Кирпич Районный Игрок Игрок





Новости:
08.04.18 Все ближе весна, все больше разговоров про [реальные встречи]. Планировать свое лето начинаем уже сейчас!
И самое главное - никогда не забывайте дорогу в свой родной двор.

[районы-кварталы]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [районы-кварталы] » [знакомые все лица] » [Яна Ольховская | 38 лет]


[Яна Ольховская | 38 лет]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[ЯНА НИКОЛАЕВНА ОЛЬХОВСКАЯ (ХАРИНСКАЯ)]
[Прозвища нет, есть привычный рабочий позывной - "четвертая", по номеру бригады. В Сети уже много лет подписывается как Иголка.]
Дата рождения и возраст: 10.09.1979г., 38 лет
Семья: старший брат Саша, племянник Леша, он же Харун, родители умерли.
Род деятельности: врач скорой помощи, иногда подрабатывает шитьем на заказ
Сексуальные предпочтения: вообще гетеро, но мужчины обычно проигрывают работе

http://16top.biz/files/n/big/6195.jpg
[Чулпан Хаматова]

[БИОГРАФИЯ]
Вот так живёшь себе, живешь, растишь сына, родной кровиночке уже шестнадцатый год пошел, и не мыслишь уже о том, что в семье появятся еще дети, и не заморачиваешься уже на тему безопасного совместного времяпрепровождения, как вдруг… В общем, в семье Харинских это самое «вдруг» через восемь с копейками месяцев назвали Яночкой. При рождении Яночка едва дотянула до трех кило и в целом не создавала впечатления здорового ребенка. Родители пребывали в некоторой растерянности: ну да, они вроде бы еще молоды, а с другой стороны – года через четыре можно уже и внуков ждать. А тут дочь. Здрасте, приехали.

Но что делать, раз уж родилась – надо растить. Тут Харинским изрядно повезло: после рождения дочери, но до совершеннолетия сына, будучи семьей с двумя детьми, они по очереди получили двухкомнатную квартиру в новом доме, строительство и сдачу которого как раз курировал глава семейства. Квартира была хороша: не очень большая, зато светлая, пусть на двенадцатом этаже, зато с таким видом из окна – закачаешься. Дом стоял на самой окраине, и ничто не закрывало вид на речку и поля за ней.

Старшему сыну Саше сразу выделили отдельную комнату, чему он, все детство проживший с родителями, был несказанно рад, ну а Янина кроватка стояла рядом с диваном в зале, там же валялись все погремушки, игрушки и прочие пеленки. Несмотря на опасения врачей и родителей девочка росла крепкой, хоть и по-прежнему весьма миниатюрной, развивалась даже немного быстрее сверстников, была в меру активной и не в меру любознательной.

Детский сад ей почти не помнится. Детство похоже на один солнечный день: ты мчишься на велосипеде с горы, взмываешь на качелях к небу, с воды летят золотистые брызги, берешь папу за одну руку, маму за другую – и повисаешь над землей, они держат, они не уронят. Есть еще Сашка, старший брат, весомая фигура. Он катает ее на плечах, когда изредка приезжает домой, он присылает смешные фотокарточки и иногда – необыкновенные игрушки, таких ни у кого нет. Она почти ничего о нем не знает, но любит его просто за то, что он есть.

Школа помнится куда лучше. Ну, как – школа… Если белые банты раскрасить оранжевым карандашом – ничего хорошего из этого не выйдет. Если не выкладывать из ранца учебники, то на нем удобно съезжать с горки на пузе, а если выложить, то на заднице. Если исправить в дневнике тройку на пятерку, то все равно получится не похоже. Если съесть в столовой четыре булочки подряд, то пятая уже не влезет. Если одноклассникам связать шнурки в раздевалке и спрятать шапку в чужой рукав – это приносит море веселья, но можно и по шее получить. Словом, начальная школа принесла Яне множество полезных знаний о жизни, но не слишком много знаний по предметам. Родители не уставали укорять дочь за неусидчивость и сравнивать со старшим братом. Яна не уставала в ответ огрызаться и обижаться.

В средней школе, как ни странно, стало получше. Гуманитарные науки, правда, все так же тянулись в хвосте, она даже фамилию свою могла написать с ошибками, зато биология, физика, потом и химия ей вполне удавались. Девочка всерьез была уверена, что станет «каким-нибудь ветеринаром», таскала домой котиков, собачек, птичек и даже мышек с крысками, чем неустанно изводила родителей, но они решили, что уж лучше так, чем абсолютное безразличие ко всему. Потому что ни в одном кружке, ни в одной секции их дочь не приживалась дольше, чем на полгода, перепробовано было все: от кройки и шиться до футбола.

В целом Яна была компанейским, но при этом довольно спокойным ребенком. Она хорошо училась, возвращалась домой до темноты и не поддавалась на провокации «неблагополучных» одноклассников, хотя таковых хватало. Ей нравилось сидеть дома с книжкой, нравилось возиться с маленьким племянником, нравилось бывать в походах с классом и в детских лагерях летом. В общем-то, нравилось все, что нравилось обычному советскому... а потом уже и постсоветскому ребенку. Поэтому когда в начале девяностых подростки, да и взрослые тоже, увлеклись книжками одного оксфордского профессора про удивительный мир Средиземья, их небольшой городок это поветрие тоже не обошло. И это стало самым долгим Яниным увлечением, растянувшимся… да, собственно, до сих пор она готова обсудить что-нибудь спорное или новое по этой теме.

Вопреки опасениям родителей, все эти «мечемахания» и «эльфострадания» не помешали их дочери благополучно закончить школу. До золотой медали она, правда, не дотянула – русский язык подкачал, зато серебряной обзавелась добросовестно. И отправилась подавать документы в медицинский институт в ближайшем крупном городе, потому что желание стать ветеринаром и склонность к естественным наукам к тому моменту трансформировались в стремление поступить на лечебное дело. Было страшно не поступить – на платную учебу у родителей денег не было, а в училище пойти как-то уже гордость идти не позволяла, раньше надо было, после девятого.

Обошлось. Поступила. Даже общежитие дали, потому что три с половиной часа добираться до дома – далековато будет. И начались веселые студенческие будни. Не верьте тому, кто скажет, что студент-медик все свое время проводит за книгами: на это у него уходит только часов двадцать в сутки, а остальное время остается на то, чтобы уйти в отрыв. Что называется, вот тебе тридцать копеек, и ни в чем себе не отказывай. Голодно было, холодно, особенно после дефолта, тяжко было – хоть ложись и помирай, но студенты – народ живучий. Ночные дежурства на скорой или в морге – это, знаете ли, тоже своего рода… отрыв. Полный отвал башки, угу. А днем еще можно в больнице посанитарить, тоже треш и угар, никаких клубов не надо.

Словом, было весело. Но нервно. В студенчестве Яна начала курить, и не какие-нибудь тонкие сигаретки с ментолом, а самые дешевые, на кие только и хватало денег. Тогда же привыкла спать везде, хоть головой на плече у трупа, потому что выбирать особенно не приходилось. Привыкла не чураться грязной работы, не ждать у моря погоды, ни на кого, кроме себя, не надеяться. Привыкла пожимать плечами в ответ на все жизненные загогулины, усмехаться и идти дальше. Как она любила тогда говорить, «поревела я ночью в морге, а теперь надо что-нибудь придумать». И придумывала: и за себя, и за подруг, и за того парня.

Кстати, про парня. Парень, в сущности, был только один, если брать в расчет серьезные отношения. Олег Ольховский появился в ее жизни на пятом курсе института, когда думать обо всякой ерунде, откровенно говоря, было совершенно некогда. Он был старше на пять лет, уже занял свое место в жизни и в университетской больнице заодно. Он не был красив, но был чертовски харизматичен. Он красиво ухаживал и был похож на того самого принца на белом коне, в окружении Харинской прежде не было такого человека, хотя уж в толкинистской среде водилось всякое. Ей, студентке без гроша в кармане, нужен был такой человек – твердо стоящий на ногах, знающий, чего хочет, способный защитить и поддержать. К тому же, у него водились деньги, откуда – Яна могла предположить, но не хотела. В конце концов, время такое, каждый крутится, как может.

Ольховский оплатил ей обучение после института, благодаря ему она получила сертификаты и по СМП, и по АиР. В двадцать шесть Яна вышла за него замуж, несказанно обрадовав этим родителей, которые уже и не чаяли. Отец даже не пил несколько месяцев после их свадьбы, помогая обустраивать молодой паре быт. Быт был обустроен в квартире Олега, потому что у него с деньгами и жилплощадью было куда как лучше. Он даже предлагал жене оставить работу, за которую все равно платят копейки, потом предлагал перейти с ее "придурочной скорой" в частную клинику, но все это было бесполезно. Как только она принимала решение оставить свою сумасшедшую работу, случалось что-нибудь, что ее останавливало. Попросили обождать месяц, чтобы найти замену, пришла проверка, и бросить своих будет просто свинством, нагрянул отпуск, а после отпуска и работа как будто бы в радость...

С увольнением, короче, не ладилось. С семейной жизнью, откровенно говоря, тоже. То есть, все было хорошо, до первой беременности. Олег попытался изобразить на лице радость, не вышло. Потом он попытался изобразить на том же самом лице искреннее сочувствие, когда беременность замерла - и, опять же, получилось так себе. Через полтора года была еще одна беременность, и еще одна - еще через два. Потом было долгое лечение и быстрый развод. В тридцать два Яна осталась одна и, честно говоря, ощутила по этому поводу облегчение. Больше никто не стоял над душой. Только родителей было жалко. Хотя им, кажется, было уже все равно...

С тех пор минуло много времени. Родители умерли, оставив ее одну в той самой квартире, в которой она когда-то родилась. Из окна там уже давно не видно ни реку, ни поля - район застроен, напротив выросли новые дома, но высота все-таки по-прежнему чувствуется. Яна не вышла замуж, зато завела собаку, с которой, конечно, сплошные проблемы во время суточных дежурств, но соседский шкет пока соглашается с ней погулять. Работает она все на той же подстанции, даже все в той же бригаде ("четвертая, на вызов!"), и такая жизнь ее в целом устраивает. А когда не устраивает, можно съездить на какой-нибудь фестиваль или, чем черт не шутит, на игру, хотя там все больше молодежи и все меньше "старичков". Денег все так же нет, но теперь их нет чуть побольше, чем раньше. Можно позволить себе шоколад по акции и сигареты не из худших. На том и стоим.

[ОБРАЗ]
Внешность: Яну Ольховскую сложно воспринимать всерьез даже в ее тридцать восемь. Нет - тем более в ее тридцать восемь. Метр с кепкой - это про нее. Ну, ладно, полтора метра и еще три гордых сантиметра без каблуков. С каблуками смотрелось бы посерьезнее, но куда уж там с вечной беготней и отсутствием повода их надевать. Большие карие глаза, коротко остриженные темные волосы, полное отсутствие косметики. Детское личико, фигура скорее подростка, чем женщины.
Наверное, ее можно было бы превратить в красивую женщину, если приодеть и накрасить, но Яна предпочитает джинсы, рубашки и кроссовки. Ну, еще рабочую форму, в которой для половой принадлежности места вообще не остается. Черный цвет она не любит, в ее одежде больше всего зеленого, красного и белого, но это разноцветье делает ее еще младше на вид. Когда-то ее это смущало, но несколько лет проблема была отметена как несущественная.
У Яны тихий приятный голос, быстрая, но не суетливая мимика, уверенная походка, всегда прямая спина. Сонный, немного рассеянный взгляд может ошибочно навести на мысли о несобранности и мечтательности, но нет, внимательности ей не занимать. Чуткий слух, быстрая реакция.

Характер: Яночка - золотце. Серьезно, ей в этом каждый второй алкаш клянется, которого она, костеря на чем свет стоит, в машину закидывает. Ее в этом убеждает каждая первая бабушка, у которой в третьем часу ночи подскочило давление. О да, Яночка - золотце. Почти не грубит пациентам. Если посчитать среднюю температуру по подстанции, жалоб на ее бригаду меньше всего. Они все равно есть, куда уж без, но если в пятый раз позвонит среди ночи бабушка Рая - послать к ней надо, конечно, четвертую. Ольховская хотя бы не прибьет эту милую даму "слегка за 90".
Ну а если серьезно, то Яна просто сдержанная. Люди говорят - спокойная, но нет, нисколько, именно сдержанная - никогда не покажет того, что творится у нее внутри. Всегда ровный голос и лицо, по которому ничерта не понятно - многих даже злит. И, кстати, чем тише голос, тем более колко и зло звучат слова. А уж поязвить она любит, без этого ни в этой работе, ни в этой жизни просто не выстоять.
Сама Яна както в шутку назвала себя добрым циником, и это самая верная формулировка. Она не пройдет мимо человека, которому нужна помощь, но всенепременно либо его обстебет, либо обматеритт. Еще непонятно, что хуже. Она терпеть не может слабых людей, потому что сама выковала себе стальные яйца, но готова прощать слабость тем, кто точно не задержится надолго в ее жизни. Для себя она поленится встать с кровати, а для незнакомца, которому просто сочувствует, котова порваться на британский флаг.
Яна - одиночка по натуре. Ей сложно с кемто ужиться, брак был практически каждодневным подвигом, и на второй такой она не способна. Единственное исключение - коллеги, особенно родная четвертая. Но это другое, это же братство практически, то самое, как в книжках, которое не предают и в самый черный день. Да вот собака еще - потрясающее существо, которое все понимает и молчит. Если бы люди были такими же, она любила бы их больше. А пока ей больше всего нравятся те, которые без сознания. Работать не мешают.

[ПРОБНЫЙ ПОСТ]

Рандомный старый постец

– Ты дура? – Полли спрашивала тоном, не предполагающим отрицательного ответа.
– Сама дура! – Эрин в долгу не осталась. Было крайне обидно, что в последнее время подруга встречала этим вопросом любое ее предложение. Но, с другой стороны, Полли была старше почти на два года, и с ее житейским опытом трудно было поспорить.
– Не факт. А вот то, что на этой книжке библиотечный штамп – факт. Ты думаешь, он такой осел, что не заметит сразу?.. Давай, тащи еще что-нибудь, а эту верни на место, а то заметят.
– Да никто не заметит… – пробурчала Эрин и поплелась к шкафу. Идея найти рыжего парня с фотографии уже не казалась ей такой гениальной, как пару дней назад. Но отступать тоже не хотелось. Минут пять порывшись на полках, из второго ряда она вытащила следующую книгу. – Оу, смотри. Мабиногион, сорок девятый год. Это… мм.. достаточно давно?
– Прошлый век, – авторитетно кивнула Полли. – Звони.

…Эта история началась давно, когда они только переехали в Лондон. Старые мамины подруги, прознав об этом, через пару месяцев напросились в гости и принесли с собой не только выпить и закусить, но и старые фотоальбомы. Эрин постоянно вертелась рядом, и как бы Агата ни старалась отвлечь любопытную дочь, все равно сунула нос в прошлое. Из прошлого ей улыбнулся симпатичный рыжий парень, приобнимавший молодую маму за плечи. Он встречался ей тут и там, и девочке, конечно, стало интересно, тем более что фотографий отца она никогда не видела. Так может быть это…
Но нет, ей было сказано, что этот рыжий парень был маминым ухажером еще до того, как в ее жизни появился папа. А потом папа погиб, и ничегошеньки от него не осталось, и мама так не любила о нем вспоминать… Не любила даже тогда, когда они жили вдвоем, а уж с появлением в доме другого мужчины эта тема и вовсе канула в лету. Только ведь так быть не может, чтобы от какого-то рыжего хмыря осталось вон сколько, а от папы – ничего!
Потом она видела эти фотографии еще несколько раз. Одну ей даже удалось стащить – на всякий случай. Становясь старше, Эрин все чаще возвращалась мыслями к этой истории, любопытство разгоралось в ней все сильнее. Раз мать не хочет говорить об отце, может быть, о нем что-то знает этот рыжий парень, его соперник в амурных делах прошлого?..
Как-то вечером, подсев к одной из маминых подруг в тот момент, когда сама Агата скрылась на кухне, Эрин будто невзначай уронила на стол припрятанную фотографию и поинтересовалась, а не знает ли она, что стало с этим маминым приятелем. Женщина, пожав плечами, бросила лишь пару общих фраз, но и этого было достаточно. Если у тебя есть немного информации и много упорства – современные технологии творят чудеса.

- Ты дура? – Полли снова недовольна. Эрин вертится перед зеркалом и пытается понять, что она сделала не так. – Сними это платье, мечта педофила, где ты вообще его откопала-то?
– Джон подарил, – морщится девчонка, продолжая разглядывать себя в зеркале. На самом деле, ей думалось, что это первый толковый подарок отчима за всю жизнь. Модное платье, почти как взрослое! Но нет же, Полли снова недовольна. А в таком ответственном деле лучше довериться ей. – А что? Этот… мистер Финн… он же вроде не очень старый, да?
– Все понятно с твоим Джоном, – Полли сердито фыркает. – И что, что не старый? Ты зачем к нему идешь вообще-то? Надень джинсы и футболку, хватит с него. Нет, не эту футболку! Ее что, тоже Джон подарил?
– Ну… типа того… – Эрин вздыхает и пожимает плечами. – Ладно, слушай, нам идти скоро, а я понятия не имею, где этот магазин древностей. Открой карту, я оденусь пока.

Несколько дней назад Эрин позвонила по найденному в сети телефону и сообщила мистеру Финну, что у нее имеется одна очень любопытная книга, доставшаяся ей в наследство от прабабушки, и она хотела бы узнать, представляет ли эта книга какую-то ценность. Подруга, слушавшая разговор, после него восхищенно заверила ее, что по голосу ей было никак не меньше восемнадцати, а значит, этот Мистер Рыжая Загадка точно всему поверил и придет на встречу.
Встреча была назначена в букинистическом магазине. Подруги, редко бывавшие в том районе города, где он располагался, едва-едва отыскали нужную дверь к назначенному времени.
Эрин хотела, чтобы подруга пошла с ней, и они даже успели повздорить об этом у порога. Полли выиграла спор и отправилась искать скамейку поблизости, где и собиралась подождать окончания встречи. Рыжая девчонка обреченно вздохнула, перепроверила, не забыла ли положить между страниц книги фотографию, выпрямила спину и открыла дверь букинистического магазина.
– Добрый день. Я к мистеру Алану Финну…

[ИГРОК]
Связь с вами: почта в профиле рабочая
Как вы нас нашли: на ЛИЛе, случайно, и не смогла пройти мимо русского реала без модельеров, певиц и гламура
Пожелания к игре: врачебные будни, немного веселья и немного житейской драмы

+16

2

Яна Ольховская, по мне так хорошая анкета очень, да еще и врач - очень хорошо! Правда, стоило все-таки дождаться приема анкеты, прежде чем начинать игру.

Добро пожаловать на район! Не забудь продолжать заполнять анкету по [шаблонам], обозначь [занятую роль] и [сферу деятельности]. А потом смело  [ищи соигроков], получай [удостоверение личности] и включайся в игру!

0

3

[ОТНОШЕНИЯ]

0

4

[ХРОНИКА ЭПИЗОДОВ]
Название эпизода, дата
Название эпизода, дата
Название эпизода, дата
Название эпизода, дата

0


Вы здесь » [районы-кварталы] » [знакомые все лица] » [Яна Ольховская | 38 лет]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC