Администрация

Кирпич Районный Ши Рен


Новости:
12.02.18 В честь Дня всех влюбленных городским любовным посланиям открыты все стены района. Не пропускайте возможность признаться объектом ваших воздыханий - ведь для этого и существует [любовь на районе]! И самое главное - никогда не забывайте дорогу в свой родной двор.

[районы-кварталы]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [районы-кварталы] » [дела давно минувших дней] » ["Как будем жить?" волновалась кошка]


["Как будем жить?" волновалась кошка]

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://www.kanal12.ru/august2008/0708/sportzal-v-shkole-02-b.jpg
Август 2016 дядя Володя и Сашок встречали в надежде сблизиться: для этого в ход пошли серьезные инструменты. Например, стремянка. И большой таз для развода краски. И сама краска. Короче, красили спортзал Сашок и дядьВолодя, молчали и красили, красили и молчали, и кончики их пальцев так и не столкнулись ни на одном инструменте.
Сашок Ларин, дядьВолодя

+4

2

Сашок снова передвинул стремянку, заодно немного меняя угол наклона. Стремянка шаталась и делала это не тем обычным для стремянок способом, когда стоит на нее хорошенько встать, и уже ничего не страшно. Нет, эта стремянка, вытащенная из кладовой на свет божий, грозила быть старше всей школы, если не всего района вместе взятого, и Сашку стало очень интересно: а когда изобрели стремянку? Ладно, вот, лестница. Лестница существовала с тех времен, как человечеству пришлось подниматься выше своего роста. А стремянка, этот славный оплот строительного дела и смены лампочек?

Августовский день чадил, и из открытых окон проглядывало то солнце из-за деревьев, отдающее зеленым блеском тонких листьев, серебрящихся ивой, то налетали, кричали — вороны до чайки. Вороны — понятно, откуда. Где есть люди, там есть вороны, тут закон простой. Чайки — наверняка летели с водозабора прямиком в речки и лужи. Лето выдалось в Энске и правда — пряным, темно-горячим, пахнущим пряностью подгнивающих трав в ливнях, приходящих на Энск и уходящих от него, как старый постоянный любовник. Подгнивали и старые рамы, которые они сейчас же штукатурили и подкрашивали.

Почему-то одновременно вспоминались летние, осенние уроки физкультуры в школе под Энском — там было хорошо, просторно, и ни в какой зал было не затолкать ни  учеников, ни учителей. Вспоминались уроки физкультуры в Испании — снова горячий морской воздух, влажный и входящий в легкие иногда так, словно вдохнул прямиком воду. Физра в педе — никакущая, то в таком же старом зале,  из окон были видны многоэтажки и воробьи, с интересом наблюдающие с веток деревьев. А вот в армии — глотал всамделешний воздух пополам с водой, там, в Каспийске, никуда не денешься — и горько, и сладко, и тело приятно ломит, ловя второе дыхание. В этом зале Сашку потом — вести уроки для первоклашек. Они уже договорились с Мартой Павловной. Одинцова была прекрасной женщиной, широкой души, хороших манер и с такой улыбкой, что душа Сашка как ушла в пятки и задребезжала от панического восторга — так там и осталась.

Первоклашкам главное что? Сделать красиво. Приятно. Удобно. Чтобы они зашли в вылизанный зал, ахнули, поняли — тут можно играть и соревноваться. Бегать и не падать. Не запинаться, путаясь в ногах. Кто из первоклашек не путается в ногах? В футбол, опять же, гонять — зимой должно быть хорошо, никаких гнилых досок на полу. Пол они, конечно, будут менять в следующем году. Марта Павловна хотела в этом, да бюджета не хватило. Дядь Лада подхватил. Давайте, говорим, сделаем сами пока. Что сможем. А там уж как-нибудь и ну, выплатите, будет в зарплату небольшая прибавочка, растянутая на год. Сашку бы прибавочку уже сейчас — у него все еще не было костюма, чтобы в школу ходить. Ну, то есть, ему-то и лучше: джинсы там, его пиджак любимый, футболки  под низ, — вот тебе и форма. И для физры он что-нибудь придумает. Но прибавочку бы, э-э-эх. Попривык-то, в Москве.

А первоклашкам, да и вообще — всем. Нужно показать, дать привыкнуть — чтобы все было хорошо, чисто, гладко. Чтобы знали, к чему стремиться и ради чего в Москву да заграницу ехать. (А потом возвращаться, конечно же, чтобы делать так же хорошо — дома.) Это надо воспитывать. Сашку это ясно как белый день. Сам там был.

Хорошо дядь Лада придумал. Хороший мужик все-таки. Расписание у него, конечно, свое какое-то, но не Саньку жаловаться. Квартирка маленькая, привыкли все, конечно, только все равно — тесновато.

Дядь Лада хмуро стоял на соседней стремянке, снимал старую краску с открытых окон, и то ему листочки попадали в лицо, то солнечные зайчики, а то и вовсе чайки подсаживались: что делаешь, дядьЛада? помочь тебе, дядьЛада?

Сашок что та чайка. Что делаешь? помочь тебе?  Сашку нравится. Они тут торчали с утра, часов с девяти-десяти, и большая часть окон уже — деревянная, не белых этих оттенков, через которые проглядывают черные провалы трещин. Менять бы окна — говорила Марта Павловна. Только снова бы — на дерево. А где сейчас дешевое дерево возьмешь... ДядьЛада с Сашком переглядывались: ничего, кивали оба, заморим дерево, еще лет сорок простоят, что  нам, что мы как не в России. Марта Павловна вздыхала  и соглашалась. Приговаривала: а ну как грант бы какой на благоустройство в Москве выбить. Становись, Сашок, учителем России. Там, глядишь, и окна — поставим.

Сашку, конечно, далеко до учителя России. У Сашка первый учебный год на носу. В качестве учителя. Практику он не считал — мало, ни о чем, не понять ничего. Вот тут — развернись душа. Хорошо супервизия будет, а в дела лезть не будут. Удобно. И как на стольких стульях усидеть? Сашку пока классного руководства не дали: маленький еще. Вот год поработаешь — подгоним тебе пятиклашек. Сашок согласен на все. Начальные классы вот все его — физрука специально для мелочи в школе не было с девяностых, наверное. Марта Павловна и не знает. А нагрузку с физруков бы — снять. Они народ нервный. Один, говорят, спился, еще лет десять назад. Если один.

И хочется еще: кружки бы какие. А то что за школа — никаких кружков толковых? А куда детям ходить?

Пока все витает неоформленным, коротким. Не ясно Сашку — и как пойдет, и не будут ли ученики на него смотреть как чайки те да вороны. Не будут ли — листочками лезть в лицо, серебрить, показывать ему — что не стоило уезжать из Москвы. Марта Павловна, опять же, сказала сразу и четко: дети все сложные. Район неблагополучный. Семьи — одна красочней другой. И приезжих много. Взять хоть ту девочку, Торрес, кажется. И старшая вроде уже школа, а до сих пор не ясно с ее травмами: домашняя или ходить будет? Выдюжит ли?

Сложно, с детьми-то, говорила Марта Павловна, и Сашок кивал, улыбался, хотел ухватить за руку, чтобы так: страшно, сложно, МартПална, выкрутимся! Пока что смолчал. Пока что — только пришел в школу, рано ему — выдюжим, выкрутимся.

Пока что — на, снимай старые трещины с окон, оголяй их, показывай на свет божий. Сашок подмигнул чайке, перетаптывающейся на ветке над головой дядьЛады. Тот не смотрел, занят делом. Чайка смотрела — прямо на Сашка, ей-то что, правильно. Только поживиться, полюбопытничать и улететь. Скоро краской завоняет на всю школу из спортзала, никаких чаек не останется.

Сашок снова спустился со стремянки, поправил выпавший из уха наушник. Снова ухватился за стремянку, передвигая ее чуть дальше. Не сломать бы ее.

+3


Вы здесь » [районы-кварталы] » [дела давно минувших дней] » ["Как будем жить?" волновалась кошка]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC