Кирпич Районный Игрок Игрок





Новости:
08.04.18 Все ближе весна, все больше разговоров про [реальные встречи]. Планировать свое лето начинаем уже сейчас!
И самое главное - никогда не забывайте дорогу в свой родной двор.

[районы-кварталы]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [районы-кварталы] » [сегодняшний день] » [выбирай: запоминать или стереть]


[выбирай: запоминать или стереть]

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://funkyimg.com/i/2FUxp.jpg

февраль 2018
подбирать слова было некогда, отступать, бежать назад просто некуда

харя, прошка

Отредактировано Харя (2018-05-04 17:16:45)

+3

2

На улице холодно. На замерзших качелях раскачиваются самые отбитые пиздюшки, которым похрен на мороз. Вон еще девочка катается с горки на розовом поджопнике в форме сердечка. Экстрималы, что с них взять.

По телеку всё одно и то же. Сиротка приехала из провинции в Москву, раскрутилась, ее посадили, а как откинулась - вернули в родную деревню, где ее комнату сдали какому-то пьянице, и хэйтят ее всей деревней коллегиально.

В CS:GO тоже всё одно и то же. Собрались одни нубы, в тимспик орут какую-то хуйню, рашат где попало.

Прохор ходит по комнате взад-вперед, периодически выглядывая в окно. Ждет Харю с родительского собрания. Мамка Роза с Харитоном уехали в Сочи на две недели, а Васю оставили за старшего. Типа чтобы за квартирой следил, за Светкой, за Прохором. А то Харя следил за ними хреново, пока батя в тюрячке срок мотал!

Хари всё нет. Прохор вспоминает, как KENT жег пальцы, когда с Кольщиком на двоих выкуривали до фильтра последнюю сигарету из пачки. Ржали как кони, будто не кент курят, а хорошую ганжу. Марина Витальевна там за школой их и поймала, с сигаретой в пальцах, в прокуренных насквозь рубашках. Прохор курил, задерживая дым в легких, отчего это говно стреляло прямо в голову и давало легкое головокружение. Зашибись торкает, поржал тогда он.

Сейчас Харя наверняка огребает за них двоих. Волосы Прохора наэлектризованы. От волнения в желудок кирпичом падает шестой бутерброд с сыром и ветчиной. Розина просрочка заканчивается, придется снова брать у самих же себя в магазине в долг. Прохор такие вещи всегда аккуратно вносит в специальную тетрадку, где у него долги со всего света. Да как минимум с этого квартала.

Он открывает форточку и курит Харину заначку, найденную во внутреннем кармане рабочего пиджака. Даже не уверен, что это заначка, просто там с двумя сигаретами лежали еще куча каких-то копеек, зубочистка, винт и три скомканных билета на трамвай.

На часах семь тридцать четыре, когда начинают ковырять замок. Прохор торопливо тушит сигарету о подоконник, сдувает пепел и выбрасывает бычок в форточку. Не успел проветрить, вот же блядство!

Отредактировано Прохор Диконов (2018-01-26 23:06:57)

+3

3

Один за всех и никто за Васю. Именно так можно было озаглавить три недели отсутствия Харитона и Розы. Пока старики пили кислородный коктейль и ходили на танцы после семи вечера в санатории, Харя остался за старшего и честно поклялся папане следить за старшей сестрой и отпрыском Розы.

Сказано — сделано. В день после отъезда Прохор переезжает к Носковым с вещами, поселяется в гостиной и благо не претендует на драгоценный телевизор. Вообще, он был тихим. Молча делал уроки, молча ужинал с ними, всё делал молча. Иногда Васе казалось, что он что-то делает не так или это его Харитон так запугал, потому что он-то слышал, как дико тот умеет ржать с Кольщиком у подъезда и бурно выпрашивать сигареты. Дикий он и в Африке Дикий.

На самом деле, Харя давно заметил, что после злосчастного Нового Года Прохор стал меньше с ним говорить, почти не смотрит в глаза и избегает всякого общения. Всё было бы проще, живи он у себя, но обстоятельства заставили двух нерадивых сводных братьев жить вместе. Целых три недели.

Светка тоже странная ходила. Вообще, в этом доме всё стало странно. Харя не тупой, он такие вещи умеет подмечать, хоть и мужик. Но интуиция дело такое, женское, поэтому он в это не влезал. Ходил на работу, следил за мелким, краем глаза поглядывал за сестрой. А еще успевал проверять квартиру Розы и её магазин, куда продавщицей поставили какую-то Розкину знакомую.

Вчера Роза позвонила с охами и вздохами. У Прохора будет собрание. Не сходишь ли ты, Васенька? Схожу, теть Роз. Сразу после работы. На собрании не было ничего интересного, за исключением Марины Витальевны. Она-то и во времена учебы Хари была старой клячей, а тут... Васька особо и не слушал. Пока в классе не зазвенели две фамилии. Диконов и Кольщиков. Родителей Влада тоже не было. Поэтому отдувался Василий сегодня за двоих.
— Курят. Прямо за школой. Так... — Витальевна остановился свой взгляд на Василии, — Носков, ты что тут делаешь? Не знала, что ты уже отец.
— Я за Диконова и Кольщикова, их родители не смогли придти, вот, я их это, наругаю, конечно, вы уж не переживайте, — подмигнул старой учительнице Вася и расслабился на стуле, поворачивая голову и замечая взгляд матери-одиночки Ларисы. Пожирающий такой взгляд. Нет, спасибо.

После собрания Василий зашел в магазин, думая, что Светки, скорее всего, дома нет опять. Купил продуктов и пошел домой, чувствуя усталость, но по крайней мере радуясь, что завтра выходной. Открыл дверь, вошел внутрь, свалил пакеты в кухне и нашел Прохора в гостиной.

— Привет, — принюхался, учуял запах дыма, открыл окно, впуска морозный воздух и присаживаясь на подоконник, доставая пачку сигарет, одну давая ему, — в следующий раз следите, что бы стара... Витальевна не поймала, знаешь ведь, как мамка расстроится, если узнает — прикурил им обоим и посмотрел в окно, — ты ел? Я там продуктов купил, сейчас ужин приготовим. Я пива еще купил, будешь? — Васька добро посмотрел на мелкого и улыбнулся.

+2

4

Харя уже близко. Слышно, как топает к гостиной. Прохор запоздало думает, что надо было спрятаться в туалете, чтобы не палиться с сигаретой. Сделать вид, что на толчке сидел, а потом выйти как ни в чем не бывало. Проканало бы. А то Марина Витальевна стопудов за курение с ним базарила. Стыдила при всех родителях, и старые грешочки припоминала. Да похер, что было то было, думает Прохор.

Дверь гостиной открывается со скрипом. Прохор спрыгивает с подоконника и не знает куда деваться. Ну или хотя бы куда девать руки. Ну вот куда такие длинные? Харя смотрит пытливо, глаза жуткие, аж волосы на затылке дыбом встают. Привет, говорит. Прохор молча кивает и больше не смотрит в глаза. Прячет вспотевшие ладони за спину. Сейчас начнет отчитывать! Харитон сказал дать пизды если че. А после новогоднего шухера так вообще стыдно находиться с ним в одной квартире, не то что стоять в одной комнате и есть за одним столом. Прохор не хочет знать, что о нем думает Харя, потому что уже нечего терять.

Запах Харя палит сразу. Прохор украдкой смотрит, как он открывает форточку и присаживается на подоконник, и втягивает голову в плечи как воробушек. Ждет затрещину. Харитонычу закон не писан, он может и дома покурить. И прибухнуть, как на новогоднем застолье. Это не с Кольщиком по подъездам ныкаться. Прохор с завистью смотрит на его пачку и удивлением принимает у него сигарету. Такое ощущение, будто на собрании его хвалили-нахваливали, по голове наглаживали, и сказали Харе поощрить дома.

— Спасибо, — бросает и небрежно затягивается, пытаясь выглядеть солиднее.
Сигареты у Хари крепкие, царапают горло. Прохор давится дымом и проглатывает его, и это снова дает в голову. — Неа, не ел, — сипло отвечает и мотает головой, затравленно поглядывая на него.

Прохор ест, все, что готовится в этом доме. Пихает в себя большими ложками, встает из-за стола и уходит в свою гостиную, где валяется на диване и листает Вконтакте под фоновый голос Андрея Малахова. Пока с экрана вопит Шурыгина, никто не слышит, как бурчит желудок Прохора.

— Какое пиво? — живо интересуется, охеревая от перспективки побухать с Харей, и добавляет с вызовом: — А типа ниче что ты меня спаиваешь? Мне же восемнадцати нет.

Ну вот кто за язык дергал? Щас Харя скажет, типа да, не дорос, и больше не предложит. Но у Хари странная улыбка, поэтому Прохор хрюкает от нервного смеха и затягивается, держа сигарету двумя пальцами.

— Да шучу, я пью пиво, — шутить пока получается так себе. Пошутишь под таким взглядом, ага! Щас. — Че там, Марин Витальевна хуесосила по полной? — спрашивает, придвигаясь ближе и нервно болтая ногой.

Сейчас огребет за мат, вот сейчас!

Отредактировано Прохор Диконов (2018-01-29 15:15:23)

+1

5

Покрутив фильтр между губ, Василий пялится на темное небо, а потом переводит взгляд на Прохора, который давится сигаретным дымом. Его веселит реакция мелкого, но всё равно он чувствует между ними странную натянутость. От того ли, что Харю часто называли грозой двора? Он удивлялся, ведь никогда никого не бил без дела, не запугивал. Сначала он грешил на отца-уголовника, но таким в их районе никого не удивишь. Иногда ему хотелось, спросить, почему Диконов боится его, но решил, что это не по пацански как-то. Стремно.

— Матери не вздумай только говорить, что я тебе курить разрешаю, да еще и сам сигареты даю, — хохотнул, потирая ребра сквозь рубашку, почти не чувствуя холода. Вася был из тех, кто мог в тапках и шортах пойти курить в минус тридцать, — да и при Светке не пались, она хоть и добрая, но мало ли... сигареты сюда положил, бери, когда хочешь, — Харя слез с подоконника, открыл сервант и положил туда пачку, ловя себя на мысли, что пытается угодить мелкому, чтобы только он его не боялся. Кажется, дурацкий он метод выбрал: предлагать сигареты и пиво взамен на что? Дружбу?

Васька чешет затылок, докуривает сигарету, туша и бросая в хрустальную пепельницу — подарок тёти Розы на день рождения — на подоконнике. Услышал про пиво, на миг нахмурился, но почти сразу разгладились морщинки на лбу, а потом и снова появились, уже возле глаз, когда он улыбнулся, — если бы я ждал совершеннолетия, чтобы выпить пива и закурить свою первую сигарету... — махнул рукой, засмеялся, скрещивая руки на груди, — сначала Витальевна подумала, что я чей-то отец, а потом высказала мне про ваше курение, сказал ей, что отругаю вас, ага, — хмыкнул, даже не замечая матерных словечек, кивая в сторону кухни, — пошли, помогать будешь, — Васька отправился на кухню, выгрузил всё из пакетов, — я заметил, ты ешь быстро, прям не жуя, это че такое? Куда торопишься-то? — поинтересовался у него, поставив перед собой ведро, закатал рукава и стал чистить картошку остро наточенным ножом, — салат порезать сможешь? Я там помидоры купил, огурцы, зелень... — бросил на него быстрый взгляд, снова принимаясь за картошку.

+2

6

Прохор плохо знает Харю. Знает какие-то вещи о нем, типа где он работает, сколько ему лет, за какой клуб болеет, но не знал какой он на самом деле. И раньше наедине так никогда не оставался, чтобы вот только Харя и он вдвоем в одной квартире.

Про Харю, конечно, ходит много баек. Самая популярная среди пацанов - как он пиздился с зеком, и тот отхуярил ему палец тесаком. Вторая по популярности - где ему палец отгрыз алабай. А остальные слухи крутятся вокруг армейских подвигов. Слухов ходит много. Харю побаиваются. В своих влажных мечтах Прохор видит его едва ли не Вдовиченковым из Бумера: опасным, агрессивным. Заботливым. Поэтому, с некоторых пор трусы стирает сам.

Докуривает, выбрасывает окурок в ту же вазу что и Харя, и топает за ним на кухню. Пережитые пять минут пылают огнем на кончиках ушей. Приятно, что Харитоныч общается с ним как с равным, даже не всыпал за позор на собрании. Прохор думает, что наверняка Харя и сам за это получал когда-то, а у его бати рука всяко тяжелее. Харя не бьет - значит, уважает. Без пизды. Надо Кольщику написать об этом вечером.

- Да я всегда так ем, - Прохор врет, не моргая, и высыпает овощи из полиэтиленового пакетика в раковину; помидоры с грохотом валятся под струю воды. - Ем, ем, а не набираю. Я думаю, пока всё в рост идет, а потом и в мышцы. Мама говорит, у меня батя был здоровый. Хотя мама любит припиздеть, лечила мне, что он в Чечне воевал, приколись, - ржет, отрывая зеленые хвостики у помидоров. - Какая Чечня, я же в нулевых родился! - снова ржет и складывает помидоры в тарелку, и принимается за огурцы, а затем за зелень.

Может, это всё нервы.

Ссутулившись над доской, Прохор режет овощи в глубокую чашу и присыпает солью, сверху режет лук, а потом щедро поливает всё подсолнечным маслом, шмыгая и стирая слезы тыльной стороной ладони. Ебаный лук!

Отредактировано Прохор Диконов (2018-01-29 20:13:02)

+2

7

Харя редко готовит. Обычно варит пельмени или вареники. Или ест то, что приготовили Роза или Светка. Но сегодня Харя решил, что нужно непременно наладить отношения с младшим братом, пусть и сводным, поэтому решил забабахать ужин. С картошкой. Селедкой. И пивом.

Пока он чистит картошку, Прохор что-то там щебечет, отчего Харя немного удивляется, потому что при нем он никогда столько не разговаривал:
— Мамка твоя хочет, чтобы ты не думал про своего отца плохо, а там уже неважно кем он был, а? — по-доброму ответил, поднимаясь, разминая спину и кидая грязный нож в мойку, — я в твоем возрасте тоже худой был, вот только роста не донабрал, так и будешь расти, а я останусь карликом, — посмеялся, вытирая руки о полотенце, кладя большую, теплую ладонь на его спину, — не сутулься, — негромко сказал, а потом увидел слезы на его лице от лука, — умойся холодной водой, — посоветовал ему, наливая в кастрюлю воду и ставя картошку на плитку.

Затем вытащил селедку, уже очищенную и порезанную, перекладывая в одну из маминых хрустальных тарелочек. Даже если еда была уже готовой, мама всегда использовала красивую посуду. И также красиво ушла.

— Слушай, я поговорить хотел. Точнее спросить, — Вася сел за стол, слыша как бурлит картошка и посмотрел на Прохора, который сел напротив, выжидая какое-то время и подбирая слова, — Харитон тебя не обижает? Не думай, что это не по-пацански сказать мне честно. Твоя мама сейчас в такой стадии... она в него влюблена и может не замечать каких-то моментов, так что... я могу с ним поговорить, вот. По идее он не злой и не грубый, но мало ли, что там в тюрьме было и каким он стал. А я все-таки брат твой, хоть и сводный, так что... — Харя закончил путанную речь и остановился, посмотрев на мелкого.

+2

8

- Тёть Люд говорит, надо жвачку жевать, - кричит Прохор из ванной, набирая в сложенные корабликом ладони гиперхлорированную воду, и прикладывает ее к лицу. - Типа даже очки не защищают, приколись. И в холодную воду надо лук положить, чтобы луковая вот эта жидкость туда того. Высочилась...

Последнее бормочет и яростно растирает глаза, которыедо сих пор щиплет. Чихает. Высмаркивает соплю и еще раз чихает. Ненавистный лук.

На кухню Диконов возвращается умытый и успокоенный. Лицо красное, глаза красные. Нос тоже того, красный. Садится за стол, чувствует ядреный запах селедки с луком и слышит жалобный стон желудка. Слишком много событий на один вечер, слишком много энергии потрачено, надо заесть. Он с трепетом понимает, что готовит ему сегодня сам Харя, и самое обидное - не с кем поделиться радостью. Кольщик и тот не поймет, в лучшем случае скажет: "о, нихуя се!" И всё.

Прохор трет колени и смотрит на узор скатерти, пока не чувствует жуткий взгляд с противоположного края стола. Харя со скрипом отодвигает стул и присаживается. Спросить хочет, говорит. Лишь бы не про то ебучее фото, где он перед зеркалом за Харю и двор стреляет в упор. Голый. С наэлектризованными волосами и плавающим взглядом. Тогда под водкой это казалось охренеть каким романтичным, а сейчас в глаза смотреть до сих пор стыдно. Но Харя спрашивает про своего папку, и Прохор бодрится. Выдыхает.

- Да не, - сипло выдает и прокашливается. - Да не, не, ты чего. Не, ну он такой орет, конечно, за сижками гоняет в мамкин магаз, но не бьет, там, ничего… А чего? Тебя пиздил?

Косится на Харю, теребя ворсинку скатерти, вылезшую из порезанного участка. На плите бурлит картошка, из-под крышки кастрюли валит пар; тарахтит, выливаясь, вода. Прохор подскакивает и убавляет температуру, а затем садится, поджав под себя колено со ссадиной, и смотрит на Харю исподлобья.
- Вась, а ты же в армии служил, да? - спрашивает невинно.

Отредактировано Прохор Диконов (2018-02-07 21:19:16)

+2

9

— Никогда не слышал про способ со жвачкой, — негромко выдохнул Вася, почесывая макушку и доставая из пакета хлеб, выкладывая его в хлебницу, пользуясь тем, что он уже нарезанный, — у нас мама всегда просила отца лук порезать, папа никогда не плакал, — сказал между делом, а потом вспомнил, как ревел отец, когда он двадцатилетний примчался в ментовку и смотрел, как его волокут в камеру. Покачав головой, когда вернулся Прохор, сел за стул и понял, что осталась только картошка, которая бурлила на плите.

— Нет, нас со Светкой никогда не бил. Девочку, говорил, бить нельзя, а я у него любимый сын был, — заулыбался вдруг, потягиваясь к ящику и доставая две вилки, положив их на стол, — если что, ты мне скажи, ладно? Он — мужик не злой, просто несчастный, сейчас, думаю, с твоей мамой ему хорошо, а ты можешь у нас оставаться, ну чтобы им побольше пространства дать... — Харя скривился, думая, что получилось как-то не очень и вздохнул, когда Прошка вскочил к картошке, встал и вынул из холодильника два пива. Поставил перед ними холодные бутылки и ловко вскрыл их без открывашки.

Носков думал, как же ему задобрить младшего, чтобы и разговор пошел доверительной, и прочая дребедень. Хотел было глотнуть пивка, но подумал, что хорошо, что не стал, а то бы точно подавился и умер. Услышал вопрос про армию и посерел, думая, что мелкий как-то узнал про его армейский опыт. Может, письма прочитал, пока Васи не было дома? Васька вдруг живо представил, как жмет Диконова к стене и угрожает ему смертью от станка на литейном. Но вместо этого он выпрямился, развел плечи пошире и посмотрел на Прохора:

— Да, был. А что, тоже хочешь в армию? Ты если чего его не бойся, у меня осталась пара знакомых, замолвлю за тебя словечко, и за Вадима твоего... или как его там, вы же, наверное, вместе пойдете, — посмотрел на него, отпивая от пива, встал, выключил плиту, слил воду и положил по три больших картофелины на тарелки, — ешь давай, а то мама мне твоя потом наставит тумаков за то, что плохо тебя кормили, — сказал Харя, сам сел за стол, положил им обоим салат, селедку и стал с аппетитом уплетать.

+3

10

Да вот всегда так. Сначала говорит, потом думает. Так и сейчас: натыкается на харин взгляд и втягивает голову в плечи, решив, что спросил то, о чем спрашивать не надо было. Подтягивает ногу поплотнее и разламывает большую картофелину вилкой, нанизывает кусочек и дует на него, прежде чем отправить в рот. Лучше смотреть на скатерть. Или на селедку, от которой ядреный запах на всю кухню. Или плакать от лука. Всяко лучше, чем натыкаться стылый взгляд Василия Харитоныча. Прохор боится, но сидеть вот так наедине и ужинать - это очень возбуждающе. Хуже было, наверное, только на Новый год, когда оба застряли в ванной.

- Да как-то не хочу, вообще-то, - отвечает невнятно, давясь картошкой и обжигая язык и нёбо. - Маринвитальна не говорила про это? Ну типа угрожала там, что отправит в армию, если не это... ну... в ПТУ там не попадем...

Блядство, обожженный рот щиплет! Прохор прикладывается к запотевшей бутылке, делает несколько хороших глотков и полощет рот. А потом проглатывает. И смотрит на Харю мельком так. Был бы тот телкой - так бы не парился, наверное. Вел бы себя по-крутому, как Кольщик со Светкой. Показывал бы кто тут мужик. А с Харей не повыебываешься, базар фильтровать надо, не пялиться лишний раз. Вдруг еще в зубы даст. А если узнает че, так вообще закопает. В армии, говорят, учат траншеи рыть. Если зароет - хрен кто найдет, а мамке Розе сейчас и не до него. И не вспомнит, что сын был такой.

- Да ниче она не скажет, - бормочет, выбирая кусок поменьше и старательно дуя на него. - Ей вообще щас не до меня. Расстроится, что на подмену не выйду в магаз. А я не хочу может там стоять уже, меня все алкаши на районе узнают, - говорит небрежно, и деловито так делает глоток из бутылки, давится и выплевывает всё себе на штаны: и пиво, и непрожеванную картошку. И вскакивает с места, боясь, что мог и Харе в тарелку попасть. - Вот бля... Вась, извини, а, я не хотел!

Отредактировано Прохор Диконов (2018-02-27 11:21:40)

+2

11

Васе нравится вот так. Когда младший его не боится, общается без дурнины, как общался, если бы рядом был его дружбан. Очень по-семейному так сидят. Васе нравится.

— Витальевна много базарит, мне она сказала, что по малолетке сяду, я правда так и не понял за что, но она же типа взрослая была, ей было лучше знать, — говорил Харя, жуя картошку и закусывая селедкой, делясь воспоминаниями о школе. Так-то Василий был приличным в школе, много хлопот родителям не доставлял, сильно не хулиганил, но училка была отбитой и всё норовила предсказать кому-нибудь криминальное будущее, — не слушай её, короче, захочешь в армию пойти — пойдешь, не захочешь — не пойдешь, сейчас это быстро решается, — закусил хлебом и отпил пива.

Кажется, Прохор к нему привыкает. Вроде даже ест. И разговор идет, как надо. Без неловкой тишины и прочей херни. Они жуют, перекидываются фразами, пьют пиво. Всё идет отлично.

Диконов болтает про маму, а потом давится пивом, отчего Харя не сразу понимает, что происходит. Поднимает взгляд светлых глаз, проглатывает селедку, берет полотенце и машинально вытирает домашние штаны Прохора, поднимается выше и стирает с лица пиво.

— Да чё ты, с кем не бывает, — негромко говорит и кивает на стул, — садись и ешь нормально, куда ты торопишься вечно? — в голосе нет раздражения, он спокоен, — зато ты с детства знаешь, что такое труд, — продолжает он прерванный разговор на тему работы в магазине, совершенно не обращая внимания на инцидент. А про себя думает, что неужели такой он страшный и опасный, что пацан боится при нем даже подавится?

+2

12

Пока Харя обтирает штаны полотенцем, Прохор ловит новогодние флэшбеки. Кровь носом, паника за столом и белоснежный рукав под носом. И два красных пятна на рукаве. И возбуждение. И Харю без рубашки - после всего. Прохор думает, что Харя как, мать его, Супермен. А рубашка на нем была такая депутатская, выглаженная, аж глазам было больно. И сердечку тоже, может быть, чуть-чуть.

- Да я не тороплюсь, я так ем. Это моя природная натуральная скорость такая, - выдыхает он, сжимаясь, когда Харя промокательными движениями вытирает с него пиво с ошметками картошки. - Это потому что я букву “р” не выговариваю. Вообще имя Прохор значит, что типа ты быстрый… На иврите, что ли. Мама говорит, я типа еще заикался, но хуй знает, не помню...

Харя заботлив, пока за старшего, это Прохор знает точно. Сглатывает и вытирает о штаны вспотевшие ладони. Без Светки ужинать как-то не то, уши горят и щеки полыхают, и ебаная испарина над губой, и выскочить из-за стола тоже не варик, тем более Харя сказал есть нормально. Поешь тут, когда он со своим полотенцем лезет.

- Да это херня же всё, - отмахивается, сводя ноги и чувствуя легкий дискомфорт в паху. - Я может поваром хочу быть, и хату на Рублевке хочу. И двести тридцатый мерседес небесно-голубого цвета. А не вот это говно… Недавно Олька из 11 “Б” говорит мне такая, что хочет розовый кадиллак как у Элвиса и карликовую собаку. Ее мужик ей губы хочет заебашить, только ей восемнадцати еще нет, а предки согласие не дают. И короче она ждет, когда он ее на совершеннолетие повезет типа на Бали, прикинь…

Поняв, что спизданул лишнего, и что Харе скорее всего это неинтересно, и затыкается, заталкивая в рот картошку и огромный шмат лука. Харя пялится неотрывно, и от жуткого взгляда испарина возникает на лбу.
- Ладно, я это… короче, я пошел. Благодарствую, типа, за ужин…

Прохор резко встает со стула, едва не опрокинув его, и спешит в ванную, по пути ударившись коленом о ножку стола. Ополаскивает лицо ледяной водой, прикладывает холодную ладонь к пульсирующему колену и думает, как бы без палева запереться в туалете.

Отредактировано Прохор Диконов (2018-05-13 20:21:43)

+1

13

Всё устаканивается. Прохор продолжает жевать, Вася глотает пиво и успокаивается. Он и сам не знает, зачем нервничает. Наверное, потому что Прошка странно ведет в его обществе, а Харя не любит, когда сложно. Он любит простые отношения с людьми. С ребятами на работе, с сестрой, с батей.

Вот он и с Диконовым хочет просто. Или много хочет?

Харя старается не думать. Ест. Пьёт. Но всё же думает о том, что будет, когда ужин закончится. Разойдутся по комнатам или сядут чинно перед телевизором, чтобы посмотреть новую серию Следа или Ментовских войн? Харю бесит думать. Если бы он хотел думать, он бы может ученым стал, а не сварщиком. Может быть и фаланги бы не лишился, а получил премию за какой-нибудь вклад. Но это слишком сложно. Да и зачем это нужно? Васька не хочет быть выдающимся математиком или химиком, он сварщик месяца, между прочим.

Васька выпадает из своих мыслей, когда Прохор чуть ли не бегом вылетает из кухни и исчезает в ванной.
Вздыхает. Встает. Убирает со стола и чешет костяшками пальцев лоб. Что делать с малолетним братцем он не знает. Плохо старается, видимо. А может школьнику неинтересно с таким стариком, как он? Всё это напрягает. Поэтому он пытается отвлечься. Моет тарелки. Вытирает со стола. И руки занять можно, и Светка потом не заругает, что он опять кружку не помыл или крошки не убрал. А Вася, между прочим, аккуратный. А Света — дура.

— Прохор! — кричит прокуренным басом из кухни, водружая на плиту чайник, — чай пить будешь? — широким шагом идет в ванную, чтобы проверить младшего, резко открывает дверь (что-то уж больно затих малец) и... округляет глаза, когда видит привалившегося к стиральной машинке Прохора, с закрытыми глазами и рукой в штанах. Вася замирает, машинально облизывает губы, переступает порог ванной и закрывает за собой дверь. На замок. Диконов испуганно таращится, воздух между ними сгущается и провисает подобно промерзшим проводам. Маленькие молоточки стучат у Васьки в висках, но он почему-то делает шаг вперед, зажимая Прохора в пространстве между стеной и машинкой. Рука ложится на плечо, а большой палец зачем-то проводит по шее, нажимая на острый кадык.

— Чай будешь? — хрипло спрашивает он, продолжая смотреть в светлые глаза.

+4

14

Прохор звенит натянутой пружиной. Пальцы скользят по мокрым керамическим бортикам раковины. В отражении всё тот же он: с лихорадочным румянцем, с расширенными как у кошки зрачками и непослушным облаком волос над этим всем. Харя считает его странненьким, ну точно. Или дебилом. Одно из двух. Авторитет в глазах Василия Харитоныча упал давным-давно, поэтому лучше показаться дебилом, чем больным ублюдком, думает Прохор. Наедине с собой становится немного спокойнее.

По горлу ползет мерзкая жирная селедочная отрыжка. Чтобы заглушить ее, надо просто сполоснуть рот, затолкать жирное послевкусие назад в желудок. Он выкручивает кран налево до упора, ждет пять секунд, и набирает в горсть ледяную воду. А потом проглатывает хлорированную жидкость. Зубы ломит от холода, нервы прошибает до самого мозга. Легче становится, но ненамного.

Прохор вытирает лицо и вешает полотенце назад на крючок. Трогает пальцами влажную махровую ткань, морщится и вешает на извилистый радиатор, а потом прислушивается к звукам на кухне. Там шумит вода и гремит посуда. Харя хозяйственный: и накормил, и прибрался. И пиздить не стал за проеб с курением дома и пролитым пивом. Опустив голову Прохор смотрит на мокрые пивные пятна на штанах, которые тот пытался оттереть. Хорошо, что они на бедре, а не там, где бесстыдно топорщатся спортивные брюки. Стопудов заметил. И промолчал.

Он проводит по ним пальцами, затем перемещает руку на пах и, скривившись, поправляет член. А потом, немного подумав, засовывает руку в штаны и прислоняется к стиральной машинке. Представляет на себе руку Хари со сжатым в кулаке вафельным кухонным полотенцем, за которое Светка наверняка убила бы обоих. Закрывает глаза и приоткрывает рот, наяривая быстрее, и выпадает из реальности, сосредоточившись на дрочке. Не слышит, что вода на кухне больше не бежит, и не звенят ложки-вилки. И почти не разбирает, что именно Харя спрашивает там, только чувствует вибрацию внизу живота, резонирующую от его голоса. А потом резко открывается дверь, лизнув лодыжки сквозняком, и в ванную врывается сам Харя.

Прохора парализует от ужаса.
Прямо так, с рукой в трико.

С лица сходит кровь, желудок проваливается куда-то вниз. Он все так же сжимает член рукой и наблюдает, как монстр приближается. Взгляд у Хари жуткий-жуткий. Прохор сглатывает, когда твердая ладонь ложится на шею, и позорно кончает. Господи боже, еб твою мать.

— Чай буду, — выдыхает он слабым голосом, чувствуя подступающую тошноту.

Так стыдно не было даже после тех ебучих фото в вк. Да вообще никогда так стыдно не было. Он открывает и закрывает рот, словно рыба, выброшенная на берег, вынимает липкую ладонь из трусов и вытирает о штанину. О харину штанину.

+4

15

Вася помнит свой первый самый настоящий стыд. Если бы в то время интернет был развит так, как сейчас, он бы не понес матери измазанные чем-то белым простыни. Он помнит её взгляд. Холодный, брезгливый, осуждающий. Она посоветовала ему сходить к отцу, но Васька побоялся. А уже потом узнал от одноклассников, что для мальчиков их возраста это норма. Больше с матерью он не откровенничал.

В травму это не переросло, но сейчас Вася застыл, понимая, что застал своего сводного брата за чем-то запретным. Постыдным? Нет, он не станет стыдит его, только потому что его мать была глупой, необразованной в таких вещах, женщиной. Тогда зачем он сжимает его плечо, которое вот-вот сейчас лопнет с таким хрустом, что это оглушит их обоих? Харя выпрямляется и сглатывает. Слюна тяжелым комом хреначит по горлу. Отпускает Прохора и отходит на шаг назад, не сразу понимая, что на его домашних штанах.

— Там чайник сейчас закипит, пойди выключи, — бесцветным тоном обращается к нему, вжимаясь поясницей в холодную раковину. Как только дверь за ним закрывается, Вася опускает взгляд, замечая на штанине подсыхающие пятна. Проглоченная слюна будто подскакивает к горлу обратно. Может он слишком много на себе берет, пытаясь подружиться с мелким? Носков врубает холодную воду, ополаскивает лицо. Всякий раз, когда он моргает, он вспоминает, буквально видит перед собой, веснушчатое лицо своего армейского товарища. И тогда всё было почти также. Только его рука была в штанах Васьки. А потом эти липкие пальцы, оставляющие следы на его форме...

Васька резко выпрямляется и начинает остервенело стирать следы холодной водой. Он трёт так сильно, что начинает болеть ладонь. Но он не чувствует боли. Ее купирует ледяная вода, в которую он то и дело обмакивает покрасневшую руку.

Спустя десять минут он выходит с мокрой штаниной, но идёт не на кухню, а в спальню. Меняет штаны на почти такие же, чтобы не смущать Прохора. Ему не противно. Просто воспоминания бывают сильнее нас.

На кухне уже дымятся две чашки чая. Прошка похозяйничал. До конца уверенный в себе Харя почему-то сейчас нервничает, как не нервничал на вступительных экзаменах в техникум. Тогда нельзя было подвести Харитона. А сейчас кого нельзя подводить? Самого себя в глазах ребенка?

Садится за стол, пододвигая к себе чашку, делает щедрый глоток и только потом поднимает взгляд на Прохора. Маленького, испуганного, взъерошенного. Вася старается не смотреть жутко. Но он не знает, как смотреть. Его никто не научил разговаривать с младшими на такие темы. И он боится сказать лишнего.

— Спасибо за чай, — улыбается, делает новый глоток, поражаясь тишине. Даже кран на кухне не капает, — так ты... ты в эту Олю что ли влюблен? — спрашивает Вася, думая, что по этой причине пацану пришлось запереться в ванной. Ох не дай бог, всё испортить.

+3

16

Прохор вылетает из ванной, снова ударившись ушибленным коленом о стиралку. Хромает на кухню, мучаясь тошнотой, и почти не обращает внимание на пульсирующую боль. В ушах звенит, селедочная отрыжка возвращается, и хреново настолько, насколько вообще может быть хреново от стыда. Он склоняется над кухонной раковиной и проталкивает два пальца в глотку, кашляет вхолостую и дергается от сухих спазмов. Ничего нет. Представляет, что из горла выкатывается комочек шерсти как у кошек, и снова сгибается над чистой раковиной. Помучившись, наливает себе стакан воды, выпивает в три глотка, вытирает губы тыльной стороной ладони и тяжело дышит, потирая колено. А затем открывает кран и смывает с ладони засохшую сперму. Сплевывает в слив, смотрит, как слюна закручивается и исчезает в дыре, а потом, смачивает ладони и похлопывает себя по пылающим щекам. С секунду тупит над плиткой, на которой надрывается кипящий чайник, и проворачивает ручку-крутилку. Устало опускается на табуретку.

Вася застрял в ванной. Прохор вспоминает его сухой тон, велевший выключить чайник. Думает, что надо ночью собрать шмотки и валить к себе на хату, окопаться там и ждать возвращения мамы. И больше никогда не видеться с Харей, ну его на хуй. И в школу пока не ходить. И не открывать дверь никому: ни Харе, ни Кольщику, ни училке, которая придет узнавать о нем, ни ментам, ни бабке, которая продает мед по выходным. Ну их на хуй.

Звон в ушах унимается. Дверь ванной хлопает, и Прохор чувствует, как поджимаются яйца в ожидании Василия Харитоныча на кухню. Но тот меняет траекторию, поэтому немного успокоившись, он берет с мойки две сырые кружки, кидает в них по пакетику Липтона и заливает кипитком. Тоскливо смотрит в окно, за которым давно стемнело. Сквозь кухонную тюль моргает тусклая лампа над подъездом дома напротив. Прохор думает, что дома бы сейчас катал кээску, а вместо этого сидит и ждет Харю как Годзиллу. Подумав немного, ставит на стол варенье из ранеток и вазочку с квадратным печеньем с зайчиками.

Вася возвращается молчаливый. Не смотрит. Прохор косится на него украдкой, но тоже отводит взгляд. Ничего не отвечает на его благодарность, потому что ну… ну ее на хуй, да? Да нет.

Придвигает к себе кружку, кладет в нее ложку варенья и вздыхает. Ложка гремит о стенки керамической кружки. Малина светлеет и всплывает ошметками на поверхность чая. Прохор снова вздыхает и осторожно отпивает, а потом слышит вопрос про Олю и обжигает язык, нёбо и глотку, судорожно пытаясь проглотить то, что набрал в рот.

— В кого, в Олю? — переспрашивает, все еще не глядя на Харю. — Да не, ты че, я же не шальной. Мы с ней это… типа мутили раньше по школе, туда-сюда… Она же соска.

Затыкается, поднимает осторожный взгляд на Харю и прощупывает почву. Все подозрительно хорошо, аж тошно.

— Ты это… не подумай, что я там на тебя дрочил, — выдает то, что мучает, и надеется, что не выглядит слишком жалко. — Я не на тебя, если че...

Отредактировано Прохор Диконов (2018-05-13 20:31:06)

+2


Вы здесь » [районы-кварталы] » [сегодняшний день] » [выбирай: запоминать или стереть]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC