Кирпич Районный Игрок Игрок





Новости:
08.04.18 Все ближе весна, все больше разговоров про [реальные встречи]. Планировать свое лето начинаем уже сейчас!
И самое главное - никогда не забывайте дорогу в свой родной двор.

[районы-кварталы]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [районы-кварталы] » [вчерашний день] » [поймай меня, если получится]


[поймай меня, если получится]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i.imgur.com/rpxLjK3.jpg
05 сентября 2017 г.
После первого рабочего дня наступил второй. Римма порадовалась было своему расписанию из двух первых уроков, но у Сашка были свои планы, связанные с новенькой. Вот только следовало её ещё найти.
Сашок Ларин и Римма Калугина

Отредактировано Римма Калугина (2018-03-29 12:12:43)

+3

2

Сашок задумчиво прикусывает кожу рядом с ногтем на большом пальце и замирает посреди коридора, оглядываясь, как будто это как-то может ему помочь: коридоры были полны морем мелочи, большая часть которой доходила ему разве что по пояс, и в такой воде легло было полечь, если ты не крепко стоишь на ногах. Где же она?

Это его третий заход по этому фойе в рамках только этой перемены. Ну как, перемены. Первый урок должен начаться через три минуты, и он стоит в фойе школы, огибаемый запаздывающими учениками. То и дело доносятся звонкие "здрасьт, Александр Александрч!" от девочек и мелочи до лет тринадцати-четырнадцати и глухие булькающие "здрасьте, Сан Саныч" от парней, у которых начинают ломаться голоса. Кто-то особенно смелый из старшеклассников, после лета проведенного с Сан Санычем в одном городе, после общего и единственного озера и водозабора и после совместно распитого пива (ну как, это же считается за совместно — если вы сидите в видимой досягаемости друг от друга?), булькает особенно смелое: привет, Сашок! — после чего неизменно уползает, пряча голову в плечи, потому что то, что слетало с языка легко летом на озере, пока вы в одних плавках, если не вообще трусах, сейчас, в стенах школы, зелено-белых и грустных, звучит даже не как дерзость, а как что-то, после чего хотелось вымыть с мылом язык.

Итак, где же она?

Сашок смотрит еще раз на часы на руке, выкручивая запястье. Еще не успела прийти? Уже где-то осела, пока он крутился по кругу?

Кого же ищет Сашок? Все просто. Новенькую. В их преподавательском составе появился новичок, и Сашку не терпится оценить и увидеть собственными глазами. Конечно, у них были молодые учителя — тот же Кирька Немов, в конце концов, да и он сам не то чтобы уже стар... Но еще моложе!

Сашок помнит себя в первый день, в первый месяц — он бы не отказался тогда от поддержки. И он может ее оказать. Ну, или хотя бы посмотреть и спросить — нужна ли эта самая поддержка. Сашок старается держать в голове, что иногда стоит отойти и не мешать в большей степени, чем помогать, не спрашивая. То количество условных старушек, которых он переводил через улицы не в том направлении, как бы намекает.

Итак, если бы он был учительницей средней школы, у которой второй день в стенах этой школы... Где бы он был?..

...Очевидно, что в кабинете, в котором ему нужно вести урок. Оставалась минута до начала занятий, и Сашок машет руками:

— Двигаемся, двигаемся, до звонка минута!

Дежурный класс смотрит на него неодобрительно, как и дежурный дядьЛада, выдвинутый на должность дежурящего преподавателя в этот день исключительно потому, что его не было на собрании, когда распределяли дежурства.

Сашок принимается, помогая себе руками, чтобы не утонуть в сельди мелюзги, сбивающей его с ног, подплывать к расписанию. Итак, в каком же кабинете сегодня новенькая? Он знает, что ее зовут Римма. Кроме этого, он помнит разве что, что у нее то ли фамилия, то ли отчетство начинается на "А", а на собрании в августе она почему-то не была. Там бы ее и представили, но, видимо, это откладывалось до следующего педсовета.

Сашок мутно смотрит в расписание, пытаясь найти там хотя бы одну Римму. Итак, где же... Тьфу, расписание прошлогоднее!

Отредактировано Сашок Ларин (2018-02-05 14:33:25)

+3

3

Утром второго рабочего дня Римма просыпается самостоятельно, безо всяких напоминаний или утренних щебетаний из динамика, и нарастающая мелодия интеллектуального будильника застаёт её позже в минутной планке. Девушка прерывается и поспешно выключает все три звонка, установленных с разницей в пять минут, чтобы не разбудить ни Рената, ни Глеба, которым так рано вставать было ни к чему, и доделывает комплекс упражнений до конца.

В Калугиной ключом бьёт энергия, и она еле сдерживается, чтобы не запеть как во время принятия контрастного душа после утренней зарядки, так и во время приготовления завтрака. Ей радостно от того, как шипит масло на сковороде, она светло улыбается просыпающемуся городу за окном, и Римма абсолютно уверена, что сегодняшний день будет замечательным, и эти искренние эмоции рождаются где-то в самом её сердце. Капли с ещё влажных прядей летят на плечи, и Калугина прежде, чем перехватить волосы красной резинкой, трясёт головой, и потяжелевшие локоны так забавно бьют по щекам, что девушка едва не нарушает тишину квартиры искренним смехом. Римма прикрывает рот ладонью и шумно выдыхает, успокаиваясь, после чего оставляет добрые пожелания на холодильнике: "Солнечного дня вам, дорогие мои! =)"

И с улыбкой, что не сходит с лица с самого пробуждения, Калугина собирается в школу к детям, которых уже считает своими. Римма верит, что всё будет получаться изо дня в день лучше и лучше, даже несмотря на нехватку опыта, ведь она так стремится не только научить, но и очень хочет приоткрыть завесу тайн над таким удивительным и необъятным миром, заинтересовать, чтобы самой увидеть, как результат своего труда, стремления и желания в глазах учеников.

На этой волне Римма уже не испытывает никаких негативных эмоций оттого, что её не принимают за учительницу, хотя накануне переживала так, что едва не сорвалась на брата, поэтому методично и по-деловому уверенно предпринимает все возможные шаги для того, чтобы это повторялось как можно реже. Она надевает новые туфли на небольшом, но каблуке с очень удобной колодкой , по крайней мере, в магазине во время покупки ноги устать не успели, а ещё колдует над макияжем, благо всё-таки немного смыслит в этом, и, подчеркнув глаза, добавляет своему очень юному лицу несколько лет, чтобы соответствовать хотя бы возрасту в паспорте.

Дорога в новой обуви занимает раза в два больше времени, где нужно идти пешком, но и это вписывается в рамки чудесного утра, ведь у Риммы почти целый час, когда она, стараясь максимально не шуметь прикрывает за собой дверь и выпархивает на улицу, окрылённая и вдохновлённая.

- Доброе утро, садитесь, пожалуйста, - раздаётся звонок, и на первом уроке Римма Артемьевна вместе с детьми отправляется в увлекательное путешествие по множествам чисел.

+3

4

После первого урока Сашок первым вылетает из класса. Хорошо хоть — закрывать кабинет не надо было. Впереди обществознание с тем же шестым классом, а значит сами разберутся. А то пока они бы копались, пока он закрывал бы дверь... Так и вся перемена пройдет.

Итак, начинаем поиски снова. Лен Владимирна, соседствующая с ним по кабинету слева, вальяжно вышла в коридор.

— Здрасьте, — перекрывает он ей дорогу, улыбаясь до ушей. — Здрасьт, ЛенВладимрна, а вы не знаете случайно, где у нас новенькая поживает сейчас? Которая физику...

ЛенВладимирна мерит его недовольным взглядом и отодвигает со своего пути. ЛенВладимирна хороша. ЛенВладимирна — ледокол, который спокойно соперничает с самим Сашком по силе воздействия на окружающий мир. Она ниже его чуть ли не в два раза, а двигает на раз. Сашку она нравится.

— Римма? — уточняет она. — Ребенок тот?

— Ну, ЛенВладимирна, ну какой ребенок, ну... — Сашок тушуется, а потом снова улыбается. — Так где она? Вы все знаете, ЛенВладимирна!

Та фыркает польщенно и машет рукой.

— Да где-то на первом этаже, кажется. Как найдешь, передавай, что ждем ее после уроков в учительской, а то вчера ее почти никто не видел.

— Ага!

Сашок уже несется на первый этаж, быстрым шагом передвигаясь по коридорам школы. Как бы уже не убежала оттуда. А то лови ее между первым и третьим этажом, кто ее знает, где она на втором уроке будет.

Когда он продирается на первый этаж через количество учеников, спешащих вверх, и встал перед кабинетом физики, там закрыто. Сашок тяжело вздыхает. И как назло — перед кабинетом даже никого нет...

— СанСаныч, а вы чего? — тормозит рядом с Вилка. Вилка из седьмого и ходит всегда с рыжей крашеной гривой кучерявых волос, стоящих в разные стороны по бокам от головы. Сашку все время хочется ее по волосам потрепать, но он не решается.

— Да так, — тянет Сашок, глядя на дверь. Спросил бы, но как-то нехорошо, учительницу да по имени. Как же ее отчетство-то, тьфу... — А тут кто дальше?

Вилка пожимает плечами.

Ладно, а если в учительской?.. Сашок снова выворачивает запястье, посмотреть на время. Не успеет уже, небось...

— А вы мое эссе посмотрели? — интересуется Вилка. Сашок смотрит на нее, сдвигая брови домиком. Да ну какие эссе, второй учебный день...

— А ты свои эссе приносила?

У него же не было еще уроков с седьмыми классами? Или это в том году она была в седьмом, а теперь — в восьмом?..

— Так мы у вас вчера были! Ну, то есть, меня не было, но я с Маликом просила передать, мне просто для той олимпиады, которая в октябре...

Сашок снова думает, что потрепать бы ее по волосам — и на том разговор свернуть. Где эта Римма может прятаться?

— Я сегодня посмотрю, — говорит он. Обещает. Ну вот, теперь искать среди вчерашних бумаг.

Раздается звонок.

+3

5

Всё вокруг словно заряжается энергией, исходящей от Риммы, даже проектор, что вчера украл у неё десять минут от важного урока физики, того, что был первым в седьмом классе, сегодня включается без проблем и исправно транслирует подготовленную презентацию, даже настраивать изображение не приходится.
Урок проходит прекрасно, потому что тема простая и понятная. На доске мелом начерчены замкнутые области, изображающие множества и их пересечения, координатные прямые, устремлённые в бесконечность... Дети отвечают на все вопросы, смеются вместе с учительницей, когда Римма Артемьевна пытается их подловить, проверяя внимательность, охотно выходят к доске, и всё кажется невозможно идеальным.
А потом в середине урока галерке становится скучно, может, не выспались, может, мысли об обеде затмевают все остальные. В самом дальнем углу класса гнездо болтунов, которым надоело всё происходящее вокруг, они всего в пятом классе, но им уже не интересна учёба, в какой бы форме материал не преподносился. Римма делает одно замечание, второе, третье, но реакция нулевая, уровень шума, наоборот, неуклонно растёт... Это невозможно отвлекает, вносит хаос и негатив в бережно отлаженный девушкой механизм. Болтунам с каждой секундой всё веселей, Римме, наоборот, не по себе. Молодая учительница не теряется, но забывает обо всех правилах, желая только одного - довести урок до конца.
- Если вам настолько неинтересно, молодые люди, то я попрошу вас остаток урока провести в коридоре, - она сверяется с часами на запястье - ещё десять минут до звонка. - И не забудьте положить мне на стол ваши дневники и после окончания урока за ними вернуться, - строго добавляет Римма Артемьевна, совсем не улыбаясь.
Класс затихает, лишь слышно, как учебники и тетрадки отправляются в рюкзаки отличившихся.
- Молодые люди, я жду ваши дневники, - настойчиво повторяет Калугина, как только видит, что их ученики пытаются забрать с собой, чтобы избежать замечания, и протягивает руку. Присмиревшие болтуны хмуро сверлят учительницу взглядом.
- Римма Артемьевна, ну пожалуйста!..
- Дневники, - девушка всем своим видом показываем, что торг бесполезен.
Тяжёлый вздох смирения, и желаемый предмет в количестве двух штук оказывается в руке учительницы математики. Римма, пропуская мальчишек к выходу из класс, возвращается к доске, потратив ещё несколько секунд на то, чтобы отложить дневники, и продолжает урок...
Вместо того, чтобы написать замечание, Калугина ждёт болтунов на перемене с дневниками, лежащими наверху стопки учебных материалов, но стоит девушке выйти из кабинета следом за классом после звонка, как она замечает завуча по учебно-воспитательной работе, Анну Евгеньевну, чей взгляд устремлён на молодую учительницу, а рядом с ней - мальчики, которых Римма, по сути, выгнала с урока.
- Здравствуйте, Анна Евгеньевна, - Калугина пытается быть как можно более спокойной, но что-то ей подсказывает, что эта троица ждёт её не просто так.
- Доброе утро, Римма Артемьевна. Лобанов, Парфёнов, вы хотите что-нибудь сказать?
- Извините нас, Римма Артемьевна, - даже не глядя на Калугину, проговаривают мальчики.
- Я очень надеюсь, что в следующий раз подобное не повторится, - молодая учительница не улыбается, но примирительно протягивает каждому его дневник.
- Обещаем! - наперебой тараторят ученики и с дневниками подмышками устремляются подальше от грозного завуча.
- Анна Евгеньевна? - Римма вопросительно смотрит на неё.
- Римма, пожалуйста, зайди ко мне после обеда в кабинет, - женщина внимательно смотрит на неё поверх очков.
- Что-то серьезное? - уточняет девушка.
- Это касается произошедшего на первом уроке, - больше Анна Евгеньевна не считает нужным говорить что-либо Калугиной, и оставляет молодую учительницу с множеством вопросов в абсолютно растерянном состоянии.
"Меня уволят?.." - начинает крутиться в голове, и побледневшая Римма спешит на второй урок в другом кабинете.

+3

6

Весь второй урок Сашок ломает голову, как бы так отыскать Римму и при этом не оказаться в ситуации, что он убил на это весь день, но так и не справился с миссией. Это же почти квест.

Сашок попытался вспомнить, как он обычно проходит квесты в играх или на полевках. Получалось как-то не очень удачно...

— А листочек где подписывать? — раздается с задней парты голос Паши Кудрина.

— Ну можешь у себя на лбу подписать, тогда сдаваться пойдешь вместе с листочком, — откликается Сашок, не глядя на него.

— Ну СанСа-аныч...

Кто-то из девочек на первых партах хихикает, толкая друг друга в бока. Лена перекидывает на парту вперед записку и промахивается. Сашку все еще удивительно — телефоны же у всех давно, какие записки, казалось, должны остаться в школе? Ан нет, остаются.

... не очень удачно: обычно Сашок шел за кем-то, кто выводил его куда надо. Был второй вариант — он просто ничего не делал, а цель находила его сама. С компьютерной игрой Сашок решил ситуацию не сравнивать. Тут личное присутствие все-таки роляет сильно. И на силе магии и "сделай за меня" игры обычно не проходят.

Итак, забить — и рано или поздно он с ней столкнется. В конце концов, ей нужно добраться до учительской, рано или поздно, так или иначе. Или до учительского туалета там. Столовая. Что-то такое. Да же? Чисто в теории?..

— А если мы напишем плохо, переписать можно будет? — доносится голос уже Федьки (Феодосий. Ф е о д о с и й) Марамзина. — Ну, зна-аете, ма-ало ли...

— Вы напишите вначале, — советует Сашок и подмигивает первым рядам.

Федька недовольно фыркает как ежик, а потом оглушительно вздыхает, явно показывая, что недоволен таким ответом.

...Чисто в теории, в общем-то, ему и надо-то Римму найти, потому что хочется, а не потому что надо. Так что ну максимум — пересекутся они в другой день. Квест, правда, все равно был интересным, ну и новенькая... Он успел узнать, что молоденькая и кто-то вчера спутал ее с ученицей. Самому бы посмотреть...

— Нет, ну а если не напишем? Мы ж только с лета! Ну СанСаныч, ну какие контрольные, ну! Ну-у-у!

— Да там вопросы-то, Федь, посмотрел бы на них вначале, а? Ты уж точно все знаешь.

— Не хочу я на них смотреть, я купаться хочу!

По классу доносится смех, и Сашок фыркает тоже.

— Вот уроки закончатся — вместе пойдем, м? — класс притихает, задумчиво на него глядя. Летом они вполне неплохо делили одну территорию, особенно с теми бедолагами, которых родители отпускали со скрипом. — Пока тепло еще. Самое то. — Отлично, обманный маневр удался. — А сейчас пишем, там вопросов на пять минут.

...Раз похожа на старшеклассницу, то, наверное, правда очень молоденькая. Хотя... Старшеклассницы, как известно, делились на два типа: на тех, кому можно дать сорок, и на тех, кто не дотягивал до средней школы. Значит, второй тип? Иначе бы не спутали. Хм...

Сашок выкидывает лишние мысли из головы как только до него доходят с первыми листочками. Контрольная не контрольная, а вот понять, что осталось после первого его года в этой школе в чужих мозгах — дело святое. Теперь можно и к занятию активно приступать. Тут не до новеньких.

На перемене Сашок закрывает кабинет (чуть не заперев Анютку со свежеснятым пирсингом в губе) и чешет нос, озираясь. К завучу надо, решает Сашок, расписание же уже на новый год есть, чего не повесили еще? Эту женщину Сашок немного побаивался, но еще в том году уяснил для себя, что она может и забыть. Ну, все люди.

Завуч, глядя на него рыбьими стеклянными глазками, делает самое важное решение, которое может принять: так что в сторону фойе Сашок шагает со свеженапечатанными листками, которые еще нужно было распихать в правильном порядке. Завуч уверила Сашка, что справится и ребенок, а он еще и роста достаточного, чтобы не снимать стекло. Сашок не против.

Он просматривает списки, пока скатывается вниз по лестнице. Так, Римма-Римма-Римма... О.

Сашок заворачивает в сторону кабинетов первого этажа, не добираясь до фойе. Нашел, доволен он про себя.

Он просовывает голову в нужный кабинет. Не закрыт — значит не ушла? Кабинет пустой, светлый, солнце льется из окон, как и положено в сентябре. У одного из окон, почти прячась за светлой тюлью, стоит небольшая фигурка, прижавшись лбом к стеклу.

Сашок отмечает автоматически: ладная, маленькая, копна черных волос — пока закрывает дверь с внутренней стороны. Он несколько мгновений сомневается: обычно люди в таких позах стоят, когда волнуются или не рады, стоит ли соваться? Но все равно не сдерживается — если что-то случилось, то... Ну. Он может помочь, наверное?

— Привет, — улыбается он. — Римма?

Отредактировано Сашок Ларин (2018-04-03 22:15:17)

+2

7

"...помни, что ни чужой войны, ни дурной молвы,
ни злой немочи, ненасытной, будто волчица -
ничего страшнее тюрьмы твоей головы
никогда с тобой не случится".
(с) Вера Полозкова

Это не первая неудача, не первая ошибка, и если так остро воспринимать каждую, то никаких нервов не останется, но Римма только покусывает губу и отпечатывает следы ногтей на ладонях, когда думает об этом. Почему это всё с ней на первой неделе работы, когда ей очень хочется проявить себя и не косячить? Почему это всё в этот чудесный день, когда настроение такое, что только горы сворачивать? Было таким. А сейчас это волшебное настроение, что дарило крылья, кубарем летело в пропасть неизвестности, прихватив с собой Римму. Почему из-за каких-то двух пацанов её будут отчитывать, а она будет краснеть, будто маленькая?  Девушка едва зубами не скрежещет от несправедливости.
Впереди второй урок по расписанию с уже знакомым по вчерашней физике восьмым классом. Калугина берёт себя в руки и не обращает внимание ни на пристальный взгляд Анны Евгеньевны из-под очков, которая присутствует, молча бдит, заняв пустующую парту у окна, - это умение пригодится девушке, когда она будет проводить открытые уроки, - ни на разговоры. Римма делает свою работу, она пытается научить: вдохновенно объясняет теорию, рассказывает всё по теме, много пишет на доске, и задаёт вопросы ученикам. Можно было бы провести небольшую самостоятельную на остаточные знания, можно было бы так не выкладываться, что по истечении сорока пяти минут еле ноги держат, а на лбу под чёлкой выступает испарина, которую Римма утирает запястьем, потому что все ладони в мелу, можно было бы даже со стула почти не вставать и весь урок вызывать учеников к доске. Калугина не хочет верить, что лишится работы из-за какой-то ерунды, а если и так, то пусть её последний урок будет ярким.
- Не забудьте переписать домашнее задание и можете быть свободны. Завтра увидимся на физике, -  с каплей самоуверенности звучат эти слова, когда Римма ставит громко белую точку в конце ряда из номеров, да так энергично, что на пол отскакивает кусочек мела.
Уровень шума в классе резко возрастает по звонку, и дети бегут со всех ног на перемену. Анна Евгеньевна ушла ещё в середине урока, сдержанно кивнув Калугиной, и девушка мучается, хороший это знак или нет. Римма надеялась, что неприятный разговор удастся перенести, ведь лучше сразу разрубить все узлы, чем ждать обеда или вообще конца шести уроков. Ожидание растягивается на целую вечность.
Только потом, может быть, вспомнит девушка о том, что она не хваталась судорожно за свои записи, не вспоминала о них, что вела урок на одном дыхании, ученики слушали её, ни один разговор на задних партах не мог поколебать её уверенность и что Анна Евгеньевна уходила с улыбкой.
Римма убирает мел в коробочку, вытирает руки влажными салфетками и отмечает про себя, что надо будет купить ещё несколько упаковок и новый увлажняющий крем, потому что контактировать с мелом и дышать им ей придётся ещё очень и очень долго - старается не подпускать мысли, что придётся искать новую работу.  А затем её внимание привлекает какой-то шум за окном - один из классов начальной школы во главе с учительницей физкультуры следуют на школьную площадку. Девушка так и замирает - ей кажется, что в одной из пар держащихся за руки девочек она видит себя и сестру. Римма хватается рукой за тюль и поджимает губы.
Неизвестно, сколько бы она так простояла, погружаясь всё дальше и дальше в воспоминания о беспечной жизни, в которой всегда рядом была Аида, об университете - может не надо было бросать?..
Римма рефлекторно вздрагивает от неожиданности и поворачивает голову на своё имя.
- Привет, - секундная растерянность сменяется ответной улыбкой, и девушка внимательно смотрит на незнакомого молодого человека. Кто-то из коллег, но она, увы, пока не знает его имени. - Да, Римма это я. А вы меня зачем-то искали? - в руках у запыхавшегося незнакомца большие листы. - Вы по поводу расписания? - пробует догадаться девушка и становится у учительского стола.

+2

8

Сашок и сам смотрит на листы, как будто только их видит, потом мотает головой, широко улыбаясь.

Нашел! И всего-то ничего искал. Он бы наверняка не распознал ее в коридоре, если бы проходил мимо. Новые лица есть и среди старшеклассниц, да и изменились многие за лето, а тут даже одежда деловая не поможет. Более по-деловому чем старшеклассница, старающаяся косить под взрослую, не оденется, наверное, никто. Разве что старшеклассник, который специально отращивает редкие усики.

— Не, я это... — Сашок на секунду сбивается, потому что уже проходит к ней ближе, и в нос попадает цветочный аромат чего-то знакомого. Он улыбается еще шире, лохматит волосы на голове, разглядывая новую коллегу и стараясь не пялиться откровенно. Маленькая какая, милая. — Ну.

А чего, собственно — ну? Почему-то о том, что ему придется отвечать на вопросы и заводить с новенькой знакомство, он не подумал. Хорошо, что в классе никого нет — старшеклассники бы засмеяли.

Он пока не думает, почему рядом с новенькой очень хочется смутиться, но получается это само собой. И смущение не тягостное, у Сашка не то чтобы обычно хорошо проходят первые знакомства, особенно если он думал перед этим, что знакомство будет. Но при взгляде на новенькую внутри что-то радостно запузырилось, как будто он увидел не новенькую коллегу, а старую знакомую, с которой не виделся лет сто, а теперь не знает, как к ней подступиться.

— Сашок, — протягивает он ей ладонь, потом думает, что зря подал — кто же с девушками-то знакомиться, пожимая руки... Это вон, с Мартой Палной можно, или с Евгенной — за руку. А тут как-то почти неловко. — Для детей СанСаныч, историк, мы с вами коллеги. Познакомиться вот пришел.

Сашок всерьез задумался, стоит ли говорить, что он таскался в ее поисках по школе добрых несколько перемен. С одной стороны, ей знать об этом было не обязательно — еще покажется странным. (Конечно, страннее того же Кирилла или кого еще в их школе быть трудно, тут весь коллектив как на подбор, в общем-то, но Римме об этом знать в первые рабочие дни знать не обязательно, а выяснить это она вряд ли успела). С другой стороны, может, ей стало бы приятно узнать, что в ее поисках таскались и хотели с ней познакомиться. Сашок не то чтобы был силен в разгадывании людских душ, особенно с первого взгляда, чтобы поручиться, отпугнет Римму такая информация или порадует.

+1

9

Рядом с молодым человеком Римма чувствует себя совсем маленькой: не учительницей, а кем-то из той весёлой стайки, что покинула кабинет минут пятнадцать назад.
- Ну..? - с интересом она склоняет голову на бок и ждёт, когда же великан даст хоть какой-нибудь ответ. Он в таком смущённом ступоре, будто Калугина с него таблицу производных спрашивает. Ей даже подсказать ему хочется, и если бы Римма знала как, написала бы уже записку или шепнула хоть что-нибудь, но, увы.
Она внимательно смотрит на него и дружелюбно улыбается. Незнакомец выше девушки на голову точно, шире в плечах раза в два, но Калугиной совсем не страшно - она чувствует, как доброжелателен этот великан, и сама забывает на время обо всех своих неприятностях - пустяки, честное слово. В его внешнем виде якобы приверженность классике, но на деле задорный протест: взъерошенные волосы, которые девушке так и хочется пригладить, чтобы не торчали во все стороны, джинсы вместо брюк, кеды, а под пиджаком на футболке скрывается какой-то яркий принт - листы в руках мешают рассмотреть.
- Римма Артемьевна, для вас лучше просто Римма, - реагирует она на долгожданный ответ, и её маленькая ручка спокойно помешается в большой тёплой ладони. - Я очень рада знакомству с вами, Са...шок, - искренне говорит она и несколько смущается, делает паузу посередине, когда произносит имя коллеги. Как-то несерьёзно называть такого взрослого и большой молодого человека "Сашком", даже когда он такой милый в своей растерянности. Хочется назвать если не "Александром", то по-привычному "Сашей". Тем более он явно старше. В его компании не думать о том, что она такая маленькая и хрупкая как-то не получается, потому что приходится задирать голову, особенно когда он стоит в полуметре от неё.
- Ну вот и познакомились? - смеётся Римма, потому что СанСаныч так и продолжает держать её руку. Где-то внутри ей хочется верить, что лилипуту удалось смутить Гулливера и точно не своими знаниями по физике и математике. - У меня уроки закончились на сегодня, но я не тороплюсь домой, так что можете придумать мне какое-нибудь общественно полезное дело. Правда, с расписанием я вам не помогу, не доросла ещё, - Калугина улыбается и ей чертовски нравятся положительные эмоции, что на лице такого большого Сашка проявляются двумя ямочками на щеках. - Или, может, экскурсию по школе проведёте, раз у вас тоже окно? - с логикой Римма дружит, надеется только, что это не очень навязчиво с её стороны, поэтому сопровождает последнюю фразу ещё одной широкой улыбкой.

+1

10

Сашок совсем как-то тушуется, улыбаясь, отпускает руку, не знает, куда ее деть: ладошка у Риммы маленькая, приятная, нежная такая, очень девичья, — и ведь не то чтобы он ожидал чего-то другого. Он ничего не ожидал, и поэтому прикосновение вызывает смутное неоформленное переживание, затопляющее Сашка.

Парфюм, опять же — Сашок старается не принюхиваться, но этого и не надо. Аромат тихий, цветочный, едва различимый, как раз оседающий вокруг Риммы, так, может, пахнет сама середина весны, когда начинает появляться зелень. Цветки и немного крема для рук: есть такие люди, которые пахнут так... ухоженно, что ли? Это даже нельзя различить, выделить, мол, кремом пахнет, или чем-то специфичным, просто общей ухоженностью. Так пахнут мамы и хорошенькие девушки (а иногда и не только девушки), такой вот общий на всех аромат, на который Сашок с удовольствием ведется, каждый раз как в первый.

И голос у нее ужасно милый, решает Сашок, кивая.

— Можно и экскурсию, — кивает он, улыбаясь в ответ. Улыбка у этой новенькой Риммы солнечная, широкая, смотреть — одно удовольствие. — Только я вначале расписание все-таки повешу, иначе меня Евгенна распнет вместо расписания, оно нам надо? Вы с ней, кстати, уже успели познакомиться?

Сашок двигается к двери, замирает — пока Римма ее запрет, прежде чем двигаться дальше. Римма, кажется, гораздо лучше него ориентируется в социальных ситуациях, а значит — это его спасение. Он вспоминает первую их встречу с Немовым в коридоре и молчаливые вопросы и переглядки, скорее сводящиеся к "как кабинет делить будем". Сашок, в общем-то, в итоге Немову кабинет их общий и оставил, полностью перебазировавшись в кабинет труда. С этого года девочки окончательно остались без учительницы, и Марта Пална не придумала ничего лучше, как очень активно попросить Сашка заменить Александровну, тощую и злобненькую тетку с ехидным голосом, на постоянной основе. Как выразилась Марта Пална: желчь решила выходить не только через слова. Это было, в общем-то, скорее грустно — Александровна правда слегла в больницу и надолго, но попробовать себя в новой роли Сашку казалось интересным. Реакции классов, опять же...

Он не то чтобы питал надежды, что они начнут ходить на его уроки, хотя Марта Пална уже успела понадеяться вслух. Сашок не понял почему, хотя сделал вид, что понял, на чем и порешили.

Они идут по коридору, и Сашок держит у груди распечатки, косясь то и дело на Римму и улыбаясь. Перемена еще не кончилась, так что приходится курсировать среди учеников. Сашок успевает поймать несколько хитрых улыбок и прысканий, но не фиксирует это в голове — мало ли какими своими делами могут быть заняты школьники на перемене?

+1

11

- Давайте экскурсию, - легко соглашается Римма и старается как можно быстрее собрать свои вещи в сумку, и это ей удаётся, несмотря на то, что красная ручка, воспользовавшись возникшей суетой, от особо энергичного жеста пытается сбежать с поверхности стола, но оказывается перехвачена в начале полёта ловким движением руки. Калугина удовлетворённо хмыкает и с сумкой на плече ещё раз внимательно осматривает учительское место, после чего идёт следом за коллегой на выход из кабинета.
- Евгенну? - переспрашивает девушка несколько удивлённо. - Саша, вы не Анну Евгеньевну имеете в виду? - Римма всё же старается придерживаться официальных обращений, а то так можно и в лицо что-нибудь ляпнуть. В планы молодой учительницы совсем не входит ещё больше испытывать свою удачу и терпение завуча. - Простите, Са-шок, - поправляется Калугина по слогам и смущенно улыбается. Когда-нибудь она обязательно привыкнет. - Да, успели, - тяжело вздыхает Римма и принимается возиться с замком, пропуская коллегу в коридор. - Она ждёт меня сегодня на серьёзный разговор. Как думаете, мне уже можно собирать вещи, или ничего страшного, что я выгнала во второй день с урока двух мальчиков? - Римма старается говорить об этом как можно более беспечно, держит голос на одной ноте, но улыбка получается нервной. - Меня же не уволят?
Сашок всем своим видом располагает к честной беседе, да и не к кому больше обратиться сейчас Римме с мучившим вопросом. За спрос деньги не берут, а тут может и подскажет чего её новый знакомый. Молодой человек явно не первый год в школе, значит, всю внутреннюю кухню знает, Анну Евгеньевну тоже знает, раз и задание от неё получил, и обмолвился о тотальном контроле с её стороны.
- Думаю, ни мне, ни вам не стоит портить с ней отношение, так что поторопимся, Александр Александрович... - в коридоре кругом ученики, они могут услышать разговор, поэтому Калугина не решается больше называть Сашка по имени и крепко зажимает в руке ключ, шагая рядом. Дальше всё происходит очень быстро, и она на рефлексах хватается за коллегу, чтобы не оказаться сметённой толпой спешащих детей. - Плотное движение какое, - и к этому она тоже когда-нибудь привыкнет. Римма издаёт глупый смешок, смущённо утыкается в пол и отпускает руку Сашка. - Извините, - она прикрывает рот кулачком и ускоряет шаг в сторону расписания. Как-то неловко получилось.
- Как вам удобнее будет? - Римма с важным видом изучает прошлогоднее расписание, обращаясь к коллеге не глядя. - Я могу подержать ненужные листы.

0


Вы здесь » [районы-кварталы] » [вчерашний день] » [поймай меня, если получится]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC