Кирпич Районный Игрок Игрок





Новости:
08.04.18 Все ближе весна, все больше разговоров про [реальные встречи]. Планировать свое лето начинаем уже сейчас!
И самое главное - никогда не забывайте дорогу в свой родной двор.

[районы-кварталы]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [районы-кварталы] » [вчерашний день] » [красная шапочка и серые разработчики]


[красная шапочка и серые разработчики]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/oS4mNFi.jpg
28 декабря 2017 г.
Из-за предновогодней запары Рену приходится задержаться на работе. Заботливая сестра в красной куртке с капюшоном решает наведаться к брату с вкусными пирожками. И всё бы хорошо, но в отделе после конца рабочего дня остаётся Илья, который уже двое суток без сна, с серым цветом лица, и ещё он безумно хочет жрать.
Илья Колпин, Рен и Римма Калугина

Отредактировано Римма Калугина (2018-01-18 14:56:42)

+4

2

«Я последний мердж не трогал» - написал Димка.

Илья зевнул так, что у  него хрустнуло где-то в челюсти, воровато оглянулся, а потом зевнул ещё – уже в полный рот. Все равно в комнате, кроме него, трех включенных компов и пучка мишуры на настольной лампе никого не было. В окно барабанил то ли мокрый снег, то ли дождь. Надо же, подумал Илья, и это в конце декабря.

Из древнего радиоприемника с покосившейся антенной подвывал какой-то унылый вокалист.

«Иди уже – жри мандарины» - ответил Илья.

В чате, который они недавно перенесли из Скайпа в Телегу онлайн были только сам Илья и Димка – совсем ещё зеленый парень, которого взяли в октябре. Новенькие имели особенность рвать жопу. Илья и сам так делал, только энтузиаст в  нем давно скрючился и умер.

«Точно норм?»
«Норм» - напечатал Илья и потряс пачкой сигарет – судя по звуку там осталось штуки четыре, не больше.
«Пойду тогда. Но ты пиши иф чо я всегда на связи» - написал Димка и добавил в конце какой-то дебильный стикер.

Илья похлопал себя по щекам и катнулся на шатком стуле так, что тот врезался спинкой в соседний стол.

Ебучее начальство. Кто вообще херачит что-то в продакшен перед праздниками? Илья повертел головой и глянул в сторону дверного проема. Кроме него в  этом филиале Ада был ещё Ренат, но Илья  не видел его уже часа три. Возможно, тот тоже где-то скрючился и умер. Илья бы и сам так сделал, но уже выплаченная праздничная премия и гипертрофированное чувство ответственности не позволяли.

Желудок, кажется, умер ещё утром, после  того, как вместо завтрака получил пачку чипсов и бутылку колы пополам с кофе из пакетика. Идти за едой куда-то дальше «едомета» на первом этаже по такой погоде было откровенно лень. Поэтому ко вторым суткам Илья выжрал все имеющиеся там «Сникерсы» и принялся за нелюбимый «Твикс». Ладно, в конечном счете, ему  не привыкать.

Настенные часы показывали ровно четыре после полудня.

Илья проверил последнюю версию билда, позалипал на открытое окно и, сунув пачку сигарет в карман толстовки, высунулся в коридор.

- Ренат!  Если ты ещё жив, пошли курить!

Отредактировано Илья Колпин (2018-01-18 15:52:31)

+2

3

«Зачем я на это согласился?»

Сто пятнадцатое «зачем я на это согласился» за сегодняшний день. Поняв, что слишком часто это повторяет, Рен решил записывать каждое «зачем я на это согласился» в блокнот. На будущее. Чтоб в следующий раз, когда его попросят взять сверхурочные в Новый год, он заглянул в этот блокнот и с чистой совестью послал всех нафиг. Или уволился.

На самом деле, зачем он на это согласился? Ну обещало начальство выдать в январе премию, если удастся к Новому году довести до ума все имеющиеся проекты. Так кто эти проекты проверит до девятого? А если кто и проверит — заказчики всё равно вряд ли по ним ответят. Праздники, чёрт их дери.

Ну намекнуло начальство, что кое-кому из отдела интернет-маркетинга будет очень и очень грустно, если проекты не сдадут до конца января. Так до конца января Рен их сдаст. Разве нет?

«Добрый день, Наталья Викторовна! — написал Ренат журналистке (она работала на удаленке по ненормированному графику «когда у ноута, тогда и работаю»), — Пришлите, пожалуйста, статью для главной.»

«Добрый, Ренат Артемьевич. К сожалению, я сейчас не рядом с ноутом. Через час смогу прислать. Хорошо?»

«Хорошо» — бессильно набрал Рен.

«Зачем я на это согласился?» — написал он Ши, но отправлять не стал.

Сто шестнадцать.

Где-то между написанием ежемесячного отчета о проделанной работе (где фиксировался каждый чих и потраченное на него время) и вылавливанием косяков на сайте свадебного магазина позвонила Римма. Рассказала, что напекла гору пирожков и спросила, не желает ли Ренат по такому поводу заехать в гости.

— Блин, пирожки, — Рен мечтательно зажмурился. Завтракал он часов семь назад, а купить себе мало-мальски нормальной и сытной еды можно было только в супермаркете через три квартала. Шоколадки и сухарики из автомата внизу голод не особо утоляли.

— Я бы с радостью, но с работы сегодня раньше семи вряд ли выберусь.

Римма ответила, что это не беда. Раз гора не сможет дойти до Магомета, то Магомет без проблем сам доедет до горы и пирожки с собой привезет.

Хоть какая-то приятная новость за сегодня.

От «увлекательного» изучения косяков сайта (тут верстка поехала, а вот тут карта не прогружается и письмо из «обратной связи» на почту не приходит) Рена отвлек крик из соседнего кабинета.

Илья звал покурить.

— Пошли, — отозвался Рен, — Секунду, я тут только закончу.

Ноут, однако, решил, что сейчас самый подходящий момент для того, чтобы зависнуть.

«Или не сейчас» — махнул рукой.

Илья уже ждал его в коридоре.

— Ты сам как вообще? — спросил Рен, запирая кабинет (как будто бы кто-то мог туда зайти — на этаже только он и Илья), — Я вот, чувствую, ещё пару часов здесь посижу и точно сдохну. Ну, или убивать пойду.

Зачем он на это согласился?

Сто семнадцать.

+2

4

По кухне распространялся восхитительный запах, заполнявший каждый кубический сантиметр пространства, щекотавший ноздри и отзывавшийся болезненными спазмами в животе. Его источником была работавшая духовка, где уже десять минут как пеклись пирожки, отправленные туда хозяйственной рукой Риммы.
Сама Калугина сидела прямо на полу, прислонившись спиной к ножке стола, и лениво поглядывала на стекло, за которым подрумянивалась её выпечка. По левую сторону от девушки была открытая коробка конфет - один из новогодних подарков от учеников, а справа лежала стопка тетрадей, которую Римма хотела проверить ещё до первого января, чем, собственно, и занималась, отмеряя время треками, звучавшими из телефона, оставленного на столе вместе с неразобранным миксером, следами муки, несколькими пластиковыми мисками, использовавшимися в качестве ёмкостей для начинки пирожков, а также скалкой с отломленной ручкой, двумя разделочными деревянными досками, на которых медленно подсыхали и к которым верно прилипали остатки продуктов, да ножами и ложками, коих насчитывалось едва ли не с десяток. Следовало бы переместить это всё в мойку и хотя бы залить водой, кроме телефона, конечно же, но энтузиазм девушки иссяк, как только закрылась дверца духовки, а на глаза попалась коробка конфет, которая помогла хоть как-то успокоить проснувшееся чувство голода: Римма с утра успела лишь выпить чашку чая, остывшего, пока она поспешно собиралась на работу, и съесть бутерброд, состоявший из остатков сыра, найденного в холодильнике, который порезать-то толком не получилось - таким небольшим был кусок, и затвердевшего за одну ночь хлеба. Дальше был учебный день длиной в вечность, поход в магазин за продуктами, благо выдали наконец-то аванс, даже с премией, и немного готовки, чтобы порадовать себя и отвлечься, а закончилось всё на кухонном полу.
Последняя неделе в школе, несмотря на приближение каникул, была сумасшедшей. Резко проснулось огромное количество желающих хоть как-то исправить свою четвертную оценку, так что на каждом уроке кто-то обязательно сидел на задней парте и усердно старался переписать контрольную работу, читай - списывал, и особо наглые отправлялись восвояси. На учителей руководство повесило украшение коридоров и кабинетов, и хорошо было тем, кто был классным руководителем, остальным же приходилось выкручиваться самостоятельно и договариваться с теми, кто был в более выигрышном положении. А один особо предприимчивый класс упросил Римму Артемьевну помочь им с номером к новогоднему концерту. Кто бы мог подумать, что девятиклассники найдут в интернете видео её выступления с институтского вокального конкурса, а потом будут активно уговаривать Калугину спеть и станцевать вместе с ними. Хоть Римма и не была их классной руководительницей и даже не вела у них, только замещала неделю, когда другая учительница болела, но отказать целому классу девушка в итоге не смогла, так что приходилось задерживаться после уроков, разучивать связку в актовом зале, а дома вместе с подготовкой учебных материалов прослушивать выбранную песню, а потом ещё репетировать.
До готовности пирожков оставалось полторы песни, и Римма поднялась с пола и начала методично отправлять грязную посуду в раковину, потому что ни одна тетрадь так и не была проверена, а конфеты закончились. Калугина приплясывала и подпевала от всей души голосу из динамиков. Она даже подумать не могла, что так соскучится по выступлениям, но не подавала виду, что ждёт концерт не меньше, чем девятиклассники.
А сейчас её слушали только стены, зато Римма не мешала соседке, которая уехала на Новый Год к родителям, со своими же Калугина даже не созванивалась, ограничившись поздравлениями с днями рождения через Рената. Брат, кажется, этому был тоже не рад, но ничего не мог сделать с упёртостью Риммы, проявлявшейся в самые неподходящие моменты. От брата и Глеба она уже два месяца как переехала, найдя комнату в двушке недалеко от школы. На соседку Римма не жаловалась: они обе платили исправно, так что у хозяйки не было никаких претензий, а ещё девушки прекрасно поладили в быту, установив график уборки на общей территории, к которой относились кухня, ванная, туалет и коридор. То, что творилось в комнатах, было личным делом каждой.
В квартире даже техника имелась, хоть и старенькая, но вполне себе рабочая. Риммае было грех жаловаться на духовку - пирожки получились отличные, по крайней мере, двух штук и чашки сладкого чая хватило девушке, чтобы насытиться.
Калугина окинула взглядом оставшуюся гору пирожков и не придумала ничего лучше, чем позвонить брату и позвать его в гости, не зря же она мудрила с начинкой, используя в некоторых пирожках любимое сочетание Рената: картошку, грибы и зелень. Но у работы, которую никто не отменял, были другие планы на старшего брата Риммы. Выход из ситуации виделся лишь один: поехать к Ренату самой, не дожидаясь конца рабочего дня, прихватив свежеиспеченные пирожки, чтобы порадовать любимого родственника и, может быть, кого-нибудь из его коллег по несчастью.
Посуду Римма оставила на вечер и начала быстро собираться. Упаковав все пирожки в контейнеры, а все контейнеры в один большой пакет, она надела мешковатую серую толстовку поверх футболки, в которую переоделась дома, скинула штаны, влезла в джинсы, поправила носки, обулась в зимние ботинки с мехом, а то ноги мёрзли, несмотря на погоду, больше подходящую для осени, расчесала волосы, обмоталась шарфом, проверила, не осыпалась ли тушь, и, накинув красную куртку и не забыв деньги, паспорт, телефон и гостинцы, помчалась к Ренату.
Добралась Калугина без приключений, разве что пришлось всю дорогу в маршрутке простоять, а то девушка ещё долго не смогла бы уехать. Адрес, благо, Римма знала, так как не первый раз приезжала к Ренату, но ни разу до этого не поднималась в офис, поэтому на первом этаже возникли небольшие трудности.
- Здравствуйте, меня Римма Калугина зовут, я к брату, Ренату Калугину, он интернет-маркетологом работает, - проговорила девушка, откидывая капюшон и восстанавливая дыхание. Она шла очень быстро, вот и запыхалась немного. - Пропустите, пожалуйста... дядя Миша, - Римме удалось рассмотреть имя на бейджике, но охранник не хотел так просто её пускать.
- А зачем вы к нам в такое позднее время пожаловали? - ей, может быть, показалось, но дядя Миша, кажется, усмехнулся, когда погладил свои густые усы.
- Говорю же - к брату, - Римма не сводила взгляда с охранника, даже паспорт достала.
- А в какой компании работает... - мужчина запнулся.
- Ренат Калугин, - подсказала она.
- Да, Ренат Калугин, - вот теперь Римме точно не показалось. Дядя Миша откровенно развлекался, ведя с ней такой разговор и не пуская наверх. Был вариант сразу же позвонить брату, чтобы спустился, но для девушки теперь было делом принципа - решить проблему самостоятельно.
- Дядь Миша, давайте я вас пирожками угощу, а вы меня пропустите? - взмолилась Калугина. А ещё, если честно, она совсем забыла, как называется компания, в которой работал Ренат, да и вообще не была уверена, что он когда-то говорил название, разве что очень давно, зато рассказывал кучу историй о неадекватных клиентах и начальстве.
- Домашние? - сразу же заинтересовался мужчина, а Римма просто молча достала один небольшой контейнер из пакета и протянула его в окошко.
- Спасибо и приятного аппетита! - Калугина увидела зелёный свет на турникете и помчалась внутрь здания. - Контейнер заберу потом, - оглянувшись, добавила она.
Вот только девушка не была уверена, на каком этаже находится Ренат, поэтому, достав телефон из кармана, решила всё же позвонить, но не пришлось. Всё так удачно сложилось, что брат сам шёл ей навстречу вместе со своим коллегой. Римма убрала телефон обратно и, дождавшись, пока двое молодых людей приблизятся к ней, крепко обняла Рената, сказав ему короткое: "Привет", - а затем обратила своё внимание на того, кто был с братом.
- Вечер добрый, я Римма, - она подняла в приветственном жесте ладонь. - А я вам тут пирожки привезла, будете?

Отредактировано Римма Калугина (2018-03-28 13:52:06)

+2

5

Просто удивительно, как заветное – «жрать» могло перекрыть собой все остальное. Первое, что Илья подметил, когда на шее Рената повисла незнакомая заснеженная дева – это не то, что та, кажется, была спортсменкой, комсомолкой и просто красавицей, а то, что от нее пахло выпечкой. Как в старой кулинарке, в которую Илья всегда забегал в детстве после школы. Там работала «теть Зина» - добрая и  огромная, как весь СССР. Тёть Зина всегда оставляла Илье пирожки в каких-то своих подприлавочных закромах. С яйцом, капустой и парочку с малиновый вареньем – для Андрюхи. Илья хватал все это, совал в хрустящий пакет и припускал домой, пока пирожки ещё не остыли, а теть Зина скованно махала ему из-за витринного стекла. У нее в тот год умер сын, только Илья об этом не знал.

Девушка-пирожки кажется сказала что-то ещё, но нырнувший в собственные воспоминания Илья её  не расслышал. Он зачем-то достал из пачки новую сигарету и  только потом выдал имбецильное:

- А?

Ренат лыбился так, будто только что нашел на полу пять рублей. Девушка-пирожки лыбилась тоже. И Илья со своими километровыми синяками под глазами и постным щачлом почувствовал себя  немного лишним на  этом празднике любви и  жратвы. От мысли о последнем живот совершил поистине цирковой кульбит и выдал Илью с головой, как хуевый партизан.

- Ренат, - начал Илья, - ты сходи – возьми чайник у меня в кабинете и притащи его на кухню, а я пока тут это…

Илья помахал незажжённой сигаретой.

- Ещё немного заряжусь никотином.

Отец всегда учил Илью не пользоваться чужой добротой, пусть и  халявной. Объедать Рената и его девушку было стыдно, а в кармане все равно валялась смятая сотка – как раз на пару твиксов.

Отредактировано Илья Колпин (2018-01-31 13:22:37)

+2

6

От сигарет легче не становилось. Усталость не уходила, ненависть к людям не пропадала, настроение не поднималось. Разве что спину можно было размять пока куришь (и то это не заслуга самих сигарет). И мысли в порядок привести попробовать.

Рен пробовал.

Так, ему нужно напомнить Наталье Викторовне про статью. Написать Артуру про баннер. Разослать информационное письмо руководителям отделов. Подготовить праздничную рассылку. Допроверить сайт. Написать... Кому ещё там нужно было написать?

Может, написать Ши? Спросить, не хочет ли он заказать на ужин пиццу и посмотреть какой-нибудь трэшовый фильм? Нет, не то. Ладно, всё равно где-то было записано.

Илья уже докурил (в удивительной же тишине они курили), а сигарета Рена дотлела только до середины. Он сделал ещё одну затяжку и затушил окурок. Всё равно от сигарет легче не становилось. Зато легче стало от вида Риммы, которую они встретили в коридоре (как быстро она добралась; как её не остановили на проходной?), и от запаха пирожков. Рен крепко обнял сестру в ответ, довольно улыбнулся.

— Привет, родная. Как добралась?

Запоздало подумал, что от него пахнет сигаретами, но Римма, даже если и заметила, решила ничего не говорить. Или, может, уже смирилась с тем, что он курит?

Илья задумчиво посмотрел в сторону курилки, достал ещё одну сигарету. Сказал, что Рен может взять чайник в офисе Ильи и сделать чай к пирожкам. Действительно, какие же пирожки без чая. Надо будет Илью тоже угостить пирожками.

Рен перехватил у Риммы пакет с контейнерами (какой же запах), кивнул в сторону коридора.

— Пойдём, я покажу тебе, где работаю.

Но Римма, кажется, не спешила за ним идти.

+2

7

Настроение Риммы на короткое мгновение ухнуло в яму, как только в нос девушке ударил запах сигарет. Она многозначительно взглянула на старшего брата, издала выразительный тяжёлый вздох и вместо того, чтобы вывалить на Рената гору претензий, причитаний и нравоучений... на удивление промолчала.
Дело было в том, что она, во-первых, смирилась с его вредной привычкой, хоть и не могла не печалиться тому факту, что брат, отменным здоровьем не отличавшийся, каждый день травил себя никотином. Во-вторых, превращаться в цербера-надсмотрщика совсем не входило в планы солнечной Риммы. В-третьих, устраивать цирк при посторонних походило на ребячество, да и коллега явно был на стороне Рената, судя по его намерениям, так и незачем было заведомо настраивать незнакомца против себя.
Римма пыталась убедить себя, что в пачках на двадцать порций разбито спокойствие, но она слишком хорошо знала, что оно было таким же надуманным, как и тот глубокий смысл, что вкладывала девушка в выведенные на рёбрах слова. "Каждому своё", - кто-то останавливает свой выбор на вредной еде, кто-то на сигаретах, кто-то на компьютерных играх, кто-то на походах по магазинам, но если это то, что помогает ослабевать кокону проблем, то почему нет?.. Вот только этот самый кокон всё плотнее и плотнее ощущался вокруг брата Риммы, да и вокруг неё самой тоже. Наверняка и вокруг спешащего обратно в курилку парня с говорящими синяками вокруг глаз, то ли пытавшегося отвязаться от неожиданно прибывшей родственницы Рената, то ли не хотевшего навязываться.
- Подожди, Ренат, я сейчас, - даже несмотря на все обрушившиеся тяготы, Римма всё ещё не утратила своё умение доставать изнутри светлые эмоции и искренне улыбаться, и сейчас, несмотря ни на что, ей было вновь радостно, что она видит своего брата, а не общается с ним посредством сообщений и звонков.
- Прости! - девушка успела догнать едва не скрывшегося в незнакомых коридорах молодого человека и решительно дотронулась до его плеча. - Мы с братом будем очень рады, если ты к нам присоединишься, так что ждём тебя на кухне! Пирожков на всех хватит. И никаких возражений - работа не волк! - Калугина убедилась, что её слова достигли адресата, и пока у последнего происходил мыслительный процесс и он не успел отказаться, девушка с широкой улыбкой вернулась к брату.
- Почему меня не покидает ощущение, что вас тут заперли, словно в темнице, без сна и еды? - попыталась пошутить она, следуя за Ренатом на кухню и попутно расстегивая куртку.

+2

8

Илья постоял так еще минут пять. Сигарета за  это время успела истлеть почти до фильтра. Илья повертел в руках пачку – пародонтоз. Ну спасибо хоть не импотенция. Почему-то вспомнилось пьяное, но все равно безумно умное лицо Мишки, который задвигал, что пародонтоз тут вовсе никакой  не пародонтоз, а… Илья нахмурился. По правде говоря, он не помнил правильного названия. С названиями болезней у Ильи всегда было туго.

Сигарета уместилась в туго набитой пепельнице рядом с точно такими же ощерившимся бычками.

*

На кухне было душно и пахло выпечкой. Это первое, что почувствовал Илья, когда потянул на себя дверь.

Ренат с девушкой-пирожками толклись у микроволновки.

- Дверцу посильней захлопни, иначе она не заработает, - зевнул Илья и плюхнулся на ближайший стул.

Тот опасно скрипнул.

Под потолком моргнула и погасла одна лампа. И теперь на кухне стало не только тесно, как в чулане, но ещё и по-интимному темно.

Хотелось лечь и умереть. Илья запоздало вспомнил о том, что его кружка осталась стоять у монитора в поддержке.

- Дай мне Димкину, с Фонарем.

Ренат замер.

- С той зеленой хуйней, - уточнил Илья и покосился на девушку-пирожки.

Та на мат вроде никак не отреагировала, а если и сделала эта, то в воцарившемся полумраке это осталось незамеченным.

Пришлось встать и протянуть сначала новую пачку чая Ренату, а потом руку – пирожкам.

- Я Илья, погоди, сейчас лампочку принесу.

+2


Вы здесь » [районы-кварталы] » [вчерашний день] » [красная шапочка и серые разработчики]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC