтягивает сумку повыше на плечо и чуть-чуть подпрыгивает на месте, стряхивая с макушки упавший с проводов снег. Оглядывается, возвращая себе ориентацию в пространстве: куда идти, вправо или влево, как бы вспомнить. Каждый раз, когда Адка задумывается, она кусает губы, вот и сейчас снова продолжает жевать себя же, спохватившись только тогда, когда во рту становится совсем солоно. Облизывает губы и поворачивается в нужную сторону, кивая в ответ.

— А меня Ада. И это оригинал, в смысле, я не Аделия какая-нибудь, упаси от такого счастья. Можно Адка. Можно просто рыжая, — и протягивает руку, мол, и идём, и здравствуй, и что там ещё означает этот сакраментальный ритуал. Кивает в сторону дома, — Нам туда, Кит. Потому что Никита или есть сакраментальный смысл?
Она мгновенно задумывается и вдруг подхватывает парня под локоть, утягивая за собой.
— Я так похожа на немощную? — слегка фырчит, — Спасибо за предложение, но уж с сумкой-то я справлюсь. Это же не три огромных лоботряса размером с две меня.

Адка шагает быстро: сопереживание другим и всё такое, поэтому до дома они доходят, пожалуй, быстрее, чем она обычно; Ада взбирается-взлетает по лестнице на свой этаж, оставляя спутника чуть позади, чтобы к тому моменту, когда он поднимется, уже открыть дверь.

— Заходи, гостем будешь, — пропускает Никиту вперёд, включает свет, закрывает дверь и всё это очень быстро. У бабушки в квартире в отличие от типовых немного иная планировка: широкая прихожая, например, в которой хватает места так, чтобы не толкаться, разуваясь. Адка указывает рукой на дверь, — Ванная там, а кухня - по запаху определяется.

Адушка упархивает в кухню, в очередной раз не беспокоясь за себя и за жилище, и ставит разогреваться еду: сегодня у неё всё просто, запеченный в духовке окорок и цветная капуста на гарнир. Но, в конце концов, если что, она сообразит ещё какую еду. Чайник закипает и Ада замирает на миг, думая, какой чай заваривать, когда слышит, что гость пришёл на кухню. Оборачивается и не удерживает удивлённого возгласа.
Татуировки у него... впечатляющие. И классные. Аде такое нельзя, родители просто её от дома отлучат, но... Адке такое нравится.

— Это. Очень. Круто! — с интонационными паузами и расстановками, во все глаза разглядывая. Пожалуй, Киту может быть неловко, и Адка спохватывается, отводит глаза, — Прости, это бестактно. Какой чай?.. И вот, аптечка.
Адка выкладывает перед Никитой свой мини-чемоданчик со всем, что может пригодиться, набор лекарств у неё добротный, и очень старается не коситься в его сторону слишком уж откровенно.
Но хочется.
И спросить, и рассмотреть повнимательнее.

0


Вы здесь » [районы-кварталы] » [сегодняшний день] » [я опять потерял себя в одном из дворов]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC